Последний из могикан
Фото: Williams F1
Текст: Виталий Крысанов

Последний из могикан

Не так давно мы вспоминали легендарный "Тиррелл" P34, а теперь вот "Уильямс" в лице Патрика Хэда решил вспомнить о последнем в истории Ф-1 шестиколёсном болиде – "Уильямсе" FW08B.
16 марта 2011, среда. 23:30. Авто
"Уильямс" FW33 оснащён самой небольшой коробкой передач и имеет наиболее компактную заднюю часть среди всех новых болидов. Но это далеко не первый случай, когда задняя часть болида "Уильямс" притягивает к себе всеобщее внимание: в 1983-м команда тестировала шестиколёсный болид. Технический директор команды Патрик Хэд вспоминает о той машине…

У FW08B не было серьёзных проблем, но из-за огромного количества деталей он был чертовски тяжёлым. Болид был примерно на четверть метра длиннее стандартного FW08, и все четыре задних колеса у него были ведущими.
"Когда пришло время машин с плоским днищем, мощность двигателя внезапно стала играть гораздо большую роль, что дало преимущество "Рено", "Феррари" и БМВ, чьи двигатели были турбированными. У нас в то время не было турбомотора. Мы вели переговоры с БМВ об использовании их двигателей, но решили, что они нам не по карману, и доверились мотору "Косуорт" DFV, который имел мощность менее 500 лошадиных сил.

Мы должны были придумать другой способ увеличить нашу скорость на прямых и сфокусировались на снижении лобового сопротивления. В те дни задние колёса были огромными, и именно они принимали значительную часть потока встречного воздуха. Аэродинамическое качество (отношение подъёмной силы к лобовому сопротивлению) на нашем FW08 составляло 7,5, и Фрэнк Дерни разработал модель шестиколёсного болида в масштабе 1:4, который имел четыре колеса сзади – точно таких же, какие были установлены и спереди – и эта модель обеспечивала аэродинамическое качество порядка 12,5. Мы поняли, что эта идея имеет большой потенциал.

Мы построили тестовый болид, взяв за основу шасси FW07. Первый образец шестиколёсного болида получил индекс FW07D, а сзади стояли передние шины "Гудьир". Это болид появился на трассе лишь один раз, поскольку затем мы построили шестиколёсную машину на основе шасси FW08 и назвали её FW08B.

Все мы были заинтригованы, сможем ли мы добиться баланса автомобиля с таким большим пятном контакта сзади, но очень скоро поняли, что сможем. Я помню, что Джонатан Палмер заявил мне, что не может с уверенностью сказать, что сзади у этой машины четыре колеса, хотя сцепление с трассой на выходе из медленных поворотов было феноменальным.

В конце концов, шестиколёсные болиды были запрещены после того, как кто-то на собрании FOTA заявил, что такие решения могут привести к увеличению расходов и хаосу во время пит-стопов. Правила были изменены, и отныне болиды могли иметь только четыре колеса.
У FW08B не было серьёзных проблем с управляемостью – он не страдал от недостаточной поворачиваемости, как предсказывали многие – но из-за огромного количества деталей он был чертовски тяжёлым. Нам предстояло каким-то образом уменьшить его вес до разумных пределов, и это обещало стать сложной задачей.

Болид был примерно на четверть метра длиннее стандартного FW08, и все четыре задних колеса у него были ведущими. У каждой из задних пар колёс имелся дифференциал, но между двумя парами дифференциала не было.

В конце концов шестиколёсные болиды были запрещены после того, как кто-то на собрании FOCA заявил, что такие решения могут привести к увеличению расходов и хаосу во время пит-стопов. Правила были изменены, и отныне болиды могли иметь только четыре колеса, из которых лишь два могут быть ведущими.

После этого у нас не было другого выбора, кроме как включиться в "турбогонку" вместе с "Хондой". Стало ясно, что количество лошадиных сил является решающим фактором".
Источник: Williams F1
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →