Разрушители тестовых легенд
Текст: Александр Стельмах
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

Разрушители тестовых легенд

Субъективным образом мы выбрали три команды, чьи результаты на первых этапах сильнее всего отличались от предсезонной формы и, соответственно, нас удивили – неприятным или приятным образом.
25 апреля 2011, понедельник. 15:10 Авто

Успех «Макларена”

Команда из Уокинга начала удивлять ещё в межсезонье – но совсем не высокой скоростью. Очередной революционный автомобиль снова оказался не очень-то быстрым. Критики заговорили о глубоком кризисе, связанном с системой организации разработки. В „Макларене” используется так называемый матричный принцип, его приход в автоспорт приписывается Мартину Уитмаршу, выходцу из авиастроения. Такая структура позволяет одному сотруднику одновременно работать над несколькими проектами.

“Макларен” смог выиграть Гран-при, несмотря на неразбериху на тестах.

Если предположить, что в „Макларене” ключевые работники являются чудесными специалистами, в теории они вполне могут выдавать прекрасные результаты на всех направлениях. В матричной системе у одного сотрудника может быть сразу несколько начальников – руководителей направлений. Но вот роль верховного главнокомандующего — такого, как, например, Ньюи в в “Ред Булл”, – избыточна. Поэтому „Макларен” последнее время обходился усилиями двух ведущих инженеров болидов, один из которых курировал разработку автомобиля текущего сезона, второй – машину будущего.

Надо отметить, матричная система в других, более приземлённых отраслях бизнеса – не самый оптимальный вариант. Её главный недостаток — большие сроки и негибкость разработки, высокий риск оторванности финального результата от пожеланий клиента и, не в последнюю очередь, трудности во взаимодействии элементов матрицы. В условиях Формулы-1 возник ещё один необычный симптом: в ситуации, когда каждый ключевой сотрудник сам за себя и нет единой руководящей и направляющей руки, матричная система почти гарантированно будет создавать революции там, где подошли бы спокойные эволюции.

Такой прорывной технологией стала инновационная “макаронная” система выпуска болида MP4-26. Трубы выводили выхлопные газы в разные точки днища автомобиля, и, таким образом, аэродинамики могли рассчитывать на струю воздуха нужной плотности и скорости, создающей значительное преимущество. На практике всё было печальнее: система оказалась ненадёжной, тяжёлой и доставляла немало проблем с компоновкой. В результате в Австралии дебютировал „консервативный” вариант: фактически скопированный у Эдриана Ньюи. Параллельно в “Макларене” началась реорганизация – матричная система, судя по всему, уступает место проектной: когда сотрудник прикрепляется к группе разработки и действует исключительно в её рамках вплоть до завершения проекта. Схема более уместна для компаний с высокой скоростью разработки.

В результате всех этих реформ оказалось: без „макарон” автомобиль MP4-26 не только быстр при разной температуре и уровне износа шин, но и представляет собой неплохую платформу для дальнейшего совершенствования. К радости всех заинтересованных лиц.

“Мерседес”: могло быть и хуже

Если бы не Гран-при Китая, форма команды „Мерседес” стала бы главным разочарованием первых этапов сезона. Но в Шанхае, под чутким руководством председателя совета директоров “Даймлера” Дитера Цетще, „серебряные стрелы” Нико Росберга и Михаэля Шумахера наглядно продемонстрировали: проблески скорости в Барселоне были неслучайны.

Проблемы “трёхлучевой звезды” связаны с двумя ключевыми недостатками конструкции. Первое: W02 в том варианте, в котором он начал выступление в Австралии, весьма склонен к перегреву. Вполне возможно, эта особенность является следствием весьма экстремальной компоновки болида. Во времена Росса Брауна машины „Феррари” служили примером того, как ладно в них были “упакованы” все агрегаты — вероятно, англичанин пытается создать подобное и в новой для себя команде.

Если „Мерседес” сможет исправить свои недостатки, в битве за подиуум прибавится претендентов.

Так или иначе, в жаркой Малайзии и в относительно тёплой Австралии на “Мерседесах” пришлось делать дополнительные отверстия для вентиляции. Такие выемки традиционно очень плохо отражаются на аэродинамической эффективности болида. А вот в Китае, где было прохладнее, машины Нико Росберга и Михаэля Шумахера выглядели сильнее. Если бы не проблема с топливом, молодой немец – он даже лидировал определённый отрезок гонки – мог бы претендовать на подиум.

Второе: заднее антикрыло и система DRS спроектирована у „Мерседеса” весьма экстремально – на грани срыва аэродинамического потока. Элемент в таком пограничном аэродинамическом состоянии позволяет использовать одну из самых эффективных систем управления подвижным закрылком (признают даже конкуренты, включая Хэмилтона), но и создаёт массу проблем в ситуации, когда после закрытия DRS прижимная сила возвращается к задней части болида не сразу. С таким эффектом не раз в этом сезоне столкнулись Шумахер и Росберг.

В ближайшее время W02 ждут два крупных обновления: один направлен на более эффективное охлаждение, второй разберётся с вопросами аэродинамики. Росс Браун полагает: исправление двух этих недостатков позволит команде вернуться к многообещающему темпу Барселоны.

“Уильямс”: по дороге „Тиррелла”

Проходят сезоны, а команда “Уильямс” продолжает пугающе напоминать долго угасавший „Тиррелл”. Звучит немного кощунственно, но, похоже, старый шкипер Фрэнк Уильямс, безраздельно правивший Формулой-1 в 90-е, пока не может совладать с новыми временами. Умеренные тестовые скорости превратились на первых гонках в катастрофические результаты. В зачете Кубка Конструкторов, который учитывает не только очки (их у “Уильямса” нет), но и позиции, коллектив Рубенса Баррикелло и Пастора Мальдонадо пропустил вперёд „Лотус/Фернандеса”.

Межсезонье команда Фрэнка начинала с амбициозной крохотной коробкой передач, чьи размеры больше подходят для мотоцикла, а не болида. Столь компактный дизайн сулил определённые аэродинамические преимущества, но создавал и проблемы с жёсткостью болида, включая дополнительную вибрацию заднего антикрыла.

Форма “Уильямса” удручает.

Надо отметить, на заднюю часть болида представители команды особенно не жалуются. Впрочем, сложилось ощущение: инженеры „Уильямса” и сами не знают, какие элементы вызвали падение результатов. После того как Рубенс Баррикелло и Пастор Мальдонадо в Шанхае провели относительно беcпроблемную гонку, оказалось, что скорость болида нельзя связать с внешними факторами. Тото Вольф, один из акционеров, на прошлой неделе косвенно подтвердил предположение о растерянности в коллективе: “Наши ингредиенты, вроде, кажутся подходящими но, по какой-то причине, не трансформируются в скорость на трассе”.

Дружина Фрэнка готовит к Турции, Испании и Монако обновления (впрочем, как любая команда), и всем было бы легче, если бы они заработали. К слову, инвесторы довольно негативно оценивают перспективы компании: с момента размещения акций „Уильямса” на фондовой бирже Франкфурта их курс снизился на внушительные 30 %.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 12
19 августа 2017, суббота
18 августа 2017, пятница
17 августа 2017, четверг
Партнерский контент