FIА проголосовала за Берни
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Александр Стельмах

FIА проголосовала за Берни

События вокруг голосования по Бахрейну стремительно приобрели черты фарса: несмотря на наличие сильных контр-аргументов, FIA всеми силами пыталась вставить проблемную гонку в чемпионат.
18 июня 2011, суббота. 17:20. Авто
Рекомендация для международной автомобильной федерации: все дела ей нужно начинать крайне осторожно, ведь трёхбуквенное наименование – FIA – это целых пятьдесят процентов от слова "фиаско”. К сожалению, в случае с Бахрейна события развивались именно по негативному варианту и завершились для федерации провалом. 

В случае отмены гонки Берни терял бы 40 миллионов долларов.
Вкратце напомним предысторию. В конце 2010 года самосожжением тунисца Мохаммеда Буазизи в арабском мире началась цепная реакция политических протестов. Объяснение их причин лежит за пределами нашего уютного автоспортивного раздела – одни обвиняют в подстрекательстве ястребов из Вашингтона, другие возлагают ответственность на местных диктаторов, которые не смогли погасить социальное напряжение из-за последствий экономического кризиса и резкого – общемирового – повышения цен на продовольствие. Так или иначе, процесс набирал обороты: 14 января из страны сбежал президент Туниса, 25 января началось восстание в Египте, забурлил Йемен, началась гражданская война в Ливии. 14 февраля в Бахрейне резко обострились противоречия между шиитами и суннитами. Первых в стране больше, но последние концентрируют в руках реальную власть. Суннитами являются и представители королевского Дома Аль Халифа. Протесты шиитов были довольно жестоко подавлены – не так, как выступления граждан в Сирии, но без жертв не обошлось. Оценки расходятся, но счёт в любом случае идёт на десятки. 

Власти Бахрейна пригласили навести порядок войска соседней Саудовской Аравии и ОАЭ. Шииты были поражены в правах, их фракция в парламенте практически прекратила существование. Люди, которые отсутствовали на работе во время революции, были немедленно уволены. Жесточайшими репрессиями недовольство шиитов удалось погасить, и 1 июня режим чрезвычайного положения был снят, а саудовские броневики вернулись на родину. 

Именно в этот момент вопрос с возвращением Гран-при Бахрейна в календарь приобрёл для Берни Эклстоуна былую актуальность. Активность промоутера Формулы-1 вполне объяснима: волнения в Манаме являются классическим форс-мажором и Бахрейн не перечислил бы $40 млн, если бы гонка не состоялась. Но бахрейнцы не собирались экономить, наоборот: после подавления мятежа власти вновь были не прочь продемонстрировать респектабельность королевства. 

Принять окончательное решение должна была Международная автомобильная федерация. И дальше начались странности: FIA приложила все усилия для возвращения этапа в чемпионат и проигнорировала возникающие на фоне этого сложности. В Бахрейн даже отправили специального эмиссара Карлоса Грасию, не говорящего ни по-английски, ни по-арабски. Бахрейнские официальные лица успокоили Карлоса: поселили в хороший отель, накормили, напоили и показали торговый центр. А что касается тех самых уволенных сотрудников автодрома в Бахрейне, то их отсутствие никак не связано с мятежом: просто они массово не вышли на работу, и их пришлось сократить за прогулы. Ничего не поделаешь – в Бахрейне очень жёсткое трудовое законодательство, сокрушается Грасия. 

Вопросы безопасности и неудобства фанатов – вот главные контр-аргументы FIA.
Здесь надо особенно подчеркнуть: Международная автомобильная федерация вовсе не обязана обращать внимание на политические проблемы государств, которые проводят этапы Формулы-1. Политика во многих странах идёт рука об руку с идеологией, и если бы функционеры с Площади согласия реагировали на весь спектр политических возражений в разных странах, многие Гран-при из нынешнего календаря пришлось бы исключить – как и определённые будущие этапы.

Критики утверждают, что в Малайзии душат оппозицию и дискриминируют местное китайское население (несмотря на рассказы об "Одной Малайзии”). В Китае имеются проблемы с правами человека, неразрешённые пограничные споры почти со всеми соседями, вопрос с Тайванем и Тибетом. В демократической Индии цензура вырезает карты, где нарисована реальная граница с Пакистаном в Кашмире. В Турции сурово относятся к курдам и благоволят непризнанному государству Северного Кипра – оно уже спровоцировало громкий скандал в Формуле-1. В Сингапуре долгие годы существовала настоящая диктатура, хотя и с крайне либеральной экономикой. В Абу-Даби живут по законам Шариата. Противники диктата США обращают внимание на тюрьму в Гуантанамо и на ЦРУ, которое при Буше-младшем прибегало к фактическим пытками. В России тоже есть пара проблем, вызывающих определённое политическое недовольство – внутри страны и за её пределами. Даже в сытой демократической Европе происходят нехорошие вещи: правительство Венгрии начало вдруг резко закручивать гайки прессе и явно злоупотребляет своим доминирующим положением. Если озаботиться всеми этими проблемами, окажется: календарь чемпионата мира должен лишиться 40% этапов. 

Но политика политикой, а безопасность гонщиков и, что немаловажно, гостей трассы в Сахире никто не отменял. Посетителям Гран-при вряд ли будет приятно, если по пути в отель они окажутся в зоне настоящих боевых действий в ходе очередного "Дня гнева”. Почему этот аспект ускользнул из внимания федерации? 

Ради Бахрейна FIA даже была готова передвинуть Гран-при Индии – весьма неприятная новость для болельщиков. Многие уже успели спланировать свой отпуск так, чтобы он захватывал гонку в Дели именно 30 октября. Кроме того, несмотря на предварительный статус этапа, службы обеспечения команд уже успели забронировать билеты и места в отелях для сотрудников: они занимаются этим  перед началом нового сезона для всех грядущих этапов. Возникла и ещё одна проблема: возвращение Бахрейна растягивало сезон до 11 декабря, чего команды Формулы-1 принять не могли. В середине декабря в Европе начинаются рождественские каникулы, а на 11 марта 2012 года уже назначен первый Гран-при. В результате, на межсезонье отводятся всего два месяца с небольшим – невероятное напряжение.  
 
После столкновения с FIA ассоциация команд в очередной раз вышла победительницей.
Удар по репутации федерации неожиданно нанёс и её бывший президент Макс Мосли. Тот подверг критике решение вернуть в календарь Гран-при в Сахире. Злые языки назвали это местью: секс-скандал Макса 2008 года разразился как раз во время Гран-при Бахрейна, и члены монаршей семьи, по слухам, отказались принимать Мосли на территории королевства.

Судя по всему, FIA действительно пустилась во все тяжкие ради Экклстоуна и его $40 млн. Не слишком ли мелочно для международной независимой организации? Понимает ли федерация, что подобная готовность "решать вопросы” не добавляет ей веса в глазах FOTA – особенно в преддверии грядущих консультаций по поводу нового Договора согласия? Группировка команд Формулы-1, добившись отмены гонки в Бахрейне, празднует очередную победу и укрепляется, а FIA нужно приложить дополнительные усилия для того, чтобы предстать миром эффективной спортивной организацией, а не политическим крылом Берни Экклстоуна. 
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →