Львов: хочется постоянно приезжать на подиум
Текст: «Чемпионат»

Львов: хочется постоянно приезжать на подиум

Российский участник чемпионата Европы по трак-рейсингу Александр Львов в своём интервью рассказал о ходе нынешнего чемпионата, работе в команде "Альгойер" и многом другом.
28 июля 2011, четверг. 13:30. Авто
В ближайшие выходные пилот чемпионата Европы по трак-рейсингу Александр Львов примет участие в российском этапе на трассе "Смоленское кольцо". В преддверии этого важного события пресс-служба гонщика взяла у него обширное интервью, посвящённое выступлениям в гонках грузовиков и не только.

— Александр, вы довольны своими результатами в этом сезоне?
— Конечно, доволен! Цели, к которой мы так долго шли — победы на этапе — мы наконец добились, и хочется делать это регулярно. Я понял, что нельзя ни на секунду расслабляться. Только я подумал об очередном подиуме, как немного потерял управление и потерял несколько позиций. Я доволен тем, что сейчас у всех команд одинаковые шансы на хорошую гонку. Имеет место быть жеребьёвка шин.
После любого поворота может всё измениться, и ты уже должен сам думать, какой стратегии придерживаться. Пилот сам принимает решение, как ему действовать.
Все едут на одном типе резины. Борьба стала острей. А вообще хочется ездить лучше, постоянно приезжать на подиум.

— А кого вы считаете своим главным соперником?
— Всех! Нет конкретного человека, в каждой гонке везёт по-разному. И Кого опасаться – зависит от обстоятельств. Сейчас вот, например, лидирует Йохан Ханн.

— Так всё от везения зависит?
— В какой–то мере — конечно. Как и в любом деле. Важно почувствовать свою машину и правильно уметь ей управлять.

— Вот в Формуле-1, например, очень многое зависит от команды, от настроек машины и правильно подобранной стратегии. В трак-рэйсинге то же самое?
— Ну, в Формуле-1 важно выстрелить в квалификации и проехать хорошую гонку. А у нас 4 равносильные гонки. Безусловно, квалификация очень важна. Очень важен старт, сохранить машину. А многое ли зависит от самого пилота? Ну, после любого поворота может всё измениться, и ты уже должен сам думать, какой стратегии придерживаться. Пилот сам принимает решение, как ему действовать. Наверное, в этом главное отличие.

— Вы перешли в гонки на грузовиках из другой серии. Вы довольны своим решением?
— На тот момент моя команда закрыла своё спортивное направление, и мы приняли решение попробовать себя в грузовиках. Любому человеку в своей карьере надо расти, и я считаю, что это очередной интересный для меня опыт. Мне очень нравится серия GT. Я бы не отказался в будущем попробовать себя в ней.

— Как вы думаете, насколько важна работа гоночного менеджера?
— Очень важна! Пилоты должны быть профессионалами и много работать. Думать конкретно о своей машине, настройках и прочем. Они не должны отвлекаться на другое, иначе что-то может пострадать. Невозможно везде успеть и ещё заниматься самопиаром.

— Тем не менее, есть гонщики, считающие общение с журналистами лишним, тяжело идут на контакт...
— Они сами себе роют яму. У меня у самого были некие предубеждения. К примеру, сфотографируется кто-нибудь с моей машиной – она сломается. Я отошёл от всего этого и с радостью общаюсь с детьми, фанатами, журналистами. Всегда приятно, когда к тебе подходят пообщаться, пожелать удачи. Ну а если я не буду ни с кем фотографироваться, не буду давать интервью и не буду улыбаться – общая картина сильно испортится. Надо держать марку.

— Вы наверняка знаете Юрия Григоренко. Что бы вы посоветовали этому молодому пилоту?
— У всех юниоров одна беда. Талант есть, а нужных связей может и не быть. Ведь не придёшь же ты в "Газпром" и не скажешь: "Я такой талантливый, станьте моим спонсором". Всё это сложно. Но у него есть отличный менеджер, и я надеюсь, что у Юры будет большое будущее.
Если раньше мне надо было перед гонкой сосредоточиться и побыть одному, то сейчас я спокойно могу пойти пообщаться с народом, пошутить, сесть и поехать.

— Доводилось ли вам гоняться с женщинами?
— Конечно! И не раз, спросите у Оксаны Павловны Косаченко (смеётся). Однажды в Тольятти мы с ней попали в смешную историю. Оксана оказалось очень боевой. А вообще женщины-сильные соперницы.

— Как вы думаете, у женщин есть будущее в автоспорте?
— Ещё бы! А вообще это всё глупые стереотипы, мол женщина за рулём – быть беде. Есть много известных имён. И это здорово, что у женщин есть возможность бороться в мужчинами на трассе.

— Вы уже достаточно долго участвуете в гонках. Адреналин всё тот же?
— Ну, страшных моментов достаточно. Вообще не стоит терять концентрации, а то я вот один раз подумал о подиуме и закончил плачевно. Радует, что в гонках на грузовиках скорость на прямых не такая высокая, и есть возможность капельку перевести дух.

Насчёт адреналина. Конечно, он не такой сильный, как на туринговых машинах, но всё равно бывает довольно страшно во время жёсткой контактной борьбы. Если раньше мне надо было перед гонкой сосредоточиться и побыть одному, то сейчас я спокойно могу пойти пообщаться с народом, пошутить, сесть и поехать.

— Хорошие ли у вас отношения с вашим напарником Стюартом Оливером?
— Вполне.

— Делитесь ли вы настройками?
— Не делимся.

— В вашей команде нет такого, что команда работает на одного гонщика?
— У нас нет, в других командах, безусловно, есть некие лидеры, которым все помогают. У нас нет. Мы спокойно можем смотреть телеметрию друг друга. Сравнивать своё положение по отношению к напарнику. Бывают моменты, когда я его обгоняю, бывает наоборот. Интересно сравнивать, потому что машины у нас практически одинаковые.

— Вы чувствуете себя быстрее Оливера?
— В общем, да. У нас бывают ситуации, когда мы не пропускаем друг друга на трассе, и за это мы оба получаем по шапке (улыбается).

— Какое это чувство — стоять на подиуме?
Конечно, неплохо было бы вкладывать какие-то деньги в развитие автоспорта в целом: на открытие картинговых школ, на поддержку молодых пилотов и прочее.
— Волнительно, конечно. Эмоции разные бывают, я уже не так реагирую, наверное, как когда-то в первые разы. Но есть моменты, которые запоминаются на всю жизнь. Гонки, после которых меня заметили. Находясь на подиуме, испытываешь гордость. Но когда включали не наш гимн, я, конечно, был в шоке. Я человек достаточно спокойный, но было неприятно.

— Вы сейчас единственный представитель России в мире гонок на грузовиках. Испытываете ли вы особую гордость?
— Уже нет. Было сложно, когда я понял, что совсем не знаю немецкий язык. Я очень волновался и занялся изучением языка, слава Богу, что ребята поддержали. Было тяжело поначалу, но я втянулся.

— Как жена относится к выбору профессии?
— Она прошла через всё вместе со мной и поэтому не удивлена выбору профессии. Конечно, волнуется. Мы с ней каждый день созваниваемся. Когда есть возможность, всегда беру её с собой.

— Как вы думаете, Россия готова принять Формулу-1 в 2014 году?
— Для престижа нашей страны это очень здорово! Но, конечно, неплохо было бы вкладывать какие-то деньги в развитие автоспорта в целом: на открытие картинговых школ, на поддержку молодых пилотов и прочее.
Источник: Манускрипт
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →