Пешка в большом бизнесе
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Артур Суфияров

Пешка в большом бизнесе

Журналист Харви Аратон поделился с ESPN воспоминаниями об одном из самых памятных обменов ХХ века, с участием Ирла Монро, описанном в его новой книге When The Garden Was Eden.
23 октября 2011, воскресенье. 15:45. Баскетбол
За много лет до того, как Леброн Джеймс и Дуэйн Уэйд электрифицировали мировую общественность своим объединением в "Майами", самым громким событием баскетбольной Северной Америки стал трейд уроженца Филадельфии Ирла Монро из "Балтимор Буллетс" в "Нью-Йорк Никс". И прежде чем вспоминать о блестящей победе последних в первенстве НБА 1973 года, давайте воспроизведём в памяти перипетии самого перехода Монро в этот легендарный клуб.

Обмен Ирла Монро из "Буллетс" в "Никс" в ноябре 1971 года стал первой ласточкой одной из самых интересных и обсуждаемых тем современного мира НБА – трейдов. По большому счёту то нашумевшее дело и положило начало сегодняшней непрекращающейся борьбы между звёздными игроками и владельцами, а также именно с него начались трудности в вопросе удержания местных талантов в небогатых, но очень амбициозных клубах. Хотя для самого Ирла главной головной болью, разумеется, были не думы о нелёгком будущем преемников. Для него тот обмен знаменовался в первую очередь стартом конкуренции за место в составе "Никс" с другой суперзвездой 80-х – Уолтом Фрэйзером.

Трейд, о котором общественность узнала 11 ноября, без преувеличения, потряс баскетбольный мир. Представьте, к примеру, что Мэджик Джонсон в 1985-м перешёл бы в "Селтикс"… Не получается, верно? Как-то глупо, нелепо и главное – неправдоподобно. Вот примерно таким же нелепым и невообразимым казался переезд Монро в 1971-м, тем более что его излюбленная позиция плеймейкера в "Нью-Йорке" отнюдь не нуждалась в усилении. Уолт Фрэйзер ведь не просто справлялся – он был одним из лидеров "Никс", во многом за счёт прекрасной игры которого команда и завоевала чемпионский титул всего годом ранее.

Нельзя не отметить также и то, что оба этих баскетболиста по своей природе были необычайно похожи. Игра каждого из них основывалась прежде всего на контроле мяча, и условное перетягивание одеяла всерьёз могло затруднить перспективы не только самих спортсменов, но и команды в целом. Примерно так рассуждали болельщики и ведущие аналитики, сразу после появления сенсационной информации о трейде.

Споры о том, сумеют ли Фрейзер и Монро ужиться под одной спортивной крышей, действительно моментально заполонили всю Северную Америку. Оскар Робертсон к примеру призывал считать сумасшедшим всякого, кто воспринимал Монро недостаточно оснащённым для приспособления к стилю "Никс". "Блестящий баскетболист остаётся блестящим вне зависимости от того, в какой среде он обитает, – говорил он. – Ирл чересчур хорош в своём деле, чтобы ожидать от него провала". Лёгкий форвард "Никс" Фил Джексон тем не менее выражал сомнения, что Ирл сумеет должным образом вписаться в отлаженную систему "Нью-Йорка": "Вряд ли ему удастся в мгновение ока приспособиться к нашей игре. Хотя, конечно же я буду всячески стараться помочь ему в этом". "Как бы то они было, Монро – чертовски хороший игрок, – подвёл черту Билл Брэдли. – Не сомневайтесь, у нас всё получится!"

Когда владелец "Буллетс" Эйб Поллин после долгих уговоров со стороны руководства "Никс" всё же согласился на сделку, сам Монро был в шоке. Ему была интересна возможность попробовать свои силы в чемпионской команде, однако он дико переживал, что так и не сумеет стать по-настоящему своим в этом великом коллективе. В свою очередь руководство "Никс" выражало полную уверенность в своём выборе, и быстро оформило с новичком трёхлетнее соглашение на сумму около 600 тысяч долларов с правом продления ещё на один сезон. По тем временам – более чем солидный контракт и достойные деньги.

К чести Монро, поначалу он выражал полнейшее негодование этим обменом, горя желанием остаться в команде, которая и возвела его в ранг полноправной баскетбольной звезды. В разговоре с Джерри Краузе – скаутом, парами годами ранее и порекомендовавшим его "Буллетс", он не стеснялся в выражениях. "Эти ублюдки видимо считают, что они извлекут пользу из моего обмена. Что я им не нужен. Пусть. Я обязательно докажу им, что они напрасно решили избавиться от меня", – кипятился Монро.

Сомнений у Ирла была масса. Почувствовав в какой-то момент, что ему просто необходимо с кем-либо посоветоваться, он даже вернулся в родную Филадельфию, дабы услышать мнение своего близкого друга Сонни Хилла, прошедшего с ним практически весь баскетбольный путь, начиная с колледжа.

"Мы были очень дружны в тот период, и я всячески старался поддерживать его, – вспоминает Хилл. – Говорил ему, что он настоящий профессионал, что у него всё получится. Хотя мысли в голове, признаться, крутились всякие. Вплоть до того, что этим нелепым переходом Ирл мог загубить собственную карьеру. Дело в том, что он всегда был представителем типичного стиля "бей-беги". И я отнюдь не был уверен, что он сможет стать важной частью коллектива, играющего в диаметрально противоположный баскетбол. Умный, комбинационный, построенный в первую очередь на командной игре. Причем что в защите, что в нападении. Главный вопрос, который меня пугал: сможет ли он играть без мяча? То есть так, как он никогда не умел играть, будь то "Буллетс", колледж, или соревнование на первенство города среди детских садов".

И когда Хилл поделился-таки с Монро своими мыслями, последний поначалу даже оскорбился. "Я умею играть в баскетбол, – сказал он. – Нью-Йорк это, конечно, немного другая планета, но что здесь, что в Балтиморе играют пять на пять, и играют с мячом. Справлюсь".

И он действительно справился. Пусть и не сразу. Ведь перестраиваться Ирлу пришлось полностью – настолько отличалась тонкая игра "Никс" под руководством Рэда Хольцмана от тактик предыдущих клубов Монро. Впрочем, что мешает настоящему художнику творить шедевры? Только отсутствие краски, кистей и бумаги. У Ирла было и первое и второе и третье, хотя всё равно было крайне тяжко.

Многие баскетболисты "Нью-Йорка" даже спустя какое-то время не прекращали выражать своё скептическое отношение к этой сделке. Особенно горячился Фрэйзер. Он считал, что после сверхуспешного предыдущего сезона, "Никс" были на абсолютно верном пути аккурат до того момента, как был приобретён Монро. Теперь же по его мнению всё рушилось на глазах. Отправив в "Голден Стэйт" одного из самых универсальных игроков своей команды Кейзи Рассела, руководство "Нью-Йорка" приобрело взамен "большого" Джерри Лукаса. Неплохая рокировка, верно? Связке игроков передней линии Лукас – Рид мог позавидовать любой клуб лиги. Но Фрэйзер, звездный статус которого таял буквально на глазах, всё равно оставался недовольным. Он даже высказал предположение, что громкие приобретения "Нью-Йорка" на этом не остановятся, и следующим просторы одноименного города может пополнить лучший игрок "Роккетс" Элвин Хоус.

"Я понимаю, что руководство команды должно укреплять нашу переднюю линию, – заявил он журналистам. – В приобретении Монро не будет никакого смысла, если нам некому будет помочь под кольцами. Но сам факт "растаскивания" успешной команды всё равно меня сильно угнетает. Посмотрим, что из этого выйдет".

Первое же, что сделал Монро по приходу в новый клуб – по душам поговорил с тренерским штабом "Никс". "Я хочу попросить вас только об одной вещи, – сказал он тогда. – Забудьте о том, кем я был в "Буллетс", и кем я был в колледже. Я хочу всё начать сначала – самостоятельно проложить себе новую, и надеюсь победную дорожку. Так что о месте в стартовом составе на первых порах не может быть и речи".

Сказать, что Хольцман был удивлён заявлению своего нового подопечного – ничего не сказать. Разумеется, он был готов с первых же матчей доверить Монро место в "старте", однако проконсультировавшись со своим помощником – Диком Барнеттом, принял решение согласиться с доводами баскетболиста и дать ему возможность прочувствовать игру команды со скаменйки.

Ещё одно обстоятельство, которого так боялся плеймейкер, оказалось не таким страшным. Вопреки общественному мнению команда встретила Монро очень тепло.

"Я никогда не забуду приветствия, которое устроила команда, стоило мне впервые зайти в раздевалку, – рассказывал он. – Оно было деловым, и в то же время чертовски сердечным. Как я и ожидал, все сплетни о том, что у каждого игрока "Никс" собственная раздевалка – не более чем пустая болтовня. Все игроки были совершенно нормальными ребятами – со всеми общались на равных, а на площадке так и вовсе готовы были перегрызть друг за друга глотки. Настоящая команда, словом".

Дебют Монро в форме "Никс" пришёлся на встречу с "Голден Стэйт", где ему предстояло лицом к лицу столкнуться с выдворенным из нью-йоркского коллектива Кейзи Расселом. С одной стороны, переход в стан "воинов" давал последнему шанс заново проявить себя в образе лидера и бомбардира. Но с другой, то, желание доказать, что руководство "Никс" совершенно напрасно не поверило в защитника, явно превалировало над здравым рассудком.

"Это было очень ответственно, и в то же время очень странно играть против родной команды, – говорил Рассел. – Также было дико непривычно видеть Монро и Лукаса в форме "Никс". Казалось, я нахожусь где-то в параллельном пространстве. Сплю и не могу проснуться. Однако стоило мне дотронуться до мяча – я окончательно осознал, что всё это происходит наяву. Это жизнь, и что бы там ни происходило, она продолжается".

Сам Рассел к слову, за 42 минуты, проведённые на площадке в той встрече, отметился 20 очками, 6 подборами и 5 передачами. Тем самым он немало поспособствовал общекомандному успеху "Голден Стэйта", одержавшего победу со счётом 112:103. Для "Никс" же это поражение стало четвёртым кряду, а впервые появившийся на паркете за последние две недели Уиллис Рид за 23 минуты смазал все пять бросков с игры и ничем особым не запомнился.

Впрочем и Монро в той встрече сыграл немногим лучше. За свои 20 минут он набрал всего 9 очков, каждое из которых, тем не менее, сопровождалось громогласной овацией со стороны местной публики. После той встречи Ирл заявил, что он пока не готов играть, и ему потребуется около двух недель, чтобы набрать форму.

Однако проявить свои лучшие качества в том сезоне ему так и не удалось. С показателями 11,4 балла и 2,2 передачи, он в какой-то момент настолько потерял доверие тренерского штаба, что тот предпочёл наигрывать на его позиции перспективного новичка Дина Мемингера, а не ждать пробуждения Ирла из спячки.

Сам Монро касаемо своей игры в тот период сказал следующее: "Практически все трудности, которые мне предрекали при этом переходе, действительно имели место. Мне пришлось полностью перестраивать свой игровой стиль – не пытаться брать ответственность на себя в каждом игровом эпизоде, хотя можно сказать всю свою карьеру я играл именно так. Я просто привык к этому. И вот так вот сходу влиться в совершенно новый для меня темп и ритм было действительно непросто".

Ирл Монро, конечно, никогда не был суперзвездой калибра Уилта Чемберлена, Билла Расселла или Оскара Робертсона, чего уж там скрывать. Но поскольку за счёт этого громогласного перехода его личность в НБА стала ни много ни мало культовой – баскетбольные болельщики и СМИ тут же облили несчастного Монро потоком критики и грязи. "Всего 11 очков за встречу – и это звезда, – негодовали они. – Поделом ему! Будет знать, как предавать родной клуб".

Справедливости ради, если рассматривать этот переход в контексте современной эпохи, то в 21-м веке он был бы невозможен в принципе. Разве что в теории. Ни один, даже самый низкопробный и неквалифицированный руководитель не пойдет на то, чтобы приобретать полноценную звезду на позицию, которая совершенно не нуждается в усилении. Попросту говоря на условно-вероятную скамейку запасных. Или вы можете себе представить, что руководство "Хит" к примеру с улыбками и шампанским пойдёт на то, чтобы обменять Криса Боша на Энтони или Брайанта? Да ни за что на свете. Им бы между Леброном и Уэйдом мяч поделить… Куда уж там третий.

Большое влияние на современный рынок НБА оказывает то, что игроки самостоятельно отказываются от довольно приличных денежных сумм с шестью нулями ради перспектив побороться за желанный перстень. Так Гарнетт, Аллен и Пирс объединились в 2008-м году, чтобы принести 17-й титул "Бостону", а Джеймс, Уэйд и Бош пожали друг другу руки ради чемпионства с "Хит". Ни одной звезде НБА не приходилось испытывать столь радикальные перемены в карьере в самом рассвете сил, что пришлось пережить Монро. Даже несмотря на то что со временем он стал важнейшим винтиком командного механизма "Никс".

"Это был трудный вопрос – останется ли Монро в памяти болельщиков игроком, выигравшим от этого перехода, или же сломавшим этим трейдом всю свою карьеру, – рассуждал бывший одноклубник Монро по "Балтимор Буллетс" Кевин Лоучери. – Я всё же думаю, было бы лучше, если бы он остался. Тогда в его карьере стопроцентно не было бы этих кошмарных 11 очков за встречу, плюс в "Буллетс" он был бы одним из величайших шоуменов. В итоге всего этого лишились и Монро, и "Балтимор", и НБА. В минусе оказались все".

В этом плане особенно показательна и характерна речь самого Ирла, после того как в 1990 году он был включён в Зал славы: "Признаться, в "Никс" я так и не стал до конца своим. По крайней мере я не чувствовал себя столь же комфортно, как это было в "Буллетс". Но я ни о чём не жалею. У меня была замечательная баскетбольная жизнь, я стал чемпионом и благодарен судьбу за каждое мгновение своей карьеры. Включая и то, случившееся в далёком ноябре 1971-го…"

Что и говорить, человеческая судьба зависит от мелочей. Относитесь к ним очень бережно. И помните: всё в ваших руках. Если вы конечно не пешка в большом бизнесе, коей предстал когда то выдающийся защитник Ирл Монро.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье