Мечты сбываются
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

Мечты сбываются

О молодых легионерах из Африки, сложности адаптации в США, больших возможностях и реальности успеха – в интервью сестры генменеджера "Сан-Антонио" и начинающего режиссёра Энн Бафорд.
10 ноября 2011, четверг. 20:41. Баскетбол
В 2007 году директор по подбору кадров в "Далласе" Амаду Галло Фалл основал в Сенегале школу-интернат SEEDS Academy. Это заведение обеспечивает местных мальчишек крышей над головой и предоставляет им возможность круглый год учиться и тренироваться на собственных баскетбольных площадках. После 10 месяцев обучения школьники отправляются в американские приготовительные образовательные учреждения, где продолжают совершенствоваться на паркете и вне его.

Дебютный документальный фильм режиссёра Энн Бафорд, который частично был профинансирован ESPN Films, не только открывал фестиваль короткометражек в Лос-Анджелесе, но и демонстрировался по всей стране. Это история четверых молодых игроков – Ассана, Азиза, Десии и Биаго, которые отправились в далёкие края в погоне за спортивной мечтой и с мыслями о высшем образовании. Обозреватель grantland.com Дэйви Ротберт побеседовал с автором картины об извилистой тропинке из трущоб Сенегала к американским аренам.


– Энн, что вдохновило вас на создание такой ленты?
– Видите ли, мой брат – генеральный менеджер "Сан-Антонио" – решил покровительствовать юному баскетболисту из Камеруна, и когда я познакомилась с ним, то узнала об огромном количестве африканских игроков, приезжающих в США в надежде попасть в колледж и получить стипендию. Брат представил меня Амаду Галло Фаллу, который на тот момент стал директором по скаутингу "Далласа". Я была очарована его идеей о программе SEEDS, использующей спорт как способ для создания возможностей! Через две недели мы со съёмочной группой уже летели в Африку. Но мы не знали тогда, что у нас получится, каков будет результат. Да что уж там, даже с форматом фильма мы определились много позже.

– Насколько тяжело было игрокам, когда они оказались в США?
– Некоторым было очень нелегко. Вы знаете, тяжело находиться вдали от родных мест. Несмотря на старания тренеров и американских ребят, невероятно сложно привыкнуть к столь диковинным, прежде невиданным условиям и окружающему миру. Человек чувствует себя изолированным, когда все вокруг общаются на чужом языке. Неважно, насколько ты умён, если не понимаешь половину из того, о чём говорит преподаватель на занятиях. К тому же климат тоже доставил им массу неудобств; несмотря на то что на улице было 15 градусов тепла, они потирали руки, пытаясь согреться. А зимой и вовсе замерзали донельзя. А ещё жизнь в Сенегале построена на неком принципе "общинности", когда тебя всегда окружают члены семьи и друзья. В Штатах ребята проводят очень много времени в своей комнате, наедине с собой, особенно в подобных интернатах. Конечно, непривыкшему человеку может быть невероятно тяжело.

– Пример приведёте?
– Вот, например, Ассану было крайне нелегко, и я съездила к нему в Коннектикут, навещала парня. Мы со съёмочной группой стали его ближайшими друзьями, потому что проводили много времени с ним в Сенегале, и он понимал, что мы много знаем о его родной стране. Помню, он признавался, что пребывание в США – одна из тяжелейших вещей, которые он только может вообразить. Периодически тренеры срывались на него. Тогда он твердил: "Это так нелегко. Иногда просто хочется уехать домой". Но, конечно, он прекрасно осознавал, что многие мечтают оказаться на его месте, поэтому эти порывы носили непродолжительный характер. Вот ещё что: Ассану было очень неловко из-за его огромного роста. В академии SEEDS его окружали столь же рослые ребята, но когда он попал к нам, его часто расстраивали даже столь безобидные шуточки, как, например, "Эй, какая погода там, наверху?". И я не уставала говорить парню: "Это круто — быть высоким в Америке. Люди смотрят на это как на дар свыше".

– Сколько времени потребовалось ребятам на адаптацию?
– Самое меньшее – несколько месяцев. Конечно, каждому по-разному. Десии, например, очень помог тот факт, что он учился в школе Южного Кента вместе с Ассаном, который к тому времени уже освоился. Так что у него был как минимум один друг, который знал, какова его родина, и не думал, что сенегальцы живут в кустах, окружённых львами, тиграми и бегемотами. А ещё меня по сей день поражает способность игроков к состраданию и поддержке. Это всё очень трогательно. Если даже они очень скучали по дому и были несчастны, они всегда непременно справлялись о моих делах. А после обычного ответа "Всё в порядке" задавали такой опрос: "Нет, правда, как у тебя дела?" Их участие было абсолютно искренним. Поразительно было наблюдать за первым визитом домой после пребывания в США. Жизнь в Сенегале течёт более размеренно, кажется, там никто никогда и никуда не торопится. А ребята оказались подвешенными между двумя настолько разными мирами! Они испытали самый настоящий "культурный шок", приехав в Америку, но вернувшись — получили ещё один.

– Как приняли легионеров американские ребята?
– Одна из прелестей спорта в том, что на площадке все равны. Вы можете разговаривать на разных языках, но все вы хотите победить. Соперничество с одноклубниками всегда создаёт незримую связь, и, несмотря на различия между ребятами, все они очень сдружились с местными.

– Что скажете о сенегальском баскетболе? Он чем-то отличается от американского?
– В некоторых аспектах да. Возникло ощущение, что "наши" больше акцентируют внимание на бросках, и многие из них, достигнув определённого уровня, способны "выстрелить" с практически любой точки на паркете. В Сенегале больше внимания уделяется защите и блокированию бросков соперника. В некоторой степени там это игра "больших".

– Есть ли ощущение, что этих ребят просто используют? Что могло бы произойти, если б один из них не реализовал свой потенциал на площадке? Или, скажем, получил бы травму и не смог играть? Его отправили бы домой?
– Вообще тренеры обычно стоят за игроков горой. Если же тренер не заботится о долгосрочном благосостоянии подопечных, мы не будем долго думать и пригласим другого специалиста. Никто не пытается избавиться от игрока, у которого не лучшая успеваемость в школе, и найти на его место другого. Рецепт прост: чем отзывчивее и добрее ты со своими игроками, тем больше людей узнают об этом и захотят присоединиться.

– Ребята приехали сюда, чтобы добиться стипендии и продолжить карьеру в колледжах. Каковы их шансы на успех?
– Конечно, все хотели продолжить выступать за свои учебные заведения – это новый уровень. И у всех получилось. Ассан – начинающий центровой в Университете Вирджинии, Азиз выступает за Вашингтонский университет. Десии – в Роанокском колледже, ну а Биаго стал разыгрывающим в Кэррол-Колледж. Я редко встречала людей, столь преданно защищающих цвета родного колледжа, как эти четверо. Помню, когда прошло около трёх или четырёх месяцев со дня прибытия, Ассан уже поступил в колледж, набрав 1080 баллов!

– Как они восприняли своё появление на большом экране? Было радостно стать частью такого кино или, может, им было неудобно, что их жизнь оказалась на виду у всех?
– Было очень интересно наблюдать за их реакцией. На очередном показе Десии отметил, что уже видел этот фильм 31 раз. Он сказал: "Это наша история. И мы хотим, чтобы люди узнали о нашем жизненном опыте". Больше всего на свете парни хотят, чтобы все узнали об академии SEEDS, чтобы и у других ребят, моложе наших героев, был шанс пойти по следам первопроходцев, возможность заработать собственные баскетбольные стипендии. И с какими бы трудностями они ни сталкивались, ребята помнят, что они воплощают мечту.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда