Римас Куртинайтис
Фото: Лев Савари, "Чемпионат.com"
Текст: Лев Савари

"Я не мать Тереза, а "Химки" не "Красный крест"

О победе над "Шоле", преображении Мозгова, расставании с Лэнгфордом, характере Вяльцева, тренерском штабе, статусе фаворита Еврокубка, и уроках Обрадовича – в интервью Римаса Куртинайтиса.
16 ноября 2011, среда. 13:16. Баскетбол
– Римас, вы остались довольны дебютом своей команды в Еврокубке?
– Да. Несмотря на то что нам попался сильный соперник и начинать нам выпало в гостях, не могу сказать, что встреча получилась чересчур сложной. В целом мы контролировали ситуацию. Не всё получалось в первой половине, хотя мы достаточно быстро сумели уйти в отрыв,
Вы вот меня представляете в майке "Жальгириса" в "Химках"? Я – нет. Это элементарное неуважение. А Кит приезжал в бейсболке "Нью-Йорк", несмотря на внутренний регламент, платил 100 долларов штрафа и ходил в ней.
но после большого перерыва мы прибрали инициативу к рукам, организовали мощный спурт, и заключительная четверть превратилась в формальность. Чувствовалось, что команда могла прибавить ещё, в случае необходимости. Можно смело говорить, что этот матч мы выиграли в защите. 63 пропущенных очка – очень хороший показатель. Да, мы не справились с набравшим 31 очко Козьё, но в то же время смогли перекрыть кислород другим лидерам французов – Николсу и Хайту. Вообще, по этому матчу достаточно сложно делать какие-то выводы.

– Ну, хотя бы о прогрессе своего основного центрового можно говорить? Человек столько данков исполнил!
– Думаю, вы заметили, что команда стала чаще "грузить" на Мозгова. Согласитесь, было бы глупо не использовать его габариты, подвижность и грамотные открывания. Даже притом, что Тимофей далеко не идеален при завершении атак, 20 очков за вечер становятся для него нормой. А могло бы быть и 30. В прошлом сезоне мы активно задействовали Лончара, но, увы, сейчас Крешимир в защите порой играет не столь надёжно. Хотя лично для меня не так важно, кто сколько наберёт. Да, у нас есть Моня и Фридзон, которые могут стабильно приносить по 13-15 очков, есть Планинич и Куинн, способные в тяжёлый момент повести команду за собой, однако вся эта статистика ровным счётом ничего не стоит, если мы проигрываем. Когда мне говорят, тренер, приглядитесь к этому парню, у него сумасшедшая результативность, я отвечаю: "А что он выиграл? Что сделал для своей команды?" А потом оказывается, что этот "снайпер" плетётся со своим горе-коллективом на 13-м месте в национальном чемпионате. Меня никогда не прельщают такие работники над личной статистикой.

– После такого ответа не могу не спросить вас о Лэнгфорде…
– Я не могу сказать ничего плохого об этом парне – да, Кит набирал по 20 с лишним очков, но ответьте мне, что выиграли с ним "Химки". К тому же дело не только в результативности американца – у него хромала дисциплина. Причём ладно бы только при мне. Слышал, что у него даже со Скариоло конфликтные ситуации возникали. Я готов мириться со многими вещами, если человек на тренировках пашет, соблюдает режим и выкладывается во время игр. Но при этом он должен понимать, что нельзя постоянно опаздывать и нарушать клубные правила. Я порой терялся в догадках, потому что Лэнгфорд мог просидеть половину тренировки на скамейке и жаловаться на плохое самочувствие, а потом, спустя 40 минут, сказать: "Всё в порядке коуч, я готов работать". Я сменил множество клубов, будучи игроком, но такого себе не позволял. Вы вот меня представляете в майке "Жальгириса" в "Химках"? Я – нет. Это элементарное неуважение. А Кит приезжал в бейсболке "Нью-Йорк", несмотря на внутренний регламент, платил 100 долларов штрафа и ходил в ней.

– Ничего себе…
– Да, ему несколько раз делали замечания, но он их игнорировал. Повторюсь, он хороший игрок и, возможно даже, хороший человек, но я не мог позволить себе идти у него на поводу. Что подумала бы команда? В конце концов, я не мать Тереза, а "Химки" не "Красный крест" – мы не принимаем сироток, не заботимся о них и не кормим. Сейчас вот уехал в "Маккаби", играет там по пять-шесть минут, насколько я успеваю следить. Сомневаюсь, что Блатт будет миндальничать с ним и умолять: "Кит, поиграй, пожалуйста, в защите". Знаете, я смотрю на это так: я – профессиональный тренер, он – профессиональный игрок, я – офицер, он – солдат. А ещё у нас есть генералы, который отдают приказы. Так вот генералу неинтересно, какую защиту я придумаю от пик-н-ролла. Это мои проблемы. А с игроками всё гораздо проще – я просто объясняю им, как достичь желаемого результата.
Очень хотел бы увидеть Коби Брайанта в Европе. Посмотреть на то, как он ковырялся бы на площадке и совершал бы по 38 бросков за матч, из которых цели достигало бы всего 13. У меня в мадридском "Реале" времён Обрадовича атака в среднем длилась по 20 секунд и за матч мы совершали 41-42 броска. Вот и сравните.
Причём не ставлю задачи, как мне в армии: "Вот тебе рубль, сбегай быстро в магазин, купи 10 бутылок водки и принеси 15 рублей сдачи". А вообще я в таких случаях всегда говорю: "Если тебе 80 разных человек говорят, что ты не прав, а ты доказываешь обратное, то пора к доктору".

– Стоит полагать, что выводы из неудачи в полуфинале квалификации Евролиги были сделаны правильные?
– Хочется на это надеяться. Самое главное в баскетболе, да и в жизни вообще, выявить причину случившегося. Для меня эта самая причина была очевидна – мы просто оказались не готовы. Я уже неоднократно говорил в интервью, в том числе и вам после поражения от "Нимбурка", невозможно подготовить команду с нуля к турниру, если первую полноценную тренировку она проводит за неделю до него. Я же сам 15 лет играл в сборных, прошёл через это и прекрасно представлял, насколько нам будет тяжело. Естественно, верил и надеялся до последнего, что мы сможем, даже без получивших травмы Нильсена и Планинича, но порвалось именно там где было тонко. Вы бы видели, в каком состоянии вернулись Моня и Фридзон – они даже тест на скоростную выносливость пройти не могли, благодаря которому определяется физическое состояние игрока – несколько рывков и всё, у ребят просто не осталось сил. А на одном мастерстве с соперником, который носится по площадке, совладать было невозможно.

– Долго приходили в себя?
– Было тяжело, но слава богу, что в клубе к произошедшему отнеслись с пониманием. Обычно в таких ситуациях спонсоры и президенты клубов, не обращают внимания на обстоятельства, однако в "Химках" это поражение пережили достойно. Да и я, помнится, сказал ребятам по возвращению в Москву, чтобы не винили себя, ведь проблема заключалась не столько в их игре, сколько в условиях, в которые они были поставлены. Даже если бы мне предоставили возможность вернуться назад, я бы не стал ничего менять. Знаете почему? Потому что всё, что можно было, мы в Шарлеруа сделали. Никакие мудрёные тактические изыски не помогли бы. Баскетбол игра, безусловно, не такая простая, но достаточно взглянуть на того Мозгова и нынешнего, чтобы понять, в каком состоянии была команда. Фактически тот объём работы, который ребята должны были проделать на предсезонных сборах, был осуществлён лишь в октябре. Вы меня извините, но это всё равно что при строительстве дома начать ставить стены, а потом пытаться фундамент закладывать. Словом, смешно, если бы не было так грустно.

– Тем не менее в период этой самой "закладки" вы обыграли всех соперников, которые попадались вам на пути…
– Да, и эти игры были далеко не самыми простыми. Взять тот же поединок с "Красными Крыльями" – мы ведь сражались с ними, когда Дехуан Блэр ещё был в составе и только в самой концовке сдюжили. Это был важный момент, необходимо было перетерпеть. И я рад, что у нас получилось. Не хотелось бы оказаться на месте "Жальгириса", испытавшего схожие проблемы в начале сезона и только сейчас начинающего выбираться из психологической ямы. А ведь состав у каунасцев очень даже симпатичный, но их прибили сходу, и они "поплыли". Встречи с УНИКСом и "Спартаком" для нас тоже оказались непростыми, я бы даже сказал, равными, но и в той, и в другой у нас хватило терпения и самообладания, чтобы поймать удачу за хвост и вырвать победы в концовках. Мне вообще кажется, что нам куда лучше каждый раз выигрывать с боем, а не выносить соперников под "+20". Команда остаётся в тонусе. Потому что когда придёт пора решающих матчей – к примеру с ЦСКА, – можно не выдержать "качелей".

– Вы известны как тренер, для которого физическая готовность подопечных является чуть ли не самым важным аспектом.
– Одним из — абсолютно точно. Естественно, не стоит рассматривать физику отдельно от мастерства, но без неё тоже никуда. У нас в тренерском штабе есть замечательный специалист — Предраг Зимонич. Он много работал с Ивковичем в сборной Сербии, практиковался в одном из клубов НБА. Я ему полностью доверяю. Это не пустые слова, хочу заметить. Я привык всё делать сам и надеяться только на себя. Так уж повелось – должен быть погружён в тренировочный процесс полностью. Кстати, спасибо огромное Белову, он меня в своё время в Перми приучал к полной самостоятельности. И правильно делал, ведь после поражения никто не будет спрашивать: "Кто тебе помогает?". Ты наставник – с тебя и спрос. Я это к тому, что сейчас в "Химках" у меня такие отличные коллеги, что могу положиться на них и заняться другими нюансами. Если увижу, что что-то пойдёт не так, всегда готов буду взять всё в свои руки, но пока я спокоен.

– Что происходит с Куинном? Складывается впечатление, что вслед за стартовым всплеском на заре сезона у него наметился спад.
– Начну с того, что Криса мы изначально брали в качестве второго разыгрывающего – ролевого игрока, который может добавить команде огня, слегка завести её в какой-то момент. Он знает, как это делать, ведь в матчах НБА привык выходить со скамейки. Но вмешался его величество случай – Планинич на сборах умудрился сломать ребро, и Куинн автоматически получил больше игрового времени и выглядел временами весьма здорово. Сейчас, когда Зоран вернулся, всё встало на свои места, и Крис слегка потерял уверенность в себе. Я с ним беседовал, объяснил, что у меня нет любимчиков, я не делю игроков на русских и иностранцев, и в каждой отдельно взятой игре могу выпустить абсолютно непредсказуемую стартовую пятёрку – в зависимости от соперника и плана на игру. Вроде бы он меня понял. Я его, к слову, тоже. Потому что помимо всего прочего на фоне длительного пребывания в чужой стране он сильно скучает по своей семье. Смею заверить вас, что сейчас всё в порядке – Крис стал лучше защищаться, ну а в нападении временами выглядит просто блестяще.

– А как вы восприняли интервью Дэя американскому порталу Hoopshype?
– Спокойно. Вы знаете, для меня все игроки как дети. Просто моей дочке уже 30, а здесь самому старшему – Планиничу — столько же. Поверьте, я знаю, как они мыслят, чем живут и дышат. У меня сын такой же. Естественно, Остин, равно как и Крис, кстати, выросли в другой среде и культуре, но и это далеко не главное. Он приехал сюда в ранге игрока НБА – самой сильной и престижной лиги мира — и наверняка думал: "Вот сейчас…". А пока как-то не выходит. Я уже литовскому изданию одному признался, что очень хотел бы увидеть Коби Брайанта в Европе. Посмотреть на то, как он ковырялся бы на площадке и совершал бы по 38 бросков за матч, из которых цели достигало бы всего 13. У меня в мадридском "Реале" времён Обрадовича атака в среднем длилась по 20 секунд и за матч мы совершали 41-42 броска. Вот и сравните.

– Так ведь и время за океаном больше?
– Да, но мне в любом случае очень интересно было бы за ним понаблюдать. Вполне возможно, что у Коби получалось бы неплохо. Вот скажите, Джош Чилдресс демонстрировал в "Олимпиакосе" что-то особенное год тому назад? На мой взгляд, нет. Вы посмотрите, кто из "энбэашников" действительно заиграл сегодня в Европе – Батюм, Кириленко, Галлинари, Фернандес, да Фармар. То есть, за исключением последнего, те парни, которые здесь росли и набивали себе шишки. А у этих не получается, и они рассказывают байки про количество и длительность тренировок. Да, только у них до плей-офф куча проходных поединков, а в Евролиге один раз оступился — и потерял первый посев, второй – поминай как звали.

– Если позволите, перейдём с иностранцев на доморощенных игроков. В межсезонье многие прочили Егору Вяльцеву роль прочного "скамеечника", выходящего на паркет исключительно в те моменты, когда игра уже сделана, но оказались не правы.
– Я к Егору испытываю симпатию. С тех пор как он играл у меня в Перми. Да, безусловно, ему ещё есть в чём прибавлять, но мне нравится, с какой самоотдачей и страстью он работает. Вяльцев ведь никогда не играл в больших командах. Теперь он не может в случае поражения сваливать всё на невыплаченную зарплату или силу соперника, а также не имеет права отдать плохую передачу, потерять мяч на ведении или промахнуться из выгодной позиции – каждая ошибка чревата и может обернуться одной отдельно взятой трагедией. Я часто говорю с ним, стараюсь объяснить некоторые нюансы и вижу, что он прислушивается. Посмотрите, он злой и голодный до баскетбола и хочет быть лучшим во всём. Мне всегда импонировали такие игроки. Возможно, кто-то талантливее, но Егор берёт своим трудолюбием и энергией. Ему не хватает одного шажочка для того, чтобы выйти на новый уровень. Уровень клуба Евролиги и сборной России.

– Примерно то же самое можно, наверное, сказать и о Хвостове?
– Конечно. Дима провёл всю свою карьеру в "Динамо", звёзд с неба не хватал и заиграл по большому счёту сравнительно недавно. У него достаточно сильных сторон – он здорово играет в защите, очень быстро переходит из обороны в атаку, способен в высоком темпе организовать пик-н-ролл. Есть и слабые, естественно, но при должном отношении к делу он сможет стать солиднее. Это невозможно подсказать во время игры или объяснить во время просмотра видео – он сможет это только прочувствовать. Но для начала и Хвостову, и Вяльцеву, и Жуканенко следует понять, что в подобных клубах нет права на ошибку. Даже несмотря на стресс, давление и повышенную ответственность. А вообще я должен отметить, что российская колония у нас ничуть не хуже, чем у ЦСКА. Даже Михаил Решетов во время матча со "Спартаком" в эфире удивился, какой симпатичный баскетбол мы демонстрируем пятёркой без единого иностранца. И это лучшее подтверждение моих слов – играют те, кто в данный момент выглядит предпочтительнее.

– Букмекеры причисляют "Химки" в фавориты Кубка Европы. Случаем не обмолвились перед игрой с ребятами об этом?
– Приятно, но я не привык заглядывать дальше ближайшего матча, равно как и произносить какие-то особенные речи. Ну а что я им скажу: "Вы фавориты, нужно выиграть?" Они это и без меня знают. Есть соперник, мы к нему готовимся.
Беру пример с Обрадовича в этом плане. Он с утра давал такие нагрузки на тренировках, что никому вечером не хотелось никуда идти. Помню, предложил как-то Сабонису сходить вечером в ресторан попить пива, но он меня быстро завернул: "Ты что, он с утра нас так будет гонять, что умрём!".
Матч закончится, будем разбирать ошибки и настраиваться на следующего. Сначала "Триумф", потом "Шоле", затем ещё кто-то, в декабре ЦСКА… Да даже если бы мы с "Лейкерс" встречались, я не стал бы подстраиваться. Вы ведь прекрасно помните, что вышло в том "Финале восьми", когда мы с "Летувос Ритас" взяли титул. "Динамо" и "Бенеттон" тогда друг друга изучали, а в итоге в полуфинале не пробились ни те, ни другие. Тот случай показателен, очередная иллюстрация к поговорке о том, что не стоит делить шкуру неубитого медведя.

– Кстати говоря, а что действеннее, на ваш взгляд, после таких поражений, как в Шарлеруа – эмоциональная тирада или молчание?
– Хороший вопрос. Сложно ответить однозначно. Зависит от ситуации, наверное. После победы над "Триумфом", например, я зашёл в раздевалку и сказал: "Парни, то, во что вы играли в третьей четверти, баскетболом назвать сложно. Так нельзя!" Я мог бы промолчать, но они должны понять, иначе история может повториться. Коллеги мне говорят: "Ну что ты их душишь, выиграли ведь крупно?" — а я объясняю: "Вяльцев в конце четверти не вовремя бросил, в ответной атаке мы получили из-под щита. Если я это не объясню сразу, то они на следующий день уже забудут". Таких эпизодов в матче уйма, но из них складывается рисунок игры.

– Иными словами, команда должна быть собрана на протяжении всей игры?
– Именно. Все 40 минут. Вы думаете, почему "Панатинаикос" постоянно выигрывает? Да потому что сохраняет концентрацию от стартового спорного до финальной сирены. Это тоже определённое искусство, и Обрадович владеет им почти в совершенстве. Я всегда шучу по этому поводу: "Баскетболисты — те же работники на лесопилке, только период, когда они обязаны быть внимательны, гораздо меньше, да и пальцев они не лишаются, если задумаются и совершат ошибку". Я не требую от своих игроков чего-то невозможного, не лезу в их личную жизнь и единственное, о чём прошу, быть сосредоточенными четыре часа в день во время тренировок и 80 минут в неделю во время игр. Беру пример с Обрадовича в этом плане. Он с утра давал такие нагрузки на тренировках, что никому вечером не хотелось никуда идти. Помню, предложил как-то Сабонису сходить вечером в ресторан попить пива, но он меня быстро завернул: "Ты что, он с утра нас так будет гонять, что умрём!". Есть у меня один игрок, подходит иногда спрашивает: "Почему у нас завтра утром тренировка?". Я обычно отвечаю: "А почему нет?". Они вообще смешные, порой не понимают, что всё делается ради их же блага.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг