Встать, суд идёт!
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

Встать, суд идёт!

Ультиматум Стерна не сработал, и шансов спасти сезон в НБА почти не осталось. Но всё же надежда умирает последней — в попытке спасти остатки сезона в бой идут матёрые юристы.
16 ноября 2011, среда. 18:45. Баскетбол
Не так давно некоторые игроки (под давлением агентов?) призывали к роспуску профсоюза за неэффективностью его действий. Билли Хантер и Дерек Фишер решили не подливать масла в огонь и поэтому пробуют добиться возобновления трудовой деятельности игроков в суде. На помощь эти двое призвали известного адвоката и старого знакомого Джефри Кесслера (на фото справа). Но одна голова – хорошо, подумали в руководстве профсоюза, а две – лучше. Поэтому совсем недавно в помощники Кесслеру был назначен Дэвид Бойс (на фото слева).

Сей достойный муж имеет за плечами огромный послужной список из судебных процессов высочайшей важности и сложности. Одно из таких – знаменитое противостояние Эла Гора и Буша (адвокат защищал Гора), когда фактически решилась судьба президентского кресла. Джефри Кесслер и вовсе выдающаяся фигура в процессах, связанных со спортом.

Хантер заявил, что игроки могут надеяться на звёздных защитников. Фишер вторит ему в унисон: "Хватит, на этот раз мы подадим иск".

После пресс-конференции двух глав профсоюза адвокаты согласились дать небольшое интервью.

— Несколько недель назад, пока репортёры только и трубили о ходе переговоров, толпясь на тротуаре у места проведения переговоров, вы спокойно проходили мимо и шли обедать. Могли ли вы представить себе, что окажетесь втянуты в этот процесс?

Бойс: Я просто ходил обедать! (Улыбается.) Со мной ни разу не заговаривал журналист, я даже не знал, что они там есть.

— Известно, что в вашей карьере были "спортивные" процессы и вы защищали интересы лиги, не так ли?
— Не всегда. Например, мы представляли интересы "Нью-Йорк Янкиз" против Лиги бейсбола. Также мы защищали права игроков в процессах с лигами и наоборот.

— В частности, вы представляли интересы НФЛ?
— Да, мы выступали тогда против игроков.

— Поясните, в чём разница между той ситуацией и нынешней?
— Не хотелось бы вдаваться в подробности, но эти два случая отличаются кардинальным образом. В нашем случае фактически провалилась попытка подписания нового коллективного соглашения. НБА намеренно избрала способом решения всех проблем ультимативную форму: или наше предложение, или никакого. Как видите, согласия достичь не удалось.
Игроки очень старались выступить единым фронтом, и поэтому ни о каком роспуске профсоюза речь не идёт. Многие застали переговоры по предыдущему коллективному соглашению, и эти "старожилы" не пошли на уничтожение профсоюза, так как полностью доверяли ему. И, несмотря на локаут, игроки всё ещё едины.

— А как же слухи о желании игроков лишить профсоюз лицензии?
— Это случилось лишь тогда, когда баскетболисты подумали, что переговоры окончательно и бесповоротно провалены. С их точки зрения, не было смысла продолжать что-то делать.
Но что мы имеем на руках? В данный момент мы составляем перечень всех последствий. Как вы знаете, я здесь не так давно, поэтому мне требуется время, чтобы составить мнение о том, какие шаги необходимо предпринять с правовой точки зрения. Но чисто по факту могу заверить всех, что игроки делали всё для подписания нового коллективного договора. И ребята решились на отказ лишь тогда, когда стало понятно, что наши оппоненты не хотят договариваться. Я не хочу, чтобы кто-то думал, будто баскетболисты заранее согласовали отказ — с кем бы то ни было.

— Как вы думаете, сколько времени продлится всё это?
— Владельцы могут хоть завтра открыть двери для игроков, пригласить их на работу. Для этого не нужен профсоюз. Баскетболистов можно точно так же нанять, как и любых других трудоспособных людей. Они могут вызвать человека, договориться о зарплате: не вижу никаких причин, почему им (боссам) не сделать это прямо сейчас.

— Хотя подобные выступления игроков (сбор подписей за роспуск профсоюза) препятствуют коллективным переговорам, но они не прекращаются, верно?
— Не будет никаких коллективных переговоров. Я думаю, командам в скором времени придётся договариваться с отдельными игроками. Всё возвращается к свободному рынку.

— Но может ли ассоциация вместе с её адвокатами встретиться с представителями лиги и отвергнуть некоторые предложения?
Кесслер: Решение о коллективном иске, как это уже случалось в НФЛ, может быть принято без прямого участия ассоциации (профсоюза). Это будет просто группа людей, которая (возможно) предъявит иск.

— Переговоры могут возобновиться в той или иной форме?
Б.:
Не думаю, что есть такая возможность.

Если (я говорю "если", т.к. иск ещё не оформлен) коллективный иск был бы сформирован и мы бы видели смысл в его предъявлении, то, по словам Джеффри (Кесслера), произошло бы следующее: адвокаты игроков встретятся с адвокатами боссов и попытаются принять какое-нибудь окончательное решение.

Решение, безусловно, будет неким компромиссом, который позволит турниру начаться. Но не ждите решения по коллективному договору.

— Вы подразумеваете, что иск может не быть предъявлен?
— Я всего лишь говорю о том, что мы ещё должны определиться, принять решение. Опыт Джеффри на десятилетия больше моего в делах такого рода. И мы ещё вернёмся к обсуждению того, какой подход является наиболее верным с нашей стороны в этой ситуации. Может быть, это предъявление иска. А может – нет. Нужно чётко представлять, что будет в этом самом иске, если он всё же появится. Нам ещё предстоит много работы.

— Лишение лицензии не "сработало" в НФЛ, что же будет сейчас?
— Ну, если вы помните, случай с НФЛ был рассмотрен в окружном суде, но это дело никогда не слушалось в апелляционном. Тогда ещё стоял вопрос, будет ли введён судебный запрет. Конечно, сейчас мы не будем добиваться никаких запретительных норм. Как вы знаете, Билли (Хантер) сказал, что единственное, чего не будут добиваться игроки, так это судебных запретов.

— А почему нет?
— Ну, по-моему, при существующем акте Норриса-Лагуардии (федеральный закон США от 1932 г., гарантирующий невмешательство работодателя в процесс вступления работников в трудовые союзы, а также исключающий запреты, в том числе судебные, на мирные коллективные дебаты) будет очень сложно добиться запрета. Здесь наши с Кесслером мнения не совпадают. Фактически данный акт направлен на отмену запретов и превращение всяческих диспутов в убыточное мероприятие.
Даже если представить, что можно добиться запрета, этот процесс, очевидно, затянется надолго. А игроки нацелены на поиск кратчайшего пути к решению проблем с началом сезона.

К.: Если смотреть на ситуацию с точки зрения игроков, коллективные переговоры практически сорвались. Потерпев крах в отстаивании своих прав, прописанных в трудовом законодательстве, они решили сделать упор на антимонопольные права, но убытки вырастают втрое. И мы думаем… – нет, игроки думают, – что это лучшая защитная позиция из возможных.

— Вы уже определились, кто будет истцом на слушаниях?
— Мы не собираемся обсуждать никакие юридические стратегии и тактики.

— Есть ли какие-либо признаки того, что всё можно вернуть на прошлые позиции (к рассмотрению более разумного договора)?
Б.: Послушайте, у меня нет никаких ожиданий, и я не вижу никаких симптомов. Я здесь всего-навсего пару часов.

Я знаю лишь то, что если профсоюз будет лишен его прав, то можно ставить крест на коллективном договоре. Это понимают и владельцы, но в такой ситуации было бы разумно продолжать "забастовку". Но я не знаю ничего о планах и стратегии клубных боссов.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг