"Если дело дойдёт до суда, схватка будет жаркой"
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

"Если дело дойдёт до суда, схватка будет жаркой"

Специалист в области экономики спорта и профессор Эндрю Цымбалист в интервью Grantland объясняет, к чему может привести роспуск профсоюза игроков и подача антимонопольного иска против лиги.
17 ноября 2011, четверг. 17:00. Баскетбол
В минувший понедельник стало известно о провале коллективных переговоров. А Билли Хантер и Дерек Фишер (кажется, поддерживаемые примерно половиной игроков) выказали намерение расформировать профсоюз и подать антимонопольный иск против лиги. В ответ Дэвид Стерн одарил этих ребят язвительной ремаркой: "Они как одержимые стремятся к самоуничтожению, и это печально". Противоборство потихоньку перебирается из гостиничных "переговорок" в залы суда. Но какова истинная сущность событий понедельника? Эндрю Цымбалист, специалист в области экономики спорта и профессор экономических наук, работавший ранее с профсоюзом, попытался объяснить, что к чему.

Чтобы подать иск, нужно лишить профсоюз лицензии, а игроки должны отказаться от организации как от единицы, ведущей коллективные переговоры и дела игроков. Есть два пути: письменное извещение о десертификации или же формальное лишение лицензии. Они (баскетболисты) собираются писать…
– Что означает роспуск профсоюза и подача антимонопольного иска?
– Это значит: чтобы подать иск, нужно лишить профсоюз лицензии, а игроки должны отказаться от организации как от единицы, ведущей коллективные переговоры и дела игроков. Есть два пути: письменное извещение о десертификации или же формальное лишение лицензии. Они (баскетболисты) собираются писать… В таком случае профсоюз больше не будет представлять позицию игроков, но на это у последних всегда есть ассоциация. Она не защищена национальным управлением трудовых отношений, поэтому под защиту трудового законодательства эта организация не попадает. Соответственно антимонопольный закон их тоже вряд ли защитит.

Но с того момента, когда игроки поняли, что коллективными переговорами ничего не достичь, они решили воспользоваться антимонопольными исками для достижения собственных целей. Фактически предъявитель такого иска обвиняет (пусть и не напрямую) все 30 команд лиги в негласном сговоре. И если получится, что команды сотрудничают друг с другом, вот оно: это неправомерно согласно антимонопольным законам, так как клубы независимые формирования. Именно на это будет делаться упор. Предположительно баскетболисты обвинят НБА в том, что лига в принудительном порядке склоняет их согласиться на свои условия (с крайне жёстким потолком заработной платы и подобными "несправедливостями"), что также является нарушением антимонопольных законов.

– Существуют ли чёткие временные рамки на принятие конкретного решения по выходу из ситуации?
– К сожалению, нет. Если не произойдёт чуда и владельцы не пойдут навстречу игрокам, дело дойдёт до суда. Всё начнётся с окружного суда, и прежде чем дело дойдёт до самого процесса, ещё десятки раз будет переноситься время слушаний по делу и всё в таком роде – так обычно и бывает. Там может происходить всё что угодно. В том числе речь может пойти о судебных запретах, которые будут направлены на признание неправомерности локаута. Если это произойдёт, игроки смогут вернуться на паркет ещё до вынесения официального решения.

Джефри Кесслер и Дэвид Бойс одни из самых успешных и эффективных адвокатов в стране. Поэтому с правовой точки зрения профсоюз хорошо защищён. Но не стоит забывать, что и у лиги очень сильная команда юристов.
Думаю, в конечном счёте всё закончится судебным разбирательством и процесс в окружном суде может занять месяцы, прежде чем появятся первые фактические результаты. Быть может, даже полгода. Нужно понимать, что какое бы решение ни было вынесено в окружном суде, слушания продолжатся и в апелляционной инстанции, а ведь может дойти и до Верховного суда. Пока ясно одно: если все эти судебные манёвры не дадут конкретного результата в ближайшем будущем, решение проблемы очень сильно затянется. В моём понимании, игроки надеются, что владельцы команд переосмыслят свою позицию и пойдут на дополнительные уступки. Хотя никто особенно не верит, что подобное может произойти до того, как всё дойдёт до суда.

– Придерживалась ли НФЛ подобной позиции во время футбольного локаута?
– Определённо да. Но там имели место судебные запреты с последующим обжалованием. Да и вся эта история с десертификацией была лишь уловкой: фактически они лишь собирались реорганизовать профсоюз. А сейчас на руках имеем сложные, а порой и скрытые юридические вопросы, на которые нужно (рано или поздно) найти ответы, прежде чем мы подойдём к самому главному вопросу.

– Профсоюз утверждает, что Джефри Кесслер и Дэвид Бойс справятся с делом. Что вы думаете о них?
– Они одни из самых успешных и эффективных адвокатов в стране. Поэтому с правовой точки зрения профсоюз хорошо защищён. Но не стоит забывать, что и у лиги очень сильная команда юристов. Это будет настоящая схватка. Но предсказать что-либо крайне тяжело. Очень важную роль будет играть судья: во многом он будет влиять на конечный результат. В этом деле ещё очень много неясностей. Есть ощущение, что игроки верят в то, что делают. Поэтому у них гораздо больше возможностей и желания предпринимать конкретные шаги, чем было.

Сейчас всё очень сложно. Вы спрашиваете, есть ли хоть небольшая возможность начать сезон? Да, шанс есть
– Но почему профсоюз не стал действовать в таком ключе до того, как переговоры фактически сорвались?
– Мне кажется, они рассматривали суд как крайнюю меру: на случай, если не останется других рычагов воздействия на ситуацию. Они надеялись достичь большего в переговорах. Никто не хотел роспуска профсоюза. Игроки до последнего надеялись, что Хантер и Фишер смогут-таки обеспечить их работой. Но время шло, профсоюз занимал крайне пассивную позицию и многие забеспокоились: все опасались отсутствия конечной договорённости, и тогда баскетболисты оказались бы в очень затруднительном положении. В итоге так и случалось: владельцы поставили ультиматум, практически не оставив выбора спортсменам. Оставалось всего два пути: согласиться на практически неприемлемые условия или делать то, чем они занимаются сейчас. Возможно, было бы благоразумнее распустить профсоюз раньше, но они решили не спешить с этим решением.

– Помешает ли сложившаяся ситуация началу сезона?
– Сейчас всё очень сложно. Вы спрашиваете, есть ли хоть небольшая возможность начать сезон? Да, шанс есть. Часть проблемы состоит в том, что весь процесс коллективных переговоров основан на отстаивании интересов каждой стороны. При этом в ход идут самые разнообразные методы: заявления в СМИ, коллективные шествия и выступления, различного рода предостережения, некоторые отваживаются на абстрактные угрозы. Если короче, то всем этим они занимаются уже довольно давно и хорошо себе представляют, с чем имеют дело. А теперь стороны выходят на новый уровень, где они трижды подумают, прежде чем что-то сказать в адрес оппонента (а тем более сделать). Возможное возвращение за стол переговоров тоже будет тщательным образом обдумано.

К сожалению, могут пройти месяцы, прежде чем появится конкретный выход из ситуации. Думаю, владельцы сделают упор на том, что эта десертификация профсоюза – липа: мол, как только они добьются своего, организация наверняка будет воссоздана в том или ином виде. С самого же начала они попросят о судебном запрете и, если добьются своего, дальше будут отталкиваться от результата. Но допускаю и такой вариант, что боссы не будут это делать. Быть может, самые миролюбивые из владельцев соберутся и скажут: "Довольно. Давайте поднапряжёмся и покончим со всем этим". Если они пойдут на такой шаг, сезон, возможно, начнётся, скажем, к концу декабря. Но шансы на такой исход крайне малы.
Источник: Grantland.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник