Леброн Джеймс
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

Джеймс: вернуться в "Кливленд"? Это не невозможно

Лукавство, сравнение с великими, знание истории и сложные взаимоотношения с Дэном Гилбертом – обозреватель ESPN Брайан Уиндхорст анализирует интервью Леброна Джеймса The Guardian.
22 ноября 2011, вторник. 19:35. Баскетбол

Леброн редко даёт длинные интервью в режиме «один на один». Собственно, такого не происходит практически никогда. Причин хватает – от элементарной нехватки времени на общение со всеми желающими журналистами до личных пристрастий. Как правило, Король не изменяет этому правилу и за пределами США. Но на прошлой неделе Джеймс провёл продолжительную беседу с английским журналистом Дональдом Макрэем из The Guardian. Произошло это в Лондоне во время рекламного турне форварда «Майами» для Nike.

На самом деле Англия – не самый мощный баскетбольный рынок в Европе, и журналистов, пишущих об этой игре, на Туманном Альбионе не тысячи. Леброн интересуется этим регионом прежде всего потому, что недавно стал совладельцем популярнейшего футбольного клуба «Ливерпуль». О том, что икона современного баскетбола не так уж и известна в Британии, говорит хотя бы тот факт, что The Guardian ждали восемь дней, прежде чем опубликовать это интервью.

– Скажите, когда владелец «Кливленда» Дэн Гилберт выступил с жесточайшей критикой в ваш адрес из-за знаменитого «Решения», вы не подумали, что были правы и что переход в «Хит» был оправданным?
– Я не думаю, что мне нужно было оправдывать это решение. Гилберт, скорее всего, говорил все это просто на эмоциях. Я не воспринимаю это слишком лично. Будучи профессиональным спортсменом, ты можешь услышать в свой адрес очень многое. Но я не зацикливаюсь на этом, а просто стараюсь двигаться вперёд, достигать своих целей.

– Я слышал, вы сказали, что не исключаете, что когда-нибудь вернётесь в «Кавальерс». Это правда?
– Это не невозможно (улыбается).

– Но нежелательно?
– Это не невозможно (смеётся). Я по-прежнему люблю этот город, у меня осталось столько добрых воспоминаний о нём и о болельщиках, что я говорю: это не невозможно.

На самом деле, Джеймса уже спрашивали о ситуации с Гилбертом. Например, он говорил об этом в интервью журналу GQ примерно год назад. «Вы очень хорошо видите характер и сущность людей в трудные времена. Мы – я и моя семья – очень хорошо увидели сущность этого человека», – сказал он тогда.

У Джеймса и Гилберта очень длинная история взаимоотношений – как до, так и после исторического перехода. На недавней встрече игроков и владельцев клубов в Нью-Йорке в рамках переговоров по локауту, эти двое провели несколько часов в одной комнате. Как говорят очевидцы, Леброн даже не смотрел в сторону Дэна. Определённо, эти двое не станут посылать друг другу открытки на Рождество. Но заметно и то, что игрок в последнее время заметно оттаял. На самом деле, дверь, ведущую обратно в Кливленд, он всегда старался оставить открытой. Точно так же, как пару лет назад оставлял за собой дверь, ведущую оттуда.

– Многие великие игроки до вас, такие как Бёрд, Мэджик или Джордан, не раз говорили, что не хотели бы играть

в одной команде со своими бывшими соперниками.
– Да, всё верно.

– Состоятельна ли их точка зрения или баскетбол слишком изменился?
– Знаете, когда «Лейкерс» задрафтовали Мэджика, у них уже был Карим. Когда команда была окончательно сформирована, Джеймс Уорти являлся неотъемлемой частью коллектива, так же как и Джамал Уилкс и Боб Макаду. Как видите, «озёрники» обладали четырьмя членами Зала славы НБА. В то же время Джордан рвал и метал, ведя за собой «Чикаго», которому удалось на драфте заполучить Скотти Пиппена, а вслед за ним и Хораса Гранта – двоих поистине великих игроков. Дальше – больше: в команду пришёл Деннис Родман, ещё один член Зала славы. Как видите, этот коллектив тоже был создан «под Джордана». Та же песня и с Ларри Бёрдом: он играл вместе с Кевином Макхейлом, Робертом Перришем, Дэнни Эйнджем – все замечательные баскетболисты. В конце концов Билл Уолтон перебрался в «Бостон». Как видите, я хорошо знаком с историей игры. Индивидуально сильные игроки часто бывают в центре всеобщего внимания. Но никогда ещё не было человека, который бы добился хоть чего-нибудь значимого без помощи партнёров. Да, можете «копнуть» глубже: были времена, когда Оскар Робинсон не опускался ниже «трипл-дабла» в среднем за сезон. Но победа в чемпионате не приходила, пока он не объединился с Каримом. Точно так же можно сказать и о Джерри Уэсте. Ведь немногие вспомнят, что он участвовал в девяти финалах и терпел поражение в восьми из них, а победил лишь в последнем.

Вот что следовало сказать Леброну сразу после финала, вопреки тому, что многие ожидали от него нытья. Типа «завтра все люди, желавшие мне неудачи, столкнутся со своими ежедневными делами и проблемами, а я продолжу свою жизнь и буду делать то, что я посчитаю нужным». Джеймс сразу же пожалел о многом из сказанного и назвал то поражение одним из самых горьких в карьере. На следующий день он попытался «отмазаться», но было слишком поздно.

Месяцы спустя он прибегает к невиданному красноречию и своим познаниям в истории НБА, дабы пояснить ход своих мыслей применительно к принятому решению. Надо сказать, такой шаг породил множество вопросов по поводу методов игрока. Прошло несколько месяцев, прежде чем Джеймс смог правильно сформулировать свои мысли по этому поводу и огласить их. В ночь, когда «Майами» одолели «Бостон» в плей-офф, баскетболист сказал:

«Глубоко внутри, несмотря на всю мою любовь к бывшим одноклубникам из Кливленда, мне приходилось мириться с тем, что я не могу практически в одиночку противостоять командам соперников. То, как всё вышло с друзьями, семьёй и фанатами, очень некрасиво, и я приношу извинения всем им. Я осознавал, что таких шансов больше могло и не быть. Но я был вынужден пройти через всё это, воссоединиться с Уэйдом и Бошем, как и со всей командой, чтобы обыграть такой мощный клуб, как „Селтикс“, и пройти дальше».

Но и на этом Джеймс не стал останавливаться. В интервью The Guardian игрок рассказал, что знание истории очень помогло ему принять решение о переходе в «Майами». Также он продолжает рассуждать о двоих звёздных партнёрах, в игре с которыми (по словам самого Леброна) он получает неподдельное удовольствие.

У Робертсона – одна из лучших статистик во всей истории НБА, однако ничего не предвещало триумфа вплоть до его 11-го сезона в лиге, когда он всё же выиграл перстень с «Милуоки Бакс». К слову, в пяти из них он даже не выходил в плей-офф… Сравнение очень показательно, ведь Леброн отыграл уже восемь сезонов, и девятый всё ещё под вопросом: игрок чувствует неослабевающее давление и ответственность.

В какой-то мере сравнение показателей великих со своими собственными – это защитный механизм. Таким образом, он пытается ответить всем – критикам и злопыхателям – разом. Можно было бы спросить его об этом, но Джеймса это совершенно точно вывело бы из себя.

– Вы встречались с Пэтом Райли, и он показывал вам чемпионские перстни. Стало ли это ключевым моментом?
– Определённо, да. Это было что-то: я хорошо знаю историю и представляю себе, сколько перстней он выиграл как тренер и каким был игроком в Кентукки (со всеми непостижимыми подробностями, которые обычно сопровождают карьеру великих баскетболистов). Но многое я решил для себя и поверил команду, когда понял, как сильно чувство баскетбольной семьи в команде. Они всегда заботятся о ребятах, несмотря на результат, и это было чрезвычайно важно для меня.

Было множество явных и скрытых намёков на то, что Леброн всё же вёл тайные переговоры с «Хит» ещё до того, как стал свободным агентом. Сообщалось о тайных встречах и прочих подобных вещах. Глупо спорить с тем, что решающим фактором был призыв Уэйда воссоединиться именно в стане «Майами», а не в том же «Чикаго» или где бы то ни было ещё. И Дуэйн (по его же словам) был крайне удивлён, что Джеймс принял «приглашение». Несмотря на всё это, Леброн не раз после этого призывал не раздувать значение его официальной встречи с представителями «Хит».

«Майами» был третьей командой, которая контактировала с Джеймсом. Их «послы» прибыли за час до приезда самого игрока. Эрик Споэльстра говорил с ним, Микки Арисон даже был в костюме и при галстуке, а Алонзо Моурнинг и вовсе плакал.

Но Пэт Райли уже сделал своё дело: вид его перстней сильно подействовал на Джеймса тогда, да и по сей день действует.

Источник: The Guardian Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
29 июня 2017, четверг
28 июня 2017, среда
27 июня 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Что ждёт Тимофея Мозгова после обмена в «Бруклин»?
Архив →