100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: Георгий Гигинеишвили
Фото: Fotobank.ru/Getty Images

"Старик, который когда-то тренировал Айверсона"

О студенческой лиге и НБА, Миллере и Айверсоне, чемпионском "Детройте", Джордане, былых временах, дружбе с Поповичем и многом другом – в интервью выдающегося баскетбольного специалиста Ларри Брауна.
30 апреля 2012, понедельник. 15:30 Баскетбол

Ларри Браун недавно был назначен главным тренером университета Южного Методиста. Он является единственным тренером в истории, кто приводил к победе в чемпионате как студенческую команду, так и клуб НБА. Специалист трижды признавался лучшим наставником АБА и тренером года в сезоне-2000/01, когда стоял во главе «Филадельфии». 71-летний коуч праздновал успех в лиге NCAA в 1988-м с «Канзасом», а чемпионство в НБА досталось ведомому им «Детройту» в 2004-м. Ларри тренировал восемь франшиз НБА и входит в число семерых тренеров, кто имеет на персональном счету более 1000 побед. Член Зала славы баскетбола дал интервью НБА ТВ.

Для меня игра – это всегда переживание. Мой главный страх состоит в том, чтобы ребята вдруг не оказались не готовы к тому или иному развитию событий. Но тренировки – это то, что я по-настоящему люблю. Обожаю наблюдать за тем, как они растут и развиваются.

– Ларри, назовите наиболее значимые различия работы на капитанском мостике в студенческой лиге и профессиональной.
– Что ж, это уже ни для кого не секрет. Профессионалы очень быстро понимают, можешь ты сделать их лучше или нет. Основная задача заключается в том, чтобы привести подопечных к пониманию различий между критикой и непосредственным наставлением. С возрастными баскетболистами бывает тяжело, особенно если их в составе несколько: необходимо разрабатывать целые стратегии поведения с каждым из них. Но ближе к концу дня они становятся голодны до баскетбола. И тот коуч, который сможет сделать их лучше, вызывает у ребят искреннее восхищение и абсолютное доверие. За это я и обожаю свою работу.

К счастью, в профессиональной лиге тренер обязан отчитываться только перед владельцем. Не нужно беспокоиться за кадры, переживать за студентов и их занятия, отбиваться от недовольных отведённым игровым временем родителей и так далее. Но в колледже, с одной стороны, работать приятнее: их можно научить гораздо большему, чем уже состоявшихся баскетболистов.

Для меня игра – это всегда переживание. Мой главный страх состоит в том, чтобы ребята вдруг не оказались не готовы к тому или иному развитию событий. Но тренировки – это то, что я по-настоящему люблю. Обожаю наблюдать за тем, как они растут и развиваются.

Если честно, я не люблю участвовать в селекции. Но, скажем, в «Канзасе» или «Северной Каролине» было здорово быть вовлечённым в процесс формирования состава. Это даже оказалось приятнее, чем я ожидал (смеётся).

– Недавно Миллер назвал вас перфекционистом в несовершенном спорте. А каково тренировать самого Реджи?
– Он, безусловно, один из величайших «клатчеров», с которыми мне приходилось работать. Более того – я не видел никого, кто был бы столь же заряжен на борьбу в каждом матче. Не случайно, что он провёл столько лет жизни лишь в одном клубе: он работал, усердно самосовершенствовался бок о бок с людьми, которых ценил и уважал. Я даже иногда ловил себя на мысли, что он слишком ориентирован на командные действия, что периодически шло Реджи во вред.

Я восхищаюсь тем, как держал и преподносил себя Миллер. Он всем своим видом выказывал уважение к партнёрам и подтверждал всё игрой. Когда он завершал карьеру игрока, мне казалось, что этот-то уж точно сможет отбегать ещё лет пять на том же запредельном уровне. Многие утверждали, что он слаб и недостаточно атлетичен. Но его тело было просто машиной: он был очень мощным и физически сильным. Причём он оборонялся получше многих современных товарищей по амплуа.

– Если бы пришлось выбрать Реджи Миллера как пример для молодого спортсмена, какой элемент в его исполнении выделили бы как эталонный и достойный подражания?
– Он пользовался заслонами, как никто другой. Реджи зачастую не стремился создавать ситуацию для атаки самостоятельно. Конечно, он был способен сделать это, если того требовало развитие матча. Но он был очень терпелив и невозмутимо дожидался розыгрыша комбинации и хладнокровно завершал их. Не каждый умеет работать без мяча столь же продуктивно, как с ним. А Реджи умел: движение, заслон, бросок – вот и всё. Нынешняя молодёжь прекрасно управляется с мячом, но многие понятия не имеют, как правильно действовать без него. А ведь необходимо научиться понимать, как помочь партнёрам, как освободиться от опеки. Считаю, что у Реджи был врождённый дар. Но Байрон Скотт очень помогал Миллеру, когда перешёл в «Индиану», ведь он тоже мастерски пользовался спинами «больших» партнёров.

Аллен Айверсон однажды признался, что вы – лучший наставник, под началом которого ему приходилось выступать. Между тем известно, что в работе с Ответом всегда возникали трения, временами довольно жёсткие. И всё же, каковы ваши воспоминания об Аллене – как о человеке и баскетболисте?
– Он сам сказал, что было нелегко со мной? Даже интересно, ему или мне. Я уже сказал, что Реджи был потрясающим. Но Айверсон выше любых классификаций и чартов. Он обладает большим сердцем. И пусть парень не всегда вкалывал на тренировках как надо, не всегда выполнял указания тренера. Но в официальном матче никто не сражался с таким же рвением, как Аллен. К сожалению, его время ушло. Вне всяких сомнений, подобных баскетболистов мы больше не увидим – он был уникален.

Но, конечно, я мечтаю о том, чтобы снова тренировать команду, где будет выступать Айверсон. Он заслуживает того, чтобы люди сходили с ума на трибунах, скандируя его имя. От лица всех болельщиков и любителей баскетбола ему бы стоило адресовать примерно следующие слова: «Спасибо, Аллен. Ты – один из величайших атлетов всех времён. Мы обожали тебя и требуем, чтобы ты не расставался с баскетболом до конца своих дней».

Конечно, он не раз огорчал меня своими действиями на тренировках. Я знал, что он может стать ещё лучше, но он элементарно не слушался. Удивительно, но когда люди видят меня в аэропорту или где-нибудь ещё – им нет дела до моего имени или должности. Они твердят: «О, этот старик тренировал Аллена». Для меня это один из величайших комплиментов. И если б я назвал после него своё имя – они бы его даже не запомнили.

Но, конечно, я мечтаю о том, чтобы снова тренировать команду, где будет выступать Айверсон. Он заслуживает того, чтобы люди сходили с ума на трибунах, скандируя его имя.

Когда я бываю на тренировках других команд, игроки часто подходят и расспрашивают об Аллене. Их не интересует, что о нём говорили злые языки. И правда, ведь его соревновательный дух, воля к победе и зрелищность – вот что является истинной причиной восхищения. Айверсон изо дня в день проделывал такие вещи, которые сводили народ с ума.

– Каково было работать для Майкла Джордана в бытность тренером «Шарлотт»?
– Он дал мне шанс: тогда я был безработным, но в итоге у нас не срослось. Я всегда буду уважать его. Он был и остаётся лучшим из лучших. И работать для него было моей мечтой, которая осуществилась. Пожалуй, самым большим разочарованием в моей жизни было увольнение с поста главного тренера «Бобкэтс».

– Трудно работать с Его Воздушеством?
– Да, порой было непросто. Но мне нравятся ребята, которые задирают планку и требуют от тебя результат. Я тоже стараюсь применять это в своей работе, но при этом никогда не буду требовать больше, чем спортсмены способны осилить.

Для Майкла я старался выжимать всё лучшее из того, что умею. Он поразительный человек – ему всегда мало, он не может насытиться проблемами, препятствиями, а точнее – их преодолением. Но, по моему глубокому убеждению, ему стоило бы окружить себя людьми, которые не побоятся сказать ему правду в лицо.

Он всегда помогает людям, пытается подсобить друзьям чем может, и всё это для него – вызов. На следующий день ему требуется новый. Мы тогда достигли нокаут-раунда, но его не удовлетворил подобный результат.

– Вы трудились для ещё одной легенды НБА – Айзейи Томаса. Что скажете об этом периоде?
– Что ж, он тоже очень помог мне, но я опять не оправдал надежд. Если бы я мог вернуться в прошлое – никогда бы не согласился на эту работу. Порой стоит отказываться от возможностей: я бы так и сделал, если б знал, чем обернётся эта затея.

Я ведь вырос в Бруклине, где сформировалось несметное количество звёзд. Я восхищался ими и старался брать пример, впитывать всё лучшее – тогда команды были феноменальными. И когда появилась возможность тренировать «Никс» — я согласился, не раздумывая, ведь это было моей сокровенной мечтой. Тогда я понял, что лига нуждается в успешном выступлении нью-йоркцев. Лига сделала очень многое ради меня: тому же Дэвиду Стерну я обязан многим. И тем тяжелее терпеть сокрушительную неудачу, когда на тебя возлагаются огромные надежды: врагу не пожелаешь такой участи.

Я был сломлен. Но теперь мне радостно видеть явный прогресс этой франшизы. Когда-то мы с Майком Вудсоном вместе трудились во благо «никербокеров». Теперь я снова счастлив, так как чувствую причастность к успеху команды.

– Вы привели «Детройт» к чемпионству, не имея ярко выраженной суперзвезды в составе. Да, все игроки были звёздными, но не более того. Принёс ли этот успех особое удовлетворение?
– Я с вами не согласен: они все были суперзвёздами. Если бы тот состав не развалился, нам было по силам взять ещё пять-шесть титулов. Они играли так, как надо. Кроме того, они перманентно обсуждали, как можно сделать баскетбол лучше. И когда мне говорят, что они не были лучшими из лучших – это вызывает у меня искренний смех.

Бен Уоллес был мегазвездой в своём деле. Рашид Уоллес, по расхожему мнению, был лучшим великаном в истории лиги, хоть многие и недооценивали его. Чонси – выдающийся атлет, личность: он пожертвовал многим ради меня. Рип Хэмилтон, пожалуй, это клон Рэджи Миллера. И, наконец, Тэйшоун Принс – ему просто показали, как правильно. И он безукоризненно действовал в нужном ключе.

Все эти ребята ежедневно поддерживали друг друга, стояли за партнёров горой. Ведь баскетбол – это командная игра. И они стали воплощением этого понятия.

– Что означает фраза «играли правильно»?
– В университете я занимался у потрясающего специалиста. Он запрещал нам защищаться «зоной», пресекал любые попытки играть от быстрого прорыва: он учил нас правильно играть в баскетбол. Нужно было персонально действовать против своего опекуна, передвигать мяч и жертвовать всем ради партнёров. Потом я перебрался в Каролину, где выступал под началом Фрэнка Магуайра – возможно, лучшего специалиста всех времён. Затем пришла победа в чемпионате, превосходство над Уилтом, тренировался у Дина Смита – ещё одного величайшего тренера. На моём жизненном пути было ещё много выдающихся личностей. Из собственного опыта могу заключить лишь следующее: главное – не жадничать, трудиться по полной и получать удовольствие от игры.

– Каковы воспоминания об АБА?
– Это было ценным опытом: я провёл там пять лет и в итоге стал тренером. Я тогда очень многому научился. В то время в НБА не делали упор на работу «малышей». Когда меня выбрали на драфте, кто-то сказал: «Мы думали, ты больше. Как же ты собираешься защищаться против Оскара Робертсона, Джерри Уэста или Джона Хавличека?» Я уже тогда был парень не промах (смеётся) и ответил: «Я видел статистику: эти ребята набирают в среднем по 30 очков за матч. Отсюда напрашивается вывод, что их вообще никто не опекает». Тогда меня вообще не пригласили в летний тренировочный лагерь – забавно об этом вспоминать.

У «Клипперс» был ужасающий период, который они смогли преодолеть. И теперь они заслуженно конкурируют с «Лейкерс» на равных. Дональд определённо заслужил это. Но восхождение «младшего брата» сказалось на уровне баскетбола в целом: благодаря им их принципиальные соперники тоже прибавили.

Пребывание в рядах профессионалов сильно ограничивало баскетболистов. Но многие ребята сильно прибавили, выступая в АБА. И, перебираясь в НБА, они уже были наполовину готовы к участию в Матче всех звёзд.

– Сильно ли изменился баскетбол с тех пор?
– Раньше лига насчитывала 90 человек, по десятку на каждую команду. Теперь баскетболистов раз в пять больше. Получается, что игроков «старта» у нас 150. В былые времена баскетбол был гораздо качественнее, но люди этого не понимают.

С другой стороны, сейчас спортсмены сильно прибавили в плане атлетизма. Тренерский арсенал также прошёл необходимый этап эволюции и стал богаче. Но, опять же, ребята в былые времена понимали, что баскетбол – командный вид спорта. Они ценили каждую минуту на паркете. Не каждый сопляк мог просто так прийти и заиграть: это право нужно было заслужить. Тем не менее нынешняя молодёжь – наиболее талантливая из всех, кого я видел.

– Что скажете о владельце «Клипперс» Дональде Стерлинге? В кои-то веки его клуб играет весьма успешно.
– Когда говорят о титуле самого ценного игрока сезона – я не нахожусь, что сказать. Мысли разбегаются в разные стороны – тут и Крис Пол, и Кевин Дюрант, и Леброн Джеймс. Думаю, стоит включить в список соискателей и Тайсона Чендлера.

У «Клипперс» был ужасающий период, который они смогли преодолеть. И теперь они заслуженно конкурируют с «Лейкерс» на равных. Дональд определённо заслужил это. Но восхождение «младшего брата» сказалось на уровне баскетбола в целом: благодаря им их принципиальные соперники тоже прибавили. Причём я призываю обратить внимание на Рамона Сэшнса. Во многом благодаря ему «Лейкерс» стали ещё опаснее.

– А какие у вас отношения с Грегом Поповичем?
– Он не раз выручал меня, да и я старался не оставаться в долгу. Поп – замечательный, но я не считаю его одним из лучших тренеров в истории НБА. Я вообще назвал бы его одним из сильнейших наставников в истории баскетбола. Он делает игроков лучше, он обожает эту игру и людей, с которыми работает. Он невероятно точен. Каждый матч его команды – учебное пособие и источник наслаждения для любого, кто ценит этот вид спорта. Они защищаются, они делятся мячом – всё то, о чём я вам уже рассказывал.

Вы только посмотрите на них: эти парни не изменяют своим идеалам на протяжении стольких лет. И кто посмеет сказать, что их философия не верна? В общем, я рад за Грега – он отличный парень и всё делает верно. Самое главное – он печётся о развитии баскетбола. Многие специалисты не любят делиться мыслями и наработками – для Попа это не проблема. Он очень ответственный человек и прекрасно знает своё дело.

Источник: NBA Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
25 сентября 2017, понедельник
24 сентября 2017, воскресенье
Партнерский контент