Йонас Казлаускас
Фото: Григорий Сысоев РИА "Новости"
Текст: Лев Савари

Казлаускас: беру всю вину за поражение на себя

Об отсутствии понимания произошедшего, неприятных ощущениях по ходу встречи, смазанных штрафных в концовке, собственной вине и "завершении" карьеры – в интервью главного тренера ЦСКА Йонаса Казлаускаса.
14 мая 2012, понедельник. 12:15. Баскетбол

– Йонас, у вас есть объяснения случившемуся?
– Нет слов, что я могу сейчас сказать? В первую очередь тренер виноват в том, что не справился с управлением командой в концовке. Последние несколько минут шла очень нервная игра – сбились на индивидуальную игру, начали тащить поодиночке, замены не действовали, о командных взаимодействиях даже не хочется говорить. Ну и в дополнение ко всему трагический процент реализации штрафных… Я не понимаю, как опытные игроки могут так нервничать и не попадать штрафные. Сопернику нечего было терять: молодые, начали бросать, мы начали делать элементарные ошибки, помогать там, где не надо, получали открытые «трёшки». Словом, не справились с ситуацией.

– Но ведь команда вела аж 19 очков…
– Не знаю, может ли такой шанс быть ещё. По игре смотришь на статистику — у тебя выше показатели, но она проиграна и от этого никуда не денешься. Трудно очень… трудные минуты.

– Что случилось в концовке, на ваш взгляд, когда Шишкаускас пошёл бить штрафные?
– Если бы я знал. На скамейке мы решали, кто будет бить. По лицам ребят я видел, что они все готовы. Выбрали Рамунаса, но нужно было забить, а мы оба смазали, потом этот идиотский бросок на последней секунде. Всё как в тумане…

– Какой момент в игре стал ключевым?
– Если честно, то я ещё в конце второй четверти почувствовал, что мы упускаем нити игры – уже тогда начали слишком много играть индивидуально. За это я налетел и на Шведа, и на Гордона. Но жалко, что во второй половине это продолжилось. А когда греки заменили Спанулиса, вполне возможно, что возникла некая самоуспокоенность: отрыв большой, соперник смирился, победа в наших руках. Всё, что происходило дальше, мне сейчас сложно объяснить, в том числе и два промаха со штрафных Шишкаускаса.

– Что бы вы изменили до игры, если бы была возможность?
– Не могу сказать, что мы подготовились плохо. Мы вели "+19", оборонялись почти образцово-показательно. Даже когда греки воспрянули, я сказал: «Нам не надо ничего менять. Мы должны продолжать гнуть свою линию». Но нам не удалось. Мы перестали быть командой, один попробовал, другой, третий. За последние три минуты смазали четыре штрафных, пропустили три трёхочковых от Папаниколау. Слов нет.

– Во время последнего тайм-аута поставили задачу довести мяч до кого-то из «маленьких»?
– Да. Или Теодосич, или Шишкаускас должны были открыться и получить. Милош один смазал, уже нервничал, выбрали Рамунаса в качестве первой опции. В начале моей карьеры он точно так же смазал концовку матча с Америкой на Олимпиаде. Теперь вот и в конце моей карьеры. Обе игры были одними из важнейших. Отличный игрок, большой мастер, но вот случается такое.

– Вы завершаете карьеру?
– Надеюсь, что нет. Это я образно сказал.

– Скажите, у этого поражения есть авторы?
– Зачем сейчас об этом? Напишите: Казлаускас. Я беру всю вину за неудачу на себя, потому что с таким колоссальным преимуществом тренер не имеет права проигрывать встречу. Сейчас на горячую мы можем много наговорить, но, наверное, слишком рано поверили и расслабились. Когда мы достигли максимума в третьей четверти, у меня возникло какое-то неприятное чувство. Взял сначала один тайм-аут, потом второй, чтобы успокоить команду, но мы начали катиться вниз.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
24 апреля 2017, понедельник
23 апреля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Какое событие регулярного чемпионата НБА стало самым ярким?
Архив →