Здовц: я заслуживаю быть услышанным, поэтому иногда выхожу из себя
Фото: pbleague.ru
Текст: Павел Хрусталёв

Здовц: не из космоса же я прилетел

Об итогах первого сезона в России, трансферной политике в межсезонье, условиях для тренировок и судейском факторе – в первой части интервью главного тренера петербургского "Спартака" Юре Здовца.
5 июня 2012, вторник. 14:40. Баскетбол
На это интервью ваш покорный слуга шёл, испытывая небольшой мандраж. Причину оного понять совсем несложно – во-первых, оно было первым в жизни молодого корреспондента, а во-вторых, собеседником должен был стать Юре Здовц, главный тренер той самой сборной Словении, которая навела шороху на Евробаскете-2009. Сейчас местом работы наставника является санкт-петербургский "Спартак", который в начале прошлого сезона играл так, что любители спорта в городе на Неве говорили о нём даже в перерывах матчей "Зенита" в футбольной Лиге чемпионов. Но опасения оказались напрасными – чемпион Евролиги-1993 в качестве защитника "Лиможа" на контакт шёл охотно, стараясь отвечать на вопросы максимально обстоятельно.

"КОГДА МЫ ОБЫГРАЛИ ЦСКА, Я НЕ РАДОВАЛСЯ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО БЫЛО ЛИШЬ НАЧАЛО ПУТИ"

– Юре, в свой первый год в России вы создали команду, которой многие до поры до времени восхищались…
– В прошлом сезоне мы показывали игру на уровне лучших европейских команд. Возможно, слишком рано начали играть хорошо. Когда мы обыграли ЦСКА, я не был счастлив, поскольку это было лишь начало пути. С тех пор к игре с нами все начали готовиться более тщательно, все видели в нас реальную силу, особенно в России. Химки, УНИКС – они осознали, что мы представляем собой угрозу. Но до тех пор, пока все были здоровы, мы играли на самом высоком уровне. Многое сложилось не так, как хотелось. Если получится сохранить команду и сделать одну-две перестановки, я буду доволен. К сожалению, большая проблема заключается в лимите на легионеров, существующем в России.

– Изменения будут касаться преимущественно "больших"?
– Нет, на других позициях тоже возможно появление новичков. Как вы знаете, Гальперин уже точно не останется в команде.

– Что вы можете сказать по поводу ситуации с Зозулиным? Для многих болельщиков он является самым важным игроком в команде.
– Его контракт истекает, но мы хотим, чтобы он остался, потому что Алексей наш капитан. Я не знаю, найдутся ли у нас деньги для того, чтобы переподписать его на следующий сезон.

– У него ведь были проблемы с травмами, из-за которых он не мог выйти на свой прежний уровень в этом сезоне.
– Я не знаю, как он играл раньше. В этом году у него случались хорошие матчи, но на его примере я хочу сказать во что. Я всегда верил в то, что в команде должно быть около 14 игроков, каждый из которых в нужный момент должен быть готов сыграть на максимуме возможностей. Ввиду всех травм, которые свалились на нас в этом году, мы вынуждены были заставлять баскетболистов играть по 30-35 минут, и к концовкам встреч они уставали. Мы не могли заменить их раньше, потому что других игроков просто не было. Если же вы располагаете глубокой "скамейкой", то можете выпустить одного игрока на три минуты и заменить его в случае неудачи. Такой возможности мы лишились в конце сезона.

"НЕ ДУМАЮ, ЧТО ПОНКРАШОВ ВЕРНЁТСЯ. ПОЛАГАЮ, ЕГО В ЦСКА ВСЁ УСТРАИВАЕТ"

– Вернёмся к теме трансферов. Останется ли в команде Котишевский?
– По поводу Котишевского решение ещё не принято. Гораздо легче купить игроков из Европы – там выбор из двух-трёх тысяч баскетболистов, в России же их максимум 30. Они очень дорогие. У нас по-прежнему ограниченный бюджет, мы не можем платить огромные деньги. Это просто невозможно. Поэтому мы собираемся расстаться только с одним иностранцем. Если говорить о таких игроках, как Беверли, Стрельниекс, Драгичевич, Маврокефалидис – максимум один из них уйдёт, но не обязательно.

– Наверное, наиболее вероятен уход последнего?
– Не знаю. У него очень большой контракт. Проблема, которая существует с Лукашем, заключается в следующем – я взял этого игрока для того, чтобы он был лидером. Он пришёл из "Олимпиакоса", где он был на вторых ролях, и я не удовлетворён тем, как он играл. Это не перформанс лидера. Мне казалось, что Маврокефалидис вместе с Гальпериным могут поднять "Спартак" на новый уровень, и они, в принципе, сделали это, но в концовках встреч мне не хватало их опыта. В самые важные моменты игроки такого класса должны подавать себя с лучшей стороны, и это то, чего им не удавалось сделать. И у того, и у другого были проблемы с адаптацией – они приехали из "Олимпиакоса", где у них было всё, здесь же их никто не знал, нужно было перестраиваться, и у них с этим возникли проблемы. Для них это был шок.

– То есть вы не сторонник глобальной перестройки, вас устроят буквально одна-две перестановки?
– Да, конечно.

– Возможно, мы можем поговорить более конкретно по позициям?
– Преимущественно будем искать игроков на позиции четвёртых и пятых номеров. С разыгрывающими у нас всё в порядке. Вместо Гальперина хотелось бы взять русского баскетболиста, но выбирать нужно будет и из иностранцев тоже. На это бессмысленно жаловаться, но мы не можем выбирать из достаточного числа русских игроков. До моего прихода в "Спартаке" играл Понкрашов, но сейчас он в ЦСКА.

– Возможно, он вернётся ещё раз?
– Я так не думаю. Он играет в Евролиге, выиграл чемпионат России – полагаю, его всё устраивает.

– Вы будете более активно искать игроков из Словении, возможно, вам с ними будет проще работать?
– В прошлом году мы хотели приобрести Лаковича, но он перешёл в "Галатасарай". На самом деле, есть много хороших игроков, я не боюсь работать с иностранцами. Сейчас мало где есть такие деньги, как в России, во многих странах кризис, так что мы можем найти хороших игроков – их хватает на рынке.

– Когда бы вы хотели увидеть новую команду?
– Тогда, когда это будет возможно. Надеюсь, в следующие три недели. К тому времени мы должны определиться с российскими игроками.

– Что вы можете сказать по поводу будущего Драговича и Жупана?
– Они не останутся в команде. Во-первых, и у того, и у другого заканчиваются контракты, а во-вторых, они не получали достаточного количества игрового времени. Виной тому, российские правила. Фактически четыре игрока выступали на одной позиции, и они не могли играть много. Нередко случалось такое, что я выпускал Жупана, он играл хорошо, но мне приходилось сажать его обратно, потому что нужно было выпускать российского игрока по причине лимита. Мы должны искать другие пути для разрешения этой проблемы.

Юре Здовц

Юре Здовц

"ИГРАТЬ В ЧЕТЫРЁХ СОРЕВНОВАНИЯХ ПО РАЗНЫМ ПРАВИЛАМ – ЭТО КАТАСТРОФА ДЛЯ БАСКЕТБОЛА"

– За молодёжным "Спартаком" наблюдали? Возможно, кто-то может пополнить ряды основной команды?
– Недавно я обсуждал этот вопрос с одним вашим коллегой. Проблема заключается в том, что молодёжная команда изолирована от основной. Это прежде всего касается расписания матчей. Они проводят очень много матчей, как и мы. Мы практически никак не связаны, существуем разрозненно, и это совершенно неправильно. Это очень сложно – найти молодого игрока. В следующем сезоне, если будет возможность, я буду посещать матчи "молодёжки". В прошлом я видел лишь три их встречи.

– То есть вы хотите изменить эту систему, при которой команды отделены друг от друга?
– Да, мне бы хотелось надеяться на изменения. Не знаю, как будет складываться ситуация в дальнейшем: молодёжная лига сократится в связи с упразднением ПБЛ – я не знаю, что нас ждёт. Никто не знает, по-моему.

– К сожалению, это так. Наверное, это большая проблема для вас, поскольку вы готовите команду, но не знаете, в скольких турнирах она будет участвовать?
– Это действительно странно. Возможно, что-то изменится. В Единой лиге ВТБ мы играем некоторые матчи с лимитом, некоторые нет; в ПБЛ – строгий лимит; в Кубке России – всего два легионера; а в еврокубках – никаких ограничений не существует. Четыре соревнования – и везде разные правила. Это катастрофа для баскетбола.

– Если говорить в целом, как бы вы оценили этот сезон лично для себя? С одной стороны, "Спартак" провёл несколько действительно хороших матчей, но результат вряд ли можно назвать положительным.
– Я хотел бы в первую очередь сказать вот о чём: мы сделали так, что "Спартак" вернулся на карту европейского баскетбола. Был сделан большой шаг вперёд. Возможно, вы этого не замечаете, потому что вы из России, но мы, иностранцы, мы общаемся со своими знакомыми по всей Европе, и многие в этом году говорили о нашей команде. Мы играли в симпатичный баскетбол, в Еврокубке установили рекорд, выиграв на пути к "Финалу четырёх" все матчи, за исключением одного. У нас была одна из лучших защит в Европе. Это хороший повод для того, чтобы быть удовлетворённым, как мне кажется. Несколько раз нам не хватало удачи – например, в полуфинале Еврокубка мы играли против "Химок" у них дома, и, чтобы выиграть тот матч, нам нужно было быть сильнее на две головы.

– Недавно вы признались в том, что судейские ошибки и травмы предопределили результаты команды.
– Такое количество повреждений действительно стало большим разочарованием для меня. На протяжении всего сезона я никогда не жаловался на травмы, никогда не говорил об этом. Знаете, я всегда верю в тех игроков, которые у меня есть. Если бы вы были в моей команде, я бы верил в вас. Но это было очень обидно – терять четырёх или пятерых лучших игроков из-за травм. Представьте себе ЦСКА без Теодосича, Крстича, Хряпы и Кириленко. Они проиграли без лидеров "Нимбурку" 20 очков. Никого не интересует, кто играл в том или ином матче – все видят, что проиграл "Спартак". Никого не интересует, сколько игроков травмированы. Для тренера очень тяжело попасть в такую ситуацию. Некоторые травмы были очень странные, я не понимал, какова их природа. Например, Стрельниекс долгое время мучился с болью в животе. Котишевский выбыл надолго. Да, я допускал ошибки. Где-то мы недосмотрели с тренерским штабом, упускали начальные стадии травм и продолжали давать приличную нагрузку. Постараемся всё учесть на будущее.

"ВО ВРЕМЯ ТРЕНИРОВОК В НАШЕМ ЗАЛЕ НЕ ВСЕГДА МОЖНО ГОВОРИТЬ"

– Все ли специалисты медицинского штаба команды останутся на следующий год или будут какие-то изменения?
– Думаю, мы должны улучшать этот аспект тоже. Доктора лечат, а ответственен всё равно я.

– Есть мнение, что вы подняли "Спартак" на один уровень вверх.
– Всё взаимосвязано. Чтобы сделать команду конкурентоспособной, все должны работать на совесть. Трудно сразу добиться права играть в Евролиге, но я ставлю перед собой цель двигаться шаг за шагом и всегда оставлять место для прогресса. Я не конфликтный человек, мне нравятся люди в команде, в руководстве, я всегда готов общаться. У меня хорошие отношения со всеми, это очень важно. Но мы нуждаемся в поддержке руководства. Взять хотя бы наш тренировочный зал – без улыбки на него не взглянешь. Во время занятий не всегда можно говорить, потому что на соседних площадках проходят другие матчи. Когда я говорю об этом своим друзьям и знакомым, мне верят далеко не все. У нас должен быть другой зал, это придаст нам дополнительную энергию.

– Будет ли готов тренировочный зал к следующему сезону?
– Обещали, что будет, и я надеюсь на это. Но, если честно, я не буду сильно удивлён, если мы останемся на прежнем месте.

– Вы знаете, что школа, в которой тренируется команда, это бюджетное заведение, и когда строился спортивный центр, то под паркет не был положен необходимый материал, то есть он лежит прямо на камне. Вы знали об этом? Возможно, именно это и есть причина многих травм? Это ведь далеко не первый сезон, когда "Спартак" страдает из-за обилия травм.
– Да, я слышал об этом, но не помню от кого. Конечно, это взаимосвязано.

– Какую часть прошедшего сезона вы бы хотели запомнить, а о какой предпочли бы забыть?
– Понимаете, человек так устроен, что быстро забывает обо всём плохом, и в памяти остаётся только хорошее. Лучшая часть этого сезона для меня – это, конечно, наше выступление в Еврокубке. Мы действительно очень тяжело работали для того, чтобы добиться победы в этом соревновании, и мы должны были играть с "Валенсией" в полуфинале, но получилось так, что мы должны были обыгрывать "Химки". Нам, если угодно, немного не повезло. Для того чтобы выигрывать трофеи, нужна удача. В то же время нужно брать всю вину на себя и не жаловаться на травмы, судей, потому что мы тоже допускали ошибки, и постараемся не повторять их в дальнейшем.

"НЕКОТОРЫЕ АРБИТРЫ ВЕДУТ СЕБЯ ТАК, КАК БУДТО Я НЕ СУЩЕСТВУЮ И НЕДОСТАТОЧНО УМЁН"

– Что вы можете сказать по поводу судей? Они допускали ошибки по причине низкой квалификации или же есть какие-то иные причины, может быть, кто-то был в этом заинтересован?
– Я слышал множество версий насчёт коррупции среди арбитров, но у меня нет никаких доказательств, поэтому я не могу говорить ничего конкретного. Правда, порой ситуация доходила до того, что мы просто не могли играть в некоторых матчах, вспомните хотя бы решающую игру с "Триумфом". Нам сразу дали понять, как сегодня будет протекать матч. Он был в среду, за три дня до полуфинала с "Химками", в то время как подмосковный клуб свой последний матч провёл в понедельник. Два лишних дня отдыха в такой ситуации – это огромное преимущество. Все эти детали влияют на результат, и я считаю, что наше руководство должно было постараться внести корректировки в расписание. Если же продолжать о проблеме судей в России, то, как я уже говорил, слышал много разных историй, согласно которым все опытные российские рефери коррумпированы, а молодые работают честно. Я не знаю, как на самом деле обстоит дело, это лишь слухи. Со своей стороны, я уважаю каждого рефери, но и они должны проявлять ответное уважение по отношению ко мне. Если я не буду этого чувствовать – придётся относиться к ним точно так же, как они относятся ко мне.

– Вы ведь не всегда способны держать свои эмоции под контролем, за что неоднократно получали технические замечания.
– Видите ли, ведь это всё происходит не просто так. Судьи часто ошибаются, и это нормально. Многие из них подходят ко мне и говорят: "Юрий, извини, наверное, я допустил ошибку, а ты был прав". Это и есть то самое необходимое взаимопонимание между тренерами и арбитрами. Некоторые же арбитры ведут себя так, что не слышат меня, как будто я не существую, как будто я недостаточно умён, чтобы разобраться в той или иной игровой ситуации. Послушайте, я уже 30 лет в баскетболе. Я выигрывал Евролигу, у меня есть олимпийская медаль – то есть я успел уже кое-чего добиться, не из космоса же прилетел, в конце концов. Я заслуживаю быть услышанным, и это причина, по которой я иногда выхожу из себя.

– Да, но, к сожалению, вы не можете на это повлиять. Возможно, российская система судейства нуждается в определённой перестройке?
– Очень важный момент для "людей в сером" – это их воспитание и обучение. Для всех молодых судей, которые приходят в лигу – это большой стресс, поэтому мы должны уделять им больше внимания. К сожалению, очень трудно найти людей, которые хотят стать профессиональными арбитрами. Можно сказать определённо, что есть совершенно разные критерии для определения уровня европейских и российских служителей Фемиды. И это, мягко говоря, совсем не здорово.

– Может быть, стоит использовать только европейских судей для обслуживания матчей между российскими командами?
– Подобные попытки уже предпринимаются. Когда мы играли против "Красных Крыльев", я встретил в отеле одного бывшего судью из Хорватии, который сейчас работает инспектором. Он рассказал, что сотрудничает с РФБ и пытается наладить контакты с иностранными арбитрами. То есть процесс идёт. Но проблема действительно большая, потому что уровень доморощенных специалистов гораздо ниже уровня лиги и игроков.

Продолжение интервью с Юре Здовцем читайте в среду.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг