Карасёв: периодически приходится быть диктатором
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.com"
Текст: Георгий Гигинеишвили

"Если ты мямля в жизни, то на паркете такой же"

О тренерской доле, роли случая, успехах команды, российской молодёжи, лимите на легионеров и ближайших целях команды – в первой части интервью главного тренера "Триумфа" Василия Карасёва.
8 июня 2012, пятница. 14:45. Баскетбол
"ЛУЧШИМ ДЖЕФФЕРСОНА СДЕЛАЛИ КОМАНДА, ДОВЕРИЕ, УПОРНАЯ РАБОТА И САМООТДАЧА"

– Василий, примите поздравления с первым серьёзным успехом на тренерском поприще…
– Спасибо.

– Уже свыклись с мыслью, что вы лучший российский тренер сезона?
– Что-то сделать один раз довольно легко. Главное – удержаться на этой высоте, чтобы доказать, что взлёт был не случайным. Поэтому более показательным, наверное, будет следующий сезон.

– Что именно нужно сделать "Триумфу", чтобы как минимум повторить результат, удержаться на этом уровне?
– Во-первых, необходимо сохранить костяк команды – это самое главное. А так как мы будем выступать в более серьёзных турнирах, нужно подумать и об усилении.

– Кстати, о сохранении костяка: в предыдущие годы это была, пожалуй, одна из главных проблем "Триумфа" в межсезонье, так как выстрелившие моментально получали предложения от топ-клубов…
– Пока, вроде бы, всё нормально. С уверенностью можно заявить лишь, что команду покидает Джефферсон. Ему точно нужно искать адекватную замену.

– Но возможно ли найти замену фактически лучшему игроку сезона?
– Ну, перед сезоном он был далеко не лучшим. А лучшим его сделали команда, доверие, упорная работа и самоотдача. До сезона ведь никто не знал, кто такой Джефферсон.

– Джефферсон в какой-то из российских клубов перебирается?
– Не знаю. В любом случае, прекращение отношений было взаимным решением игрока и клуба.

– А почему "Триумф" решил не продлевать отношения с Дэвоном?
– Ну, с одной стороны, и ему хочется лучшего. И, в каком-то смысле, нам тоже. Ведь когда он на площадке – вся игра фактически завязана на нём. Это не очень хорошо в плане развития остальных игроков. Поэтому мы уверены, что всё может стать ещё лучше, чем было.

– Скажите, в этом сезоне вас спрашивали чаще о сыне или о тренерской работе и команде?
– Наверное, пополам (смеётся). Но всем же интересно, как сосуществуют отец и сын в одной команде. Ну и на фоне его достаточно успешной игры и командного выступления в целом таких вопросов всё больше.

– Нет мыслей о том, что немного поторопились с завершением карьеры игрока? Ведь могли бы успеть поиграть бок о бок с сыном…
– Нет, наверное. Всё, что ни делается, к лучшему. У меня был довольно плавный переход от карьеры игрока в тренерскую работу. Сначала я работал в команде ДЮБЛ, потом в фарм-клубе. Затем был помощником у Хомичюса. А дальше – сложилось так, как сложилось. Не думаю, что было бы лучше продолжить карьеру игрока. Ведь разыгрывающим с возрастом очень непросто, особенно против молодых. Возрастным центровым в этом плане гораздо проще. В общем, стало сложно отдавать много физической энергии, поспевать за молодыми ребятами. Считаю, что тренер должен развиваться поступательно, равно как и игрок. По примеру баскетболистов, которые вырастают в звёзд, начав на детско-юношеском уровне, так и тренер должен пройти весь путь становления – от самого начала. Поэтому не так много примеров, когда игрок завершает карьеру, становится тренером, а ему сразу вверяют топ-команду.

"ЧУВСТВУЮ, ЧТО Я ЕЩЁ НЕ ДО КОНЦА СМЕНИЛ ИГРОВУЮ ФОРМУ НА ТРЕНЕРСКУЮ"

– Стать главным тренером вам в какой-то степени помог случай. Насколько велика роль этого самого случая?
– Считаю, что роль случая в нашей жизни, а не только в баскетболе, очень велика. Конечно, неприятно, что такой случай (речь идёт о том, что Карасёв стал и.о. главного тренера, когда у Хомичюса начались проблемы со здоровьем. — Прим. "Чемпионат.com"). Могу сказать, что уже предсезонную подготовку мы провели, по большому счёту, по советам Хомичюса, но провели её сами. Мы формировали некую базу, строили отношения с игроками – было очень много именно нашей работы на протяжении всего сезона.

– Поддерживаете сейчас контакт с Вальдемарасом?
– Конечно. Слежу, как он выступает, и общаемся постоянно.

– По поводу стиля тренерской работы. Слишком многие отмечают, что он слишком добр к подопечным. Он, мол, слишком большой друг своих баскетболистов. Так ли это? А у вас какой тренерский стиль?
– Касаемо Хомичюса – он может быть другом за пределами площадки. На тренировках и во время матчей всё это отходит на второй план, начинается работа в чистом виде. Такой метод мне импонирует: на площадке периодически необходимо быть диктатором. Но, в то же время, любой игрок может подойти и посоветоваться, или просто поговорить. Можем просто посмеяться, пошутить. Ничего плохого в этом нет. Наоборот, это сближает людей, повышает уровень понимания между игроками, ну и между тренером и подопечными тоже.

– А помните момент, когда впервые пришлось повести себя жёстко?
– О, да это уже на предсезонной подготовке было (смеётся). Конечно, вроде бы второму тренеру можно немного расслабиться. Были разговоры, собрания. У всех ведь, как у игроков, так и у тренеров, есть эмоции. И когда-то их надо выплёскивать. Когда хочешь, чтобы сделали так, но люди в силу разных причин делают иначе, случаются подобные срывы. Может быть, временами сказывается то, что я ещё не до конца сменил игровую форму на тренерскую. То есть периодически в моей голове появляется чёткое осознание того, что тот или иной игровой элемент очень легко исполнить. Мол, я бы сейчас вышел и показал, как надо. А люди не могут это сделать.

– Это тот самый повод убить в себе игрока, чтобы стать тренером?
– Да. Нужно оценивать адекватно, что ребята могут делать, что у одних получается лучше, чем у других. Ни в коем случае нельзя примерять ситуацию на себя или своих бывших партнёров.

– Кстати, у вас в команде есть молодые ребята с яркими характерами – тот же Кулагин. Бывало всякое в его карьере, несмотря на молодость. Является ли наличие таких парней определённой проблемой?
– У любого игрока, который желает стать звездой, должен быть яркий характер. Если он просто мямля, то и на площадке примерно такой же. А так – всегда можно найти точку соприкосновения, если нормально поговорить. В остальном яркость характера – это только плюс.

– А правильно, когда тренер ищет точки соприкосновения, а игрок уже мнит себя звездой?
– Я на себе убедился, что тренер должен не только хорошо разбираться в баскетболе, но процентов на 50-60 являться психологом. Нужно понимать, что с разными ребятами вести себя нужно по-разному: с кем-то жёстче, кого-то, наоборот, успокоить. Одному пообещать, другого "наказать". В этом тоже большая работа тренера.

"КАК 18-ЛЕТНИЙ ПОДРОСТОК МОЖЕТ СЫГРАТЬ СИЛЬНЕЕ ЛЕГИОНЕРА, КОТОРЫЙ УСПЕЛ ПОИГРАТЬ ВЕЗДЕ"

– Хомичюс часто говорил, ещё в УНИКСовский период, что не всегда доволен игрой молодёжи. Он удивлялся, что нынешняя молодёжь далеко не всегда остаётся после тренировки, чтобы отработать отдельные элементы игры, как было принято среди игроков его поколения.
– Я думаю, что это беда, наша беда. Ведь теперь не очень много молодёжи, которая уже выступает на хорошем уровне и по-настоящему стремится к большему. Раньше был примерно десяток тех, кто мог выступать на одинаково высоком уровне. А если хочешь стать лучше и достигать целей ещё выше, нужно вкалывать. Раньше ещё было больше баскетболистов, а теперь их не так много. В нашей команде тоже были подобные разговоры: проблемы переломного возраста, знаете ли. Ребятам хочется и погулять, и с девочками повстречаться, ещё что-то. Это и в силу усталости происходит, когда позволяют себе погулять или не прийти. У нас все эти вопросы решаются разговором и объяснением, что если хочешь куда-то стремиться – усерднее тренируйся.

– Ещё раньше не было такого количества соблазнов и больших ранних денег…
– Это тоже проблема, но сугубо индивидуально. Вот, например, игрок начинает получать определённую сумму. А зачем ему дальше развиваться и вкалывать, если его всё устраивает? В силу своей молодости они не понимают, что через пару лет, если не "выстрелить", к ним пропадёт всяческий интерес. В 22-23 года от тебя ожидают уже серьёзного уровня, а ты продолжаешь выступать на уровне "молодёжки".

– Ну, вот мы и подошли к одному из самых спорных вопросов в российском баскетболе – лимиту на легионеров. Показательная история: пару лет назад один молодой российский баскетболист, пытаясь договориться с руководством о новом контракте, сказал, что ему всё равно. Что в любом случае, обладая российским паспортом, найдёт себе работу в любой момент. Это проблема? Каков правильный баланс? С одной стороны, у игроков присутствует некая самоуспокоенность. С другой – есть необходимость производить отечественного "производителя"…
– Самоуспокоенность может быть, примерно, у 15 россиян. Это вся сборная, плюс ещё несколько человек, кто действительно востребован. Ну, какая же может быть у молодых успокоенность?

– Например, финансовая…
– Об этом мы говорили, это уже не к вопросу о лимите.

– То есть, быть может, стоит не просто сохранить лимит, но и ужесточить его?
– На мой взгляд, в этом нет необходимости. Пусть будет пять-шесть иностранцев в команде, нет проблем. А на площадке тоже пусть остаётся, как есть – минимум два россиянина. Другое дело, что у нас немного другая клубная политика. Мы будем делать ставку именно на российских парней.

– Божидар Малкович недавно предложил видоизменить лимит, разрешив команде заявлять лишь пять иностранцев, но при этом не обязывать их держать двух доморощенных баскетболистов, ради того чтобы не страдала "химия"…
– Не задумывался о такой системе. Но, возможно, она бы прижилась. Давайте, доказывайте, что вы сильнее их, и тогда будете играть. А сейчас – семь-восемь иностранцев, все они играют, а россияне по-прежнему сидят на скамейке…

– Но ведь это всё тот же повод доказывать, что ты достоин места в составе…
– А как молодёжь может доказывать, когда в команду накупают звёзд. Как 18-летний подросток может сыграть сильнее легионера, который успел поиграть везде и за которого уплатили довольно внушительную сумму?

– Ну, в том же "Триумфе" есть кому доказывать и есть что доказывать, или нет?
– Конечно, есть. И это продолжается уже два года. Тот же Карасёв в том году минимум 15-20 минут проводил на паркете. Поэтому, если есть какое-то доверие, есть время – тогда можно в кого-то вырасти. А если будешь просто сидеть и смотреть – ничего не выйдет. Ну не может молодой парень быть сильнее именитого иностранца. Зачем тогда брать такого легионера?

– Ну а если ему давать хотя бы по 10 минут игрового времени?
– Можно играть и десяток минут. Но если при этом ты будешь выступать рядом с четырьмя иностранцами – будешь просто на подыгрыше. Принеси, отдай, а они будут решать эпизод раз за разом.

– Всё равно ведь будут клубы, которые станут использовать по пять иностранцев в старте, и те, которые будут исповедовать иной стиль?
– Сложно сказать. Мне кажется, в России лимит нужен в том или ином виде. Хотите играть на европейском уровне – покупайте пять-семь иностранцев, если позволит бюджет, и играйте. Но хоть где-то должны россияне получать определённое время.

"РОССИЙСКИЕ ТРЕНЕРЫ ТОВАР ШТУЧНЫЙ? НУ, ЭТО ВРЯД ЛИ"

– Кстати, вот эта политика "Триумфа", ориентированность на доморощенных, – это вынужденная мера или изначально выбранный курс?
– Такая идея была с самого начала – воспитывать своих игроков. То есть это не необходимость. Можно ведь набрать и не особо дорогих иностранцев. Но в этом совершенно нет смысла. Но что особенно приятно – в нашем составе есть ребята, которые прошли с уровня ДЮБЛ до первой команды: они играют и показывают результат. Причём, на подходе есть ещё ребята.

– То есть в следующем сезоне ещё увидим новые лица?
– Думаю, что да.

– Не лукавите, когда говорите о своей школе, воспитанниках, всё-таки в ротации участвовало в лучшем случае три-четыре игрока. И молодёжь не так часто проводила на паркете много времени. Всё-таки "русский проект" – это определённый миф.
– Никто не говорит, что это чисто российская команда. Да, у нас есть иностранцы, без которых нам бы пришлось достаточно тяжело, но те же Валиев и Карасёв имели огромное игровое время. В бытность участниками Балтийской лиги как раз молодые россияне выходили на первый план.

– Но Балтийская лига всё-таки не тот турнир, по которому стоит судить, не так ли? Всё же соперники там ближе к уровню Суперлиги Б, за исключением, пожалуй, "Шяуляя"…
– Не спорю. В любом случае, Андреев и Вихров тоже достаточно часто выходили с первых минут. Конечно, у нас не может играть только восемь молодых. Это естественно, что сильнейшие будут получать больше игрового времени. Где-то даже специально не выпускали иных ребят, чтобы как-то простимулировать их, подстегнуть, подвигнуть к большей работе и самоотдаче. Но если на тренировке они показывают, что готовы выйти на матч – они обязательно выйдут.

– Вы говорили о подающих надежды игроках, которые так и не оправдали их. Можете вспомнить кого-нибудь, кто мог бы стать звездой на протяжении вашей долгой карьеры, но так ею и не стал?
– Сложно будет вспомнить. Конечно, ещё до меня было очень много таких примеров. Так бывает.

– Скажите, у "Триумфа" на самом деле существует некое дерби с "Химками" или это всё надумано?
– Интересный вопрос. Но на данный момент это команды совершенно разного уровня. То, что мы в этом году показали такой баскетбол, целиком заслуга менеджмента, селекционеров, игроков, командной химии. Если брать по именам – разве можно нас сравнить с "Химками"?

– По бюджету уж точно нет.
– А по именам? И если мы можем бороться с ними на равных такими составами – это только плюс.

– Почему такая большая разница, именно по именам, между двумя подмосковными клубами? Причём не сказать, чтобы в турнирной таблице вас разделяет пропасть. В свою очередь, у "Химок" в финальной серии получился огромный разрыв с ЦСКА. Почему такая разница большая?
– Именно это мне пока непонятно. Я не смог посмотреть эти игры, но считаю, что такого не бывает в финале: проиграть три матча по 15 очков и более. Безволие какое-то. Им же ещё играть в Евролиге. В общем, очень и очень странно.

– Скажите, после такого сезона наверняка ведь были какие-то другие предложения от команд? Российские тренеры – товар штучный…
– Российские (смеётся)? Ну, это вряд ли. Кроме того, у меня действующий контракт с "Триумфом". У меня ещё и агент есть, поэтому никаких вариантов я не рассматривал. Если честно, я и не собирался никуда уходить. Потому что мне приятно работать именно в "Триумфе", именно с молодыми игроками и смотреть, как на моих глазах растут, надеюсь, будущие звёзды. Звёзды сборной России.

"СЫГРАЙ ЦСКА С "ОЛИМПИАКОСОМ" ЕЩЁ РАЗ 10, ВСЕ МАТЧИ ВЫИГРАЛ БЫ С РАЗНИЦЕЙ ОЧКОВ В 20"

– Не обидно, что к "Триумфу" в последнее время было отношение со стороны сильных баскетбольного мира как к бедному родственнику?
– Вначале, конечно, было обидно. По ходу сезона, когда начали обыгрывать отечественных грандов и показывать хороший баскетбол, всё изменилось. Мне кажется, наоборот, стоит порадоваться за нас: за наш клуб, за молодёжь. Ведь мы добиваемся высоких мест и без вливаний миллионов. Например, для меня тоже стало сюрпризом, когда Ивкович выиграл трофей с помощью молодых греков. При "-19" вышли ребята 90-го года рождения и переломили ход матча.

– Удивительно слышать от легенды ЦСКА, что вам было приятна победа Ивковича в финале…
– Нет, не приятно, что он победил. Я приятно удивлён, что он не побоялся выпустить молодых в решающий момент. Он доверился им, а каких-либо звёздных легионеров в распоряжении Душана вовсе не было. Даже Спанулис и остальные лидеры – все свои. И это в лишний раз доказывает, что можно добиться успеха с собственными воспитанниками.

– А в целом удивил ли вас финал нынешней Евролиги?
– Конечно, удивил. Я не устану повторять: сыграй они ещё раз 10, все матчи выиграл бы ЦСКА с разницей очков в 20. Но что-то не сложилось: где-то настрой, где-то ещё что-нибудь. Обидно. И вдвойне обидней, ведь объективно – "армейцы" действительно наголову сильнее греков.

– Вы очень тактично сказали, что "где-то не сложилось". Хотя многие без стеснения говорят о решающей роли тренерских ошибок…
– Я сам тренер, и обсуждать чьи-то ошибки совершенно не хочется.

– Оглядываясь назад, на карьеру игрока, есть что-то такое, о чём сожалеете? Чего не сделали, не попробовали? И речь не только об НБА…
– Ну, в те годы нам было очень непросто попасть в НБА. Это сейчас дорога для молодёжи открыта — только тренируйся, развивайся. Наверное, самое обидное, что не выиграли ничего такого, значительного, что ли. Были шансы и на чемпионате мира победить, и на континентальном первенстве, в Евролиге. Но всякий раз чего-то не хватало, самой малости. Вроде всё было хорошо, замечательно играли. Но серьёзных медалей в итоге, увы, не оказалось.

– Поразительно, что сейчас полно молодых российских игроков, которые выигрывали престижные трофеи вроде Евролиги, Еврокубка или того же чемпионата Европы. Но, тем не менее, к ним не относятся с таким пиететом, не произносят их имена с таким придыханием, как игроков вашего поколения: той сборной, того ЦСКА. Почему так: как вы умудрились стать по-настоящему народными игроками?
– Сложно сказать. Не то что ничего не выигрывали. Дорогого стоит дважды после "дрим тим" становиться серебряными медалистами чемпионата мира. Ну а нынешняя молодёжь, которая, как вы говорите, побеждала. Как побеждала? Да, на скамейке. Вот и ответ. Ну, выпустили тебя побегать немного – замечательно. Совсем другое дело, когда вносишь львиную долю в победу клуба: тогда это действительно значимо и приятно.

– "Триумфу" буквально шага не хватило до Евролиги. Если бы всё-таки вам удалось пробиться в главный клубный турнир континента, изменилась бы политика клуба, в том числе и трансферная?
– Наверное, этот вопрос больше к руководству клуба (смеётся).

– А вы сами как считаете, разумно было бы на сезон, ради Евролиги, сменить курс?
– Нет, мне кажется было бы совершенно глупо. Ведь сменив курс даже на год, можно потерять всё, к чему стремились и на что положили огромные усилия. Поэтому, быть может, было бы даже целесообразней отказаться от участия в турнире…

"МЫ НЕ ШВЕЦИЯ ИЛИ ФИНЛЯНДИЯ, ГДЕ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ БАСКЕТБОЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ"

– То есть Евролига – это не главная цель клуба?
– В том году у нас была реальная цель – развивать молодёжь, попасть в восьмёрку. В этом году уже была цель, воспитывая молодёжь, выигрывать. На следующий год наверняка будут более высокие цели.

– Это какие?
– Например, достойно выступить в Еврокубке. Выйти дальше, попробовать завоевать медали. Всё должно быть поэтапно: нельзя выскочить с детской командой прямо в Евролигу. Нет, можно попасть туда, поехать и проигрывать по 40 очков каждую игру. Но от этого разве будет кому-то легче? А когда всё поэтапно, это может к чему-то хорошему привести.

– Как отнеслись к тому, что ПБЛ возможно больше не будет существовать, а на смену ей придёт Единая лига ВТБ, в которую "Триумф" сначала не хотели брать?
– Я отвечу так: главное – играть и развиваться, но при этом, на мой взгляд, нельзя лишать Россию национального чемпионата.

– То есть плей-офф должен всё-таки быть в нашем первенстве?
– Конечно. Мы ведь не какая-нибудь Швеция или Финляндия, где практически нет баскетбольных традиций. Взять всю историю с победами на Олимпиадах, медалями, и всё это выбросить – как-то не по себе даже.

– Вообще, этот момент с разным количеством турниров, разногласиями между лигами… Теперь остался один турнир, который представляет некую имитацию чемпионата России, и то, пока, неофициально. Нет ли ощущения, что из-за такой ситуации нивелируется сама ценность баскетбола? Ведь народ устал разбираться, кто за что играет. Такое ощущение, что это бесконечная череда товарищеских игр, пока дело не доходит до какого-нибудь финала…
– Могу сказать по себе. В этом сезоне, когда играли, например, УНИКС с кем-нибудь, первый вопрос был такой: а где играли? ПБЛ или ВТБ? Или, вот, выиграл, допустим, "Нижний". О, смотришь по таблице – оказывается они выиграли в совсем другом турнире… В чём-то, конечно, всё так, как вы сказали…

– Вас не удивляет, что на матчах люберецкой команды не так много болельщиков ходит? Аншлаги бывают, безусловно, но по сравнению с "Химками", где достаточно внушительная аудитория собирается, картина не самая радужная. А должна ведь быть схожей. В Люберцах так и вообще нет других профессиональных команд высокого уровня. Причём, зал не особо большой, уютный. Почему такая посещаемость?
– Для меня это тоже загадка. Особенно в конце сезона, когда мы показали хорошую игру и люди увидели, что мы можем бороться, могли бы и прийти. Хватает и рекламы и всего прочего. Не знаю, может из-за близости Москвы хватает других развлечений…

– Кстати, этот вопрос очень проблематичен для нашего баскетбола. Ведь он развивается кардинально иначе, нежели тот же хоккей. Если там есть настоящие "хоккейные" города, где люди живут интересами любимой команды, где битком набиваются залы, то в баскетболе совсем недавно существовало то же "Динамо", на которое особо никто и не ходил…
– Самое интересное, что в том же Владивостоке – баскетбольный бум. Там полностью забиты залы, сумасшедшая поддержка, отличные сайты. Люди интересуются – для них делают. Также мне понравилось в Краснодаре, где очень много болельщиков. В Красноярске также присутствует схожая атмосфера…

– При необходимости развития баскетбола в регионах мы говорим Владивостоку "до свидания"…
– Получается так.

– Причём в случае с Единой лигой ВТБ создалось ощущение, что это некий принципиальный вопрос. То есть изначально Владивостоку беспрестанно указывали его место. Что, якобы, это место где-то за пределами нашей страны…
– В политику не полезу (смеётся).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота