Карасёв: после победы сына в конкурсе данков я назвал его Мачо
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат.com"
Текст: Георгий Гигинеишвили

"Майами" играет примитивно? А зачем иначе?"

О позиции и успехах сына, его возможном отъезде в НБА, громадных зарплатах, системах тренеров НБА, примерах "Майами" и Джеймса, роли риска и скромности – в окончании интервью с Василием Карасёвым.
9 июня 2012, суббота. 23:45. Баскетбол
"ПОЗИЦИЯ СЫНА ЕЩЁ НЕ СФОРМИРОВАЛАСЬ, НО ОН ДОЛЖЕН СТАТЬ УНИВЕРСАЛОМ"

– Давайте перейдём к разговору о сыне. Ещё в 2009-м вы сказали, что он вас никогда не переплюнет. Готовы взять свои слова обратно?
– Если честно, очень надеюсь, что ему это удастся. Конечно, дети должны перерастать родителей. Например, мои родители никакого отношения к баскетболу не имели. А у него есть помощник, который всегда подскажет, чего-то, может быть, не позволит, направит на верный путь. И у него есть все задатки для этого. Главное – как он будет относиться к работе, как будет хотеть добиться успеха.

– Как Сергей трёхочковые во время матчей бросает, мы все видели – поднаторел. А с вами на даче не спорит, как это было ранее?
– Ну у него шансов со мной нет совсем (смеётся).

– Кстати, вот вам вопрос как тренеру. Уже окончательно сформировалась позиция Карасёва-младшего?
– Я думаю, нет. Сейчас он больше времени играет на позиции третьего номера, довольно часто исполняет атакующего защитника.

– Хомичюс с уверенностью заявлял: "Серёга — второй, однозначно. Вы только посмотрите на его руку!"…
– Нет, почему? Он вполне может быть и плеймейкером. По игровым качествам он может закрывать три позиции. Но пока не хватает физики. При игре против "малышей" в чём-то не хватает скорости…

– А против третьих – мощи?
– Можно и так сказать. Правда, это компенсируется немного за счёт головы. Но против быстрой задней линии, особенно американцев, ему весьма проблематично обороняться. А насчёт разыгрывания – мы даже пробовали подобный вариант в Балтийской лиге. Но самая большая проблема на данный момент, повторюсь, — физика.

– А к какой позиции он должен, по вашему мнению, стремиться?
– В идеале нужно быть универсалом.

– То, что сейчас называется "комбо-гард"?
– Ну это как Кириленко. Он может играть на четырёх позициях и даже порой мяч не разыгрывать. За что его и ценят столь высоко. Понятно, для Сергея постоянное амплуа разыгрывающего — непостоянная позиция. Но выйти и подменить, если потребует ситуация, он должен уметь.

– Велик ли соблазн отправить сына в американский колледж, пока он ещё молод?
– Знаете, очень часто уезжающие в колледж возвращаются и уже не могут играть. Такое бывает. Там тоже своя специфика, нужна доля везения, удача. Приедешь туда, и тренер скажет: бегай так-то. Но в итоге играть, возможно, будет другой, а не ты. Я со многими ребятами разговаривал. Да, там они получают хорошую школу, но это далеко не всегда идёт на пользу.

– Тогда поставим вопрос иначе. Есть ли у вас гарантии, что в будущем он дорастёт в российском чемпионате до игрока уровня НБА, каковым его уже многие видят? Неважно, в "Триумфе" или где-то ещё. Может такое произойти?
– Такая вероятность существует. Более того, думаю, что "Триумф" для него – только ступенька, трамплин. Уверен, за океан нужно ехать, когда здесь уже доказал, что ты способный игрок. Да и на европейском уровне необходимо доказывать. Когда станешь континентальной звездой, тогда и езжай. А ехать туда просто молодым мальчиком, на авось, неправильно. Ему ещё необходимо побыть в "Триумфе". Например, поставить цель стать лидером команды, почему нет? После этого появится ещё какой-то рубеж. Например, перебраться в команду уровня Евролиги и уже там стать ключевой шестерёнкой механизма.

"ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО КАРАСЁВУ БЫЛИ. И ОТ КЛУБОВ УРОВНЯ ЕВРОЛИГИ В ТОМ ЧИСЛЕ"

– А предложения уже были какие-нибудь?
– Они были по многим игрокам…

– Нет, а именно по Карасёву?
– Были.

– От клубов Евролиги?
– И от них в том числе (смеётся).

– При условии, что Карасёв и Кулагин останутся в люберецкой команде на следующий сезон, шаг к лидерству в команде будет им объясняться и станет ли дополнительной мотивацией?
– Обязательно. Это мотивация: если уже взял какую-то планку, опускаться ниже не имеешь права. Об этом с ними говорили уже в прошедшем сезоне. На предсезонке всё это будет объясняться. Выше планки брать можно, но пути назад уже не будет. Думаю, и мне, и руководству хочется, чтобы не иностранцы играли решающую роль, а россияне с помощью иностранцев. Нужно уже что-то делать самому, а не просто действовать в подыгрыше.

– Часто бывает, что "маленькие" клубы каждый раз упрашивают остаться, говорят, что клуб должен сделать шаг вперёд в следующем году. В итоге — предложение от большого клуба, на скамейку, за большие деньги. И ребята уходят, а руки опускаются. Посещают мысли: как работать в такой ситуации? Возможно ли достичь какой-нибудь контрактной системы в России, чтобы такого не происходило?
– Это сложно. В первую очередь люди должны сами всё понимать и осознавать. Ну что поделать, если человеку важнее деньги, а не собственное развитие?

– Это же не только спортивная мотивация? Это работа, люди зарабатывают деньги, кормят семьи…
– Но мы не говорим о людях в возрасте. Да, им надо искать место, где можно хорошо заработать. Но пока ты молод, пока карьера в стадии становления и море времени впереди – развивайся. Никто не говорит, мол, подписывай контракт с нами на десятилетие и развивайся себе. Нужно адекватно оценивать вещи. У тебя сейчас такая планка. Ты понимаешь, что на следующий год получишь больше времени, станешь лидером. А потом уедешь. И не из-за денег. Тты поедешь играть. Если в какой-то команде доказал, что ты лидер, сложившийся игрок, тогда переходи куда хочешь. Многие большие клубы берут молодых не играть, а просто так, на скамейку. Мол, у нас тоже есть молодые. Посидит – и всё будет хорошо.

– Может, как в НБА, сделать прогрессивную шкалу зарплат? Придумать, допустим, условный фикс: не отпускать игрока, если он не играет больше 15 минут, например. Чтобы другой клуб не мог поднять ему зарплату. При этом всё прописать на бумаге. Тогда, если захочет, пусть едет за границу и сидит на лавке, где в его сторону даже не посмотрят…
– Сложно сказать. В той же Сербии есть лимит, после которого можно уезжать за границу. По большому счёту, они играют у себя за копейки, но развиваются. И посмотрите, сколько оттуда выходит звёзд. Всё-таки мне пока сложно об этом судить…

– Но с годами это понимание приходит. Когда сталкиваешься с одной и той же проблемой, появляется желание высказаться и что-то сделать.
– Ну да. Бешеные деньги портят ребят, верно. Сидит парень на лавке, ему платят, условно говоря, миллион. И через пару месяцев он уже думает: а чего мне ещё надо? Здорово живу, всё устраивает. Эх, чёрт с ним, буду продолжать получать миллион. Зачем напрягаться?

– Но главный тренер может оштрафовать…
– За что? На тренировки он ходит, всё необходимое выполняет. По контракту у него тренировка. А после он пойдёт гулять на свой миллион…

"ВИДИШЬ КАКУЮ-НИБУДЬ КЛАССНУЮ ЗАЩИТУ У КОМАНДЫ ИЗ НБА. ПОТОМ СИДИШЬ И ДУМАЕШЬ: А КТО ИЗ ТВОИХ ИГРОКОВ ТАК СУМЕЕТ СДЕЛАТЬ? НИКТО"

– Вы сказали, что иногда бываете диктатором. Интересно другое: Василию Карасёву больше удаётся ставить игру в атаке или в защите?
– Интересный вопрос. Конечно, есть собственные концепции. Но, наверное, как и всем, игра от нападения интереснее. Есть понимание, что в том же "Триумфе" мы могли играть только от защиты. По звёздности состава и комбинационной игре тягаться с соперниками сложно было. Поэтому сделали агрессивную защиту, быстрый переход из обороны в атаку, что мне всегда импонировало. Комбинационная игра тоже присутствует, но… Понятно, что все, по большому счёту, используют одни и те же комбинации. Всё зависит от исполнителя и качества исполнения, от "химии". Очевидна разница при пик-н-роллах в исполнении, скажем, Теодосича и какого-нибудь молодого игрока.

– Всем известно, что у Пашутина отменная оборона, из-за которой часто страдает нападение. Удивительно, почему казанцы не возьмут помощника, который мог бы наладить хромающий элемент… Как вообще строится общение с помощником?
– У нас великолепные отношения с Васильевым. Как раз он уделяет больше внимания защите, а я – нападению.

– Нет ли внутренней ревности, что у него получается лучше доносить до игроков отдельные моменты?
– Какая ревность, если работаешь в команде! Для этого команда и нужна. Мы ведь учимся друг у друга, заимствуем знания. Думаю, если в коллективе начинается ревность, это до добра не доводит.

– Есть тренеры, которые слушают помощника, но не прислушиваются, поступают по-своему…
– Я всегда очень внимательно анализирую информацию. По большому счёту, окончательное решение всё равно за мной. Сначала мы всё обсуждаем. Если я чего-то не хочу, объясняю свою точку зрения. Аналогично ведут себя и помощники. Тот, кто не прислушивается к окружающим, не добивается значительных высот…

– Скажите, а вы много смотрите баскетбола, не касающегося напрямую "Триумфа"? И полезно ли смотреть, скажем, матчи современной НБА?
– Эти игры очень полезно смотреть даже молодёжи. Посмотрите, как играет Леброн Джеймс, который получает десятки миллионов, как он отрабатывает не только в нападении, но и в защите. Как подставляется, не боится, что его могут сломать. Как его бьют, а он встаёт молча, и продолжает играть. И работает за всех, показывает, что он лидер, что хочет выиграть каждый матч. С таких игроков одно удовольствие брать пример.

– А тренеру полезно смотреть?
– Конечно. Какие-то концепции воспринимаешь, но нужно всё перекладывать на свою команду. Например, видишь классную защиту у команды из НБА. Потом сидишь и думаешь: а кто из твоих игроков так сумеет? Никто. Значит, такая схема неприменима. Для себя тоже интересно поучиться, посмотреть. Но нужно понимать, что некоторые комбинации не по силам твоим игрокам, и удержаться от их внедрения.

– Такой вопрос к вам, как к "большому" разыгрывающему в прошлом. Сейчас игра разыгрывающих эволюционировала очень неожиданным образом. Если раньше плеймейкер фактически создавал игру, ритм команды, придумывал возможности для других, то сейчас подавляющее большинство молодых разыгрывающих в первую очередь пытается создать момент именно себе. Они стали забивать гораздо больше, а результативных передач раздают всё меньше. Также они стали атлетичнее. Конечно, тон задают американцы. Возможно ли такое и у нас? Нужно ли это?
– Давайте посмотрим на весь чемпионат. Сколько у нас основных разыгрывающих? Есть хоть один разыгрывающий "старта"?

– Самойленко, Понкрашов был в Санкт-Петербурге…
– В этом году ведь нет такого. Все иностранцы, причём играют минут по сорок за вечер. В этом вся проблема. Если даже наших "малышей" выпускают, их ставят, скажем, на позицию второго номера. В России, пожалуй, кроме Хвостова, чистых разыгрывающих и нет на данный момент.

"В ИСПАНИИ НЕТ ЛИМИТА НА ЛЕГИОНЕРОВ, НО В НБА УЖЕ ИГРАЕТ ЧУТЬ ЛИ НЕ ВСЯ СБОРНАЯ"

– Как думаете, почему такая картина?
– Вопрос в том, почему одни иностранцы на этой позиции. Это чуть ли не самая ответственная позиция наряду с центровыми. Но с "большими", слава богу, у нас всё в порядке. Опять же, проще пойти по другому пути, чем воспитывать…

– Но ведь и атакующих защитников у нас воспитывается совсем не много: так, случайно выстреливают некоторые ребята. Например, Швед…
– Здесь всё-таки проще. Есть, как вы сказали, Швед, Быков, Фридзон, то есть народу хватает.

– Но за ними уже никого нет…
– Ну почему же? Тот же Кулагин. Возможно, Карасёв в будущем…

– Эти ребята появились пару лет назад…
– Если копать глубже, их никогда не было так уж много. По большому счёту, всё не так плачевно в этом плане…

– Вы упомянули Хвостова. Чуть ли не накануне подписания контракта с "Химками" у нас была беседа, и я просил, неужели он действительно собирается идти, условно, шестым разыгрывающим в ротации подмосковного клуба. Он на полном серьёзе утверждал, что рассчитывает на свои 15–20 минут игрового времени.
– И сколько он в итоге играл?

– Ноль. На самом деле это называется ноль минут.
– Ну да, когда "+40", возможно, тебя выпустят на минутку порезвиться.

– Но зачем? Ведь это не к вопросу о невостребованности. Ему были бы рады во многих российских командах. При его уходе он действительно был примерно пятым в ротации игроков, которые могли бы закрыть позицию первого номера…
– Бывает так: хочу денег и столько-то времени. Всё совпало – здорово. Но здесь получается, что в одном месте есть деньги, в другом – игровое время. Выбор за игроком.

– Но каково, когда весь сезон вкалываешь на тренировках и не играешь? Хочется спросить у человека, который выступал на высоком уровне: насколько это тяжело? Ты любишь игру, но играть не можешь…
– Сложно ответить, потому что у меня было наоборот: не тренировался, а только играл (смеётся). Если серьёзно, я действительно по 35–40 минут в среднем за вечер проводил на паркете на протяжении всей карьеры. С одной стороны, тогда не было иностранцев. С другой – россияне особо нигде и не играют.

– В "Прокоме", и то в лучшем случае…
– Раньше было наоборот: ты развивался, чтобы уехать за границу. И когда за границу ты приезжаешь, всё на тебе лежит. Набрал 20 очков и проиграли? Надо было, значит, 30 забить. Там действительно люди отрабатывали свои деньги…

– Но тогда мы снова приходим к тому, что у нас системный кризис и надо что-то кардинально менять. С одной стороны – лимит, не позволяющий тренеру нормально работать в существующих условиях. С другой – ограничение приводит к тому, что зачастую многие отечественные игроки не хотят прогрессировать. Им достаточно сидеть на лавке за огромные деньги. Получатся, надо обязательно что-то менять?
– Надо просто деньги урезать, и всё. По большому счёту, так. Иностранцы к нам приезжают и получают в два раза больше, чем могли бы у себя. А наши, глядя на них, на меньшие зарплаты не соглашаются. Очень закрученный клубок, который нужно раскручивать.

– А с чего начать? Получается, организационным моментом не заинтересован никто?
– Мне вот тоже интересно. В Европе всё нормально организовано. Там нет лимита на иностранцев. Но свои ребята у них растут, развиваются. У Испании уже чуть ли не вся сборная в НБА играет. Да и следующее поколение на подходе. Да и греки воспитывают нынче молодёжь. Может, дело в российском менталитете?

"В ИТОГЕ ВСЁ СВОДИТСЯ ЛИБО К "ИЗОЛЯЦИИ", ЛИБО К ПИК-Н-РОЛЛУ. ОСТАЛЬНОЕ – РАБОТА ВХОЛОСТУЮ"

– Есть ли тренеры в НБА, чьи игровые модели вам особенно нравятся? Может, назовёте команды или отдельных игроков…
– Например, "Майами". Весь сезон выступают великолепно, действуют от защиты, ну и в атакующей мощи флоридцам не откажешь. О подборе исполнителей можно вообще говорить очень долго. От их игр получаешь эстетическое удовольствие.

– Но ведь у них довольно примитивное нападение…
– А зачем другое? В итоге всё сводится либо к "изоляции", либо к пик-н-роллу. А остальное — работа вхолостую. Если есть такие исполнители, зачем работать понапрасну? Конечно, проще сразу разбросать, убежать в отрыв или забить после заслона.

– А вот некоторым больше нравится "Сан-Антонио", где чуть ли не каждый игрок может сделать всё что угодно…
– Как ни крути, все модели практически одинаковые. Но есть тренеры, которые находят комбинации, идеально подходящие именно к конкретной команде. В конце концов, есть куча сайтов с комбинациями – вперёд. И главная задача тренера — найти именно ту, которая подойдёт под каждого игрока.

– Часто "прогуливаетесь" по американским сайтам?
– Бывает. Много времени уходит на подготовку к играм, но стараюсь просматривать различные материалы.

– Сильно отличается подготовка игрока к матчу от тренерской?
– Кардинально. Игроку главное — отдохнуть перед важным матчем, выспаться. А тренер, наоборот, должен не смыкать глаз. Смотреть и думать, как играть против соперника в защите, в нападении, что нового, чего избежать…

– Есть вопрос по поводу оригинальных тренерских решений. Вы упоминали "Майами". Перед тем как они победили в серии с "Индианой", была ссора тренера с Уэйдом, чуть ли не рукопашная. Наставник при этом дал ребятам выходной, выразившись следующим образом: "Чтобы я вас не видел на пороге зала". В итоге на протяжении суток не было ни тренировок, ни разборов. У вас бывают такие оригинальные желания?
– Да, было. Перед какой-то кубковой игрой через 20 минут после начала тренировки выгнал всех из зала без объяснения, и всё. На следующий день ребята приходят и вкалывают. А иногда видишь, что люди устали морально и физически. Два дня выходных – и усталости как не бывало. Потом собирались, тренировались, играли, причём получалось неплохо. Но это нужно чувствовать, нельзя решить заранее. По ходу работы это ощущение приходит: где-то встряхнуть, где-то дать отдохнуть. Это уже к вопросу о психологии…

– Какие два тренерских решения со знаком "плюс" и со знаком "минус" можете вспомнить из прошедшего сезона?
– Самая большая ошибка, наверное, была в полуфинале Кубка Вызова. Мы проиграли. И во многом вина лежит на мне. Я позволил себе волноваться, и это наверняка передалось подопечным. На таких вещах необходимо учиться, для всех нас это был первый раз. А насчёт судьбоносных решений… В нынешнем сезоне чуть ли не каждое было таковым (смеётся). Очень велика была цена ошибки, а мы, между прочим, выиграли почти все матчи, где в концовке была борьба на равных.

– Рискованные ставки делать привыкли?
– Да, безусловно. Кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Но риск не должен быть глупым. В той же третьей игре с "Фуэнлабрадой" в Испании мы не выпустили в старте ни Джефферсона, ни Макки. Вышла молодёжь, начала прессинговать и отыграла шесть минут, а команда повела в счёте "+15".

– Порой кажется, что вы не боитесь рисковать?
– Конечно. Все люди, которые чего-то добиваются в жизни, – игроки. Не может быть иначе. Как в бизнесе, так и в спорте: если человек не будет рисковать, он никогда не наживёт себе миллионы, верно? Если всегда бояться, ничего не выйдет. Когда-то мы играли 5-й матч с "Динамо" за золотые медали. У нас были сломаны двое из стартового состава, а у них все были в строю — Базаревич, Носов… За день до этого ребят пригласили на какую-то передачу. Как обычно, по телевизору показали. Мы сыграли — и выиграли. А Ерёмин сказал тогда: "Если человек чего-то не может сделать в жизни, он и на площадке ничего не сделает". Грань, конечно, нужно знать. Но бояться не надо.

– Часто с ним общаетесь сейчас?
– Да, довольно-таки. Он постоянно помогает советами.

"СЕРГЕЙ ВКОЛАЧИВАЕТ СВЕРХУ ЗА СЧЁТ РОСТА. Я ПРЫГАЛ ВЫШЕ И ДАЖЕ ЗАБИВАЛ С РАЗВОРОТОМ НА 180 ГРАДУСОВ"

– Кстати, какие-нибудь игры ещё вам интересны, кроме тех, которые входят в вашу работу?
– То есть?

– Любые игры…
– Футбол нравится, да. С удовольствием смотрю Лигу чемпионов. Российский, правда, тяжеловато смотреть (смеётся). Хоккей тоже нравится.

– Может, что-то оригинальное? Например, шахматы, дартс, покер…
– Смотреть или играть?

– И то и другое.
– Играть во всё интересно: и в боулинг, и в бильярд, и в дартс. В шахматы, правда, в меньшей степени (смеётся). Хотя в детстве ими занимался. В прошлом году собирался съездить поиграть в большой теннис, но никак не дойду. Я люблю все игры — подвижные и не очень.

– Сыну чем-нибудь, кроме баскетбола, рекомендуете заниматься, что может пригодиться ему в профессиональной деятельности и не только?
– На первом месте, конечно, учёба. Это общее развитие. Хотя понятно, что он не будет отличником. Но для развития головы, что обязательно пригодится в баскетболе, это необходимо. По мере возможности необходимо развиваться. В плане спорта Серёжа любитель всего, смотрит очень много трансляций, практически всё. Да и играть он горазд, игровик парень.

– Где грань между тренером и отцом? Сложно найти общий язык с сыном?
– Я бы не сказал. Дома мы вообще стараемся не говорить о работе.

– Получается?
– Стараемся (смеётся).

– Есть ли какие-то темы, в которых сын удивлял вас?
– С ним очень интересно разговаривать. Но ему всего 18, и пока на серьёзные темы мы не говорим. Он всё-таки проводит больше времени в кругу сверстников. Никакого театра или политики. Периодически занимается с сестрой — помогает с уроками, объясняет, причём сам, заставлять не приходится.

– Вы считаете его скромным?
– Да.

– Не слишком ли скромным?
– Возможно, это в некотором смысле вредит ему на площадке.

– Но в человеческом, а не спортивном плане это ведь всегда плюс?
– Наверное, да. Но на площадке от этого нужно избавляться.

– Что вы ему сказали после победы в конкурсе данков на чемпионате Европы?
– Мачо.

– Было это чем-то обыденным? Здесь он вас, кстати, обошёл.
– Я тоже забивал. Причём даже с разворотом на 180 градусов. Но Сергей забивает за счёт роста, я прыгал выше (смеётся). Конечно, я его поздравил. Но какого-то суперпразднования не было.

– Просматривали отдельно его перформанс?
– Конечно. Мы всей командой собирались у компьютера и смотрели, как он забивает.

– После не разбирали, не советовали ему что-нибудь?
– Я ведь не силён в данках, так что пусть идёт и разбирается с Джефферсоном(улыбается).
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница