Лиходей: у Блатта много дел, но надеюсь, он ещё вспомнит обо мне
Фото: Владимир Майоров, "Чемпионат.com"
Текст: Лада Алексеева

"Не сезон, а скандалы, интриги, расследования"

О переходе в "Локомотив", разговоре с Пашутиным, "отложенном" вызове в сборную, заговоре против "Спартака", отношениях со Здовцем, натурализации Беверли – в первой части интервью Валерия Лиходея.
25 июня 2012, понедельник. 13:25. Баскетбол
– Валерий, вас можно поздравить с новой вехой в карьере?
– Полагаю, что так. Для меня переход в "Локомотив-Кубань" – довольно серьёзный шаг. Признаюсь вам первым, рад, что принял это непростое решение.

– Многих удивил тот факт, что вы после в целом удачного сезона решились покинуть "Спартак". Даже звучали мнения, мол, променял шило на мыло… Тем более что ходили слухи о предметном интересе со стороны ЦСКА и "Химок".
– Слухи всякие ходят. Причём всегда. Что касается комментариев в Рунете, мне кажется, что люди, которые так пишут, мягко говоря, не правы, думаю, что этот переход – профессиональный рост. Тем более контракт заключён на два года, а в планы моей новой команды входит пункт "выиграть Еврокубок" и после дебютировать в Евролиге.

– Ведь в прошлом году такие же планы были, разве нет?
– Да, были. Очевидно, что-то не получилось, хотя мы были близки. Но я почти уверен, что в грядущем сезоне всё будет иначе.

– Вас что-то не устроило в Санкт-Петербурге?
– На самом деле всё было очень здорово. Но, единственное, под конец не смогли найти общий язык с руководством команды, и будущее в "Спартаке" казалось мне несколько смутным и неопределённым. "Локомотив" был активнее всех в переговорах, больше всех интересовался, больше всего конкретики. И дело далеко не в деньгах, как полагают многие. Если бы интересовали только они – выбрал бы другие клубы, потому что суммы предлагались большие.

– Как можете прокомментировать интервью спортивного директора своего бывшего клуба?
– Читал, улыбался. Благодаря таким интервью люди подумали, что я позарился на большую зарплату. Я не стал убиваться и плакать по этому поводу, выступать с опровержениями и доказывать кому-то что-то. Люди, которые меня знают, в курсе происходящего. Кто не знает, писали всякие гадости, но я старался не обращать на них внимания. Если вижу в соцсетях что-то отрицательное – сразу удаляю. Все те, кто искренне поддерживал меня во время сезона, признавались, что они сожалеют о моём уходе, и желали удачи на новом месте. Я благодарен им.

– Когда соглашались на переход, знали, что Пашутин будет тренировать команду?
– Да, я уже был в курсе, все переговоры начались ещё до конца сезона, потихонечку начали обсуждать общие моменты. Потом, когда сезон закончился, начали действовать в этом направлении активнее, и каждый клуб предлагал мне свои варианты. К счастью, мне оставалось только выбирать.

– Насколько предметными были разговоры с другими клубами?
– Были, конечно, очень перспективные разговоры, многие предлагали заманчивые варианты, но в основном агент всем занимался. Он давал мне итоговые цифры, итоговые условия, мелочи уточнял, и мне нужно было только созваниваться с тренерами и руководством потенциальных работодателей. С моей стороны интерес тоже есть – какие игроки, какие планы, кто тренер. В итоге я принял всем известное решение. Хотя вообще-то решение об игроках принимает тренер, то есть если мне звонят, значит в моих услугах нуждаются.

Лев Савари и Валерий Лиходей

Лев Савари и Валерий Лиходей

– С Пашутиным уже лично общались?
– Да, созванивались. Он рассказал о своём видении команды и планах на меня. Признался, что видит меня в команде, хочет, чтобы я был у него в коллективе. Что я хотел услышать от него? То, что всё будет хорошо, ведь старания мне не занимать, как он мне скажет, так и сделаю.

– Вы согласны с мнением, что Пашутин делает ставку в основном на легионеров?
– Можно делать ставку на легионеров, но без русских же всё равно нельзя играть. Без нас никуда. Легионеры стабильны, результативны, но если я буду стабилен и результативен, то разницы никакой нет, какая у меня фамилия на майке: Джонс или Иванов.

– Что бы вы хотели перенести из Санкт-Петербурга в Краснодар?
– Лучше будет поговорить об этом где-нибудь ближе к Новому году. В целом вообще хотелось бы играть как минимум так же – столько же времени проводить на площадке, приносить своей команде пользу. Мне было приятно играть в Санкт-Петербурге: и окружающие, и пресса, и болельщики — мы находили общий язык без проблем, и мне хотелось бы, чтобы в Краснодаре всё продолжалось. С приятными людьми приятно общаться. Когда кричат и поддерживают тебя, ты тоже крикнешь в ответ.

– Как в Санкт-Петербурге тебя лично поддерживали?
– Как вы помните, в Люберцах была кричалка "Хей-хей-хей, Валерий Лиходей", а в Питере было просто "Валера-мужик". Повзрослел, значит (смеётся). Мне было очень приятно.

– Персональные поклонники и поклонницы были?
– Да, со многими общаюсь лично, в социальных сетях. Стараюсь разговаривать по возможности с адекватными людьми, хотя всякие встречаются, конечно. Я отвечаю всем, переписываюсь без проблем.

– Какой решающий фактор был для перехода в "Локомотив"? Вы анализировали состав, финансовую сторону, что смущало?
– На самом деле смущало только то, что ждёт новый коллектив, новый клуб, всё будет новое касаемо баскетбола. Все факторы в совокупности важны, начиная от номера на майке, и всех интересующий вопрос денег, естественно, очень важен.

– Какой номер, кстати, на майке будет?
– 11-й.

– С чем связан выбор?
– Это ведь "барабанные палочки" (смеётся). Ну, а если серьёзно, то привязок нет никаких, просто нравится этот номер.

– Этот номер для баскетбола значимый, под ним Сабонис играл…
– Это, видимо, только в Литве 11-й номер носит такой сакральный характер, я об этом не думал. Надеюсь, через несколько лет этот номер будет ассоциироваться с моей фамилией.

– Что в прошлом сезоне всё-таки случилось со "Спартаком"? Концовка была неудачная, сезон получился провальным, да ещё и с оттенком скандальности.
– Да в том сезоне было всё что угодно: скандалы, интриги, расследования (смеётся). Начали очень хорошо, победа над ЦСКА и первые полсезона почти без поражений прошли, а потом после новогоднего отдыха не смогли вернуться в строй. Именно в этот момент случился спад, плюс ко всему травмы посыпались, особенно весной. Только шесть человек из основного состава "осталось в живых". Естественно, никто особо не ждал, что мы в начале сезона так "выстрелим". Но после того как выиграли у "армейцев", все стали по-другому к нам готовиться и по-другому играть. А про скандалы всё и так известно.

Зураб Читая и Валерий Лиходей

Зураб Читая и Валерий Лиходей

– Хотелось бы всё-таки пару слов услышать по поводу скандалов. Даже Здовц говорил, что у него ощущение, будто имеет место быть заговор против "Спартака". У игроков было такое же ощущение?
– Не просто же так говорили. Конечно, было. Порой вообще напоминало какой-то замкнутый круг. Это не были нервы проигравшего, мы же профессионалы. Мы не можем позволить себе такой вольности, что одно поражение — и все расстроились настолько, что проиграли всё на свете. Думаю, что все эти скандалы как раз и дали о себе знать.

– Очень странная, особенно в российском баскетболе, ситуация вышла, не находите? Все должны понимать, что "Спартак" – петербуржская команда, имеющая отношение к "Газпрому" и президенту РФБ, а её чуть ли не умышленно топят.
– Да я даже не знаю, что вам ответить на это. Меня это удивляло не меньше. Опять же Здовц, человек, который первый год в России, и вся эта ситуация вызвала у него удивление, как у нового человека. Нет смысла не доверять его мнению.

– Кстати, о Здовце, как вам лично с ним работалось?
– Да очень понравился и как тренер, и как человек. Он в меру требовательный, предоставляет свободу выбора и возможность где-то ошибиться и, что самое главное, даёт почувствовать к себе доверие, а это для игроков очень важно.

– Недавно Здовц признался, что амбиции "Спартака" не подкрепляются делом. Как считаете, именно поэтому лидеры команды третье лето кряду бегут из неё?
– Не знаю. В Санкт-Петербурге сейчас ситуация не хуже, чем у "Триумфа". В следующем году будет сдана в эксплуатацию арена на восемь тысяч человек, где команда, скорее всего, будет проводить свои матчи и тренироваться, да и каких-то глобальных проблем в качестве организации нет. Безусловно, от ошибок никто не застрахован, да и есть в чём совершенствоваться, но, скорее всего, это просто совпадение, ибо я не вижу препятствий у "Спартака" для достижения своих целей. Полагаю, со временем всё у красно-белых будет хорошо.

– Вы не раз отмечали, что в целом прошлый сезон готовы занести себе в актив. А что не получалось?
– Когда участвуешь в четырёх турнирах, чувствуешь, что силы заканчиваются, пытаешься на что-то настроиться, пытаешься больше отдыхать… В целом хотелось бы улучшить игру в защите, в нападении вроде бы выглядел прилично.

– Какая-то работа проводится в этом направлении?
– Да, разумеется. Недавно я перенёс небольшую операцию, но сейчас восстановился и начинаю снова тренироваться в полную силу.

Валерий Лиходей

Валерий Лиходей

– Кстати, можно поподробнее об операции, довольно необычная для баскетболиста…
– Да, в принципе, обыкновенная операция. Выправили перегородку внутри носа, сделали небольшую пластику, для того чтобы мог дышать. Потому что когда много бегаешь – быстро устаёшь, силы уходят, потому что кислород не попадает. Сейчас должно быть гораздо лучше.

– Но этого "гораздо лучше", судя по всему, мы не увидим в сборной?
– Да, вы правы. Весьма интересная история получилась. Я не прогнозировал, что меня вызовут в национальную команду. Сначала никакой информации не было вообще, потом я узнал из Интернета, что приглашено 16 человек, в число которых я не включён. Подумал, что не буду терять больше времени и сделаю операцию, чтобы к следующему сезону начать готовиться. Потом мне позвонили и сказали, что в связи с травмами некоторых игроков мне нужно приехать в расположение сборной, но я уже не мог. Если бы знал, что хотя бы минимальная вероятность поехать на Олимпиаду есть, не стал бы делать никаких операций.

– Вам не обидно, что Блатт не очень-то обращает на вас внимание?
– Думаю, что у него очень много дел и без меня: сборная России, "Маккаби"… Меня ждёт следующий сезон, надеюсь, он ещё вспомнит обо мне. Я из тех игроков, которые приезжают по первому зову без капризов. Нельзя упускать возможность сыграть на Евробаскете, чемпионате мира или Олимпиаде, особенно если есть желание.

– В начале сезона много разговоров ходило по поводу натурализации Беверли. Вы какого мнения придерживались? Пригодился бы Патрик сборной?
– Я согласен с РФБ в этом отношении – в сборной нам не нужны иностранцы. С Беверли мы практически друзья, он хороший игрок, хороший мужик, но сборная – это сборная. Остаюсь при своём мнении, она должна состоять из российских игроков.

– Раз уж зашла речь о Беверли. Не казалось ли вам, что вся игра "Спартака" была завязана на нём? Если в конце Патрика выводили из себя или у него был перебор фолов, значит "Спартак" был обречён?
– Он был лидером команды, и это глупо не признавать. Частенько ответственность за результат ложилась на его плечи в решающие минуты, но говорить о том, что зависело многое исключительно от него, было бы неправильно. Многие игры вытаскивали Гальперин, Драгичевич, Стрельниекс. Да и я в некоторых вёл команду за собой. Словом, не согласен с мнением, что только от Беверли зависело.

– А звёздной болезнью Патрик, случаем, не заболел?
– Нет, я не замечал за ним такого. Если у него не получалось, он создавал для других. У него всегда были варианты для продолжения атаки и пара партнёров, которые брали инициативу в свои руки, если у него не получалось.

Продолжение следует...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье