Дэвис: моя невеста ужасно сумасбродная, напевает: «Я хочу Джиззи!»
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Юрий Цымбалов

Биг Бэйби: от ван Ганди можно было сойти с ума

О первом сезоне в "Орландо", травме Ховарда, криках ван Ганди, дружбе с Робинсоном, ностальгии по "Бостону", собственных наушниках и музыкальных пристрастиях – в интервью Глена Дэвиса SLAM Online.
15 июля 2012, воскресенье. 16:00. Баскетбол
Только некоторых баскетболистов НБА легко узнать по имени: Коби, Леброн, Кармело… Но ещё лучше, если у игрока есть ник, по которому его уже точно не перепутаешь ни с кем другим. Особенно, если этот парень провёл большую часть карьеры в качестве запасного. Именно такое прозвище и заслужил Глен Дэвис. "Сейчас меня все называют не иначе как Big Baby. Это уже не изменить. Где бы я ни появился, сразу слышу: "Смотрите, это же "Большой ребёнок", – смеётся Дэвис.

– Глен, чем вы занимались после того, как закончился сезон?
– Я расслаблялся, проводил время со своей семьёй, женой и дочкой. В общем, старался отдохнуть, чтобы быть готовым к следующему сезону. Я надеюсь, что в скором времени всё вернётся на круги своя и мы обретём нового генерального менеджера и тренера (интервью было взято до назначения Роба Хеннигана. – Прим. "Чемпионат.com").

– Вы смотрели финальную серию НБА? Сбылись ли ваши прогнозы?
– Не буду раскрывать всех тайн. Скажу лишь, что опыт "Майами" сказался – молодость не смогла его одолеть. В одной из игр это было особенно хорошо заметно. В составе "Оклахомы" лишь Кендрик Перкинс имеет опыт выступления в подобных турнирах.

– Что за человек Кендрик Перкинс? Насколько он был полезен "Бостону" в тот период, когда вы играли там?
– Он был очень важным связующим звеном команды. Кендрик с каждым может найти общий язык. За пределами площадки он отличный парень. Всегда готов поговорить, составить компанию – словом, очень компанейский. Но вот когда он в игре – тут совсем другое дело. Перкинс играет очень жёстко.

– Можно ли сравнивать Кендрика Перкинса и Дуайта Ховарда?
– Не стоит. Это два абсолютно разных парня. Перкинс более креативен. Он много делает для своих партнёров. Особенно это касается движения мяча. Кроме того, он прекрасен в защите. Что касается Дуайта, то это суператлет. Он хорош во всём понемногу. Это два абсолютно разных игрока, но каждый из них превосходен.

– Вам было тяжело наблюдать за играми своей бывшей команды против "Майами" в финале конференции?
– Я присутствовал на двух играх. И не стану врать – испытывал ностальгию. Я же один из тех девяти баскетболистов, что остались в команде, которые выиграли титул в 2008-м. Было тяжело свыкнуться с мыслью, что если бы я не ушёл, сейчас мог бы оказаться на паркете и помочь бывшим партнёрам повторить тот успех. Да, я больше не игрок "Селтикс", но всё же пришёл на них посмотреть. Там был и Джеймс Поузи, который также отхватил перстень. Возможно, он испытывал те же чувства, что и я. Как и Эдди Хаус, Пи-Джей Браун, Сэм Кассел и все остальные ребята, которые были частью того коллектива.

– Лично для вас нынешний плей-офф сложился куда хуже. И не только из-за того что вы играли в новой команде, но и потому что "Орландо" приходилось обходиться без травмированного Дуайта Ховарда. Каково это играть без лидера?
– Было сложно. Мы столкнулись с ситуацией, выхода из которой видно не было. Всё, что можно было сделать, это пытаться прыгнуть выше собственной головы и стараться не ударить в грязь лицом. Было очень сложно оставаться сплочённой командой и играть на высоком уровне без Дуайта. В течение сезона у нас ещё получалось держать ритм, но под конец, в плей-офф, была уже совсем другая история. Вообще же я бы сказал, что горжусь своими товарищами по команде, так как в течение сезона мы держались и шли на третьем месте в восточной конференции. Конечно, были моменты, когда игра не шла, и нужно было снова войти в ритм. Но мы всё же побеждали. Хотя и не во всех играх, в которых могли, так как с нами не было Ховарда. А те, в которых удавалось побеждать, помогали нам обретать уверенность в себе, так как нам приходилось заново переосмысливать себя, как команду.

– В отсутствие Дуайта вы вынуждены были закрывать позиции центрового. Насколько вам было комфортно в новой роли?
– Вполне. Другое дело, что в начале года я и представить не мог, что вынужден буду его замещать. Просто поразительно, какие фортели выкидывает судьба порой. В январе всё было плохо, но я продолжал ждать своего часа, своей возможности. И когда она представилась, то мне стало гораздо комфортнее, так как я получил гораздо больше игрового времени. Вы ведь наверняка частенько замечали, что у меня шла игра. Но в таких случаях всегда возникал вопрос: "Сможет ли он действовать столь же продуктивно на том же уровне протяжении всего сезона?". Поэтому я и горжусь собой.

– До этого вы заслужили репутацию забавной персоны, этакого рубахи-парня. Было ли для вас важно, когда вы получили шанс, доказать болельщикам насколько вы серьёзный игрок?
– Конечно. В первой половине сезона люди, возможно, думали: "Зачем они купили его?". Я играл действительно плохо. Но старался найти себя, обрести нужный игровой ритм. И в это время думал: "Парень, тебе пора уже проснуться". В начале сезона ты выглядишь посредственно, но затем начинаешь обретать себя и в конце концов перестаёшь обращать внимание на окружающих и сосредотачиваешься исключительно на себе. Именно так я поступил.

– Несмотря на преследовавшие вас трудности, вы умудрились в первом же сезоне за новую команду обновить средние показатели по количеству набранных очков и совершённых подборов. Как вы оцените этот сезон?
– Я бы ответил, что он был похож на американские горки. Было сложно влиться в новый коллектив. "Орландо" – совершенно другая команда, по сравнению с "Бостоном". Я даже заработал дисквалификацию на две игры за то, что привык делать в "Бостоне". Привыкание затягивалось. К тому же я играл очень плохо. Но знал, что способен прибавить. Это случилось в игре с "Детройтом", когда я набрал 31 очко. Просто понял, нужно показать всем, что я умею.

– Как вам работалось с ван Ганди? И были ли вы удивлены, когда узнали, что руководство команды его уволило?
– Вы знаете, всё произошло очень быстро. В течение сезона ходили слухи о том, что Дуайт требовал, чтобы Стэна уволили. Когда ты слышишь подобное, то знаешь, что это может произойти. Поэтому увольнение Стэна не вызвало шока. Это не было что-то вроде "О, боже мой!". Скорее – "Стэна уволили, ничего себе". Все говорили: "Стэн – особенный тренер". Но мой опыт общения с ним показал – это ужасный тренер. Он может говорить по-разному, но нужно стараться уловить именно сам смысл. Если будешь слушать то, что он хочет сказать, то всё будет в порядке. А его крики слушать не нужно. Слушать нужно только ключевые фразы.

– Слушать ключевые фразы?
– Да. Потому что если ты будешь слушать всё остальное, то очень скоро сойдешь с ума.

– Сейчас "Орландо" нуждается в новом тренере. Переживаете по поводу того, кто придёт на смену ван Ганди?
– Нет, я не нервничаю. А вот взволнован — это да. Но мои мысли направлены в другую сторону. Я хочу чаще побеждать, как и любой другой на моём месте. И что бы ни происходило, я хочу быть частью этой команды. У меня не будет проблем с теми, кто придёт, но они должны быть нацелены на результат. Вот всё, что я знаю. Когда я играл за "Бостон", думал только о том, как принести команду пользе. А других мыслей быть не должно. Каждый раз, когда я выхожу на площадку, то вижу только баннер НБА. И если бы меня спросили, какого генерального менеджера и тренера я бы хотел, то я бы вряд ли сказал, что-нибудь вразумительное. Хотя конечно было бы не плохо, если тренер был ближе к игрокам.

– В прошлом сезоне во время локаута вы появились в одном забавном видео на YouTube. Можно ли ожидать подобного этим летом?
– Да, определённо. Когда мы как следует познакомимся со всеми новичками, обязательно сварганим что-нибудь похожее и выложим в сеть.

– Помните самый весёлый момент в вашей карьере?
– Затрудняюсь. Таких моментов было очень много.

– Вы выложили на своей страничке в "Твиттере" фото с Нэйтом Робинсоном. Ваша дружба всё ещё крепка?
– Да, именно так. Мы виделись на игре "Майами". Он был на площадке, а я пришёл посмотреть игру с моей женой. Мы отлично провели время, было здорово.

– Расскажите о вашей новой линии наушников Ayo Baby. Откуда появилась эта идея?
– Эти наушники мы создали совместно с компанией BiGR Audio. Мы хотели сделать их для любителей хип-хопа – подумали, что это будет клёво. Чтобы люди смотрели и думали: "Для кого эти наушники? Они же для меня! Это же моя линия". Когда у меня появилась возможность посотрудничать с BiGR Audio, я понял, что это круто. Надеюсь, что это поможет мне в дальнейшей карьере после баскетбола.

– Процент от продаж вы отдаёте на благотворительность, верно?
– Да, это всё ради детей. Это прекрасная возможность делать, то, что я всегда хотел. Быть частью бренда, и при этом помогать людям.

– А какую музыку вы сами слушаете?
– Я много слушаю Виза Халифу. Всегда его слушаю. Это мой стиль. Ну и немного Дрейка, немного Рика Росса. Maybach Music очень хороши в последнее время. Ну и много чего другого. Лил Бузи, Лил Уэйн, Янг Джиззи. Джиззи очень нравится моей жене. Перед сном она напевает: "Я хочу Джиззи!". Ну не сумасбродная ли она? Обязательно напишите это в интервью. Моя невеста ужасно сумасбродная. А что, не так?
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник