НБА. Этони Дэвис
Фото: Getty Images
Текст: Лев Савари

"Дэвис не станет Данканом, только близким к нему"

О фразе Брайанта, турнирном пути сборной США, потенциале Дэвиса, расставании "Нью-Йорка" с Лином, игре нынешних звёзд, отношении к спровоцированным переходам и сыновьях – в интервью Дэвида Робинсона.
21 августа 2012, вторник. 21:00. Баскетбол
– Дэвид, многих задело высказывание Коби Брайанта о том, что нынешняя сборная США могла бы обыграть "Дрим тим". Согласны с ним?
– Сложный вопрос, но я отчасти разделяю его точку зрения. В лондонской команде есть несколько великих игроков, а также снайперов, которых невозможно остановить. И случись нам сойтись на паркете, уверен, они смогли бы обыграть нас в любой отдельно взятый день. Но если говорить в целом – этим парням ещё есть что доказывать самим себе и всем остальным, многие не достигли своего потолка.

Могу сказать однозначно, с его умениями и навыками Энтони Дэвис будет эффективен на обоих концах площадки. Вопрос в том, станет ли он тем самым парнем, набирающим за вечер в среднем 25 очков и собирающим 10 подборов. Потенциал для этого у него есть, но лично я не думаю, что он сможет раскрыть его в полной мере.
– На ваш взгляд, как сложился турнирный путь сборной на Олимпиаде?
– Я ещё перед началом Игр говорил, что лёгкой прогулки не предвидится. И финал стал лишним тому подтверждением. В сборной Испании были собраны выдающиеся личности и в отличие от моих соотечественников куда более сыгранные. Да о чём можно говорить, если большинство понимает друг друга с полувзгляда. Сразу было понятно, что они не будут отбывать номер и сдаваться на милость победителю, как бы поединок ни складывался. Другие команды тоже произвели приятное впечатление, особенно Россия и Франция – тренерские руки в этих коллективах видны.

– Энтони Дэвис принял участие в Олимпиаде, не сыграв ни одного матча в НБА. Как вы считаете, его ждёт большое будущее?
– Могу сказать однозначно, с его умениями и навыками, этот малый будет эффективен на обоих концах площадки. Вопрос в том, станет ли он тем самым парнем, набирающим за вечер в среднем 25 очков и собирающим 10 подборов. Потенциал для этого у него есть, но лично я не думаю, что он сможет раскрыть его в полной мере. Хотя многое будет зависеть от того, будет ли команда использовать его в качестве первой атакующей опции. Если да, то он станет игроком топ-уровня. Не Тимом Данканом, конечно, но очень близким к нему.

– Раз уж вы заговорили о Данкане, объясните, что произошло с "Сан-Антонио" в финале Западной конференции?
– Начнём с того, что команда была на ходу благодаря великолепному балансу. "Скамейка" не уступала старту ни по игровым минутам, ни по другим компонентам. Это безусловная заслуга Поповича – он блестяще руководил процессом. Но в серии с "Оклахомой" внезапно всё пошло наперекосяк, пропала уверенность, которой до того было хоть отбавляй. Если в первых двух играх "Тандер" суетились и забывали о командной химии в нападении, то в оставшихся всё было с точностью до наоборот. Фактически соперники поменялись ролями. Это было удивительным.

– От чьей игры вы сейчас получаете наибольшее удовольствие?
– После того, что Джеймс вытворял в плей-офф, его невозможно не ценить. Он был самым настоящим баскетбольным монстром. Ну и Дюрант, разумеется. Я пристально наблюдал за ним во время полуфинальной серии с нами. Он брал мяч в руки, бросал и забивал, в следующей атаке повторял фокус, а потом делал это снова и снова. У меня остались сильные впечатление от его перформансов. Я вообще неравнодушен к игрокам такого типа, как Кевин. К слову, я был разочарован тем фактом, что Роуз не сумел толком продемонстрировать всему миру, на что он способен в нокаут-раунде. Он из тех парней, за которыми можно наблюдать достаточно долго и не устать.

После того что Джеймс вытворял в плей-офф, его невозможно не ценить. Он был самым настоящим баскетбольным монстром. Ну и Дюрант, разумеется. Я пристально наблюдал за ним во время полуфинальной серии с нами. Он брал мяч в руки, бросал и забивал, в следующей атаке повторял фокус, а потом делал это снова и снова.
– Как вы считаете, "Нью-Йорк" принял правильное решение, не став продлевать отношения с Лином?
– Нет. Я вообще не понимаю порой, когда менеджеры избавляются от ценных игроков. Поймите правильно, я не критикую руководство клуба, так как не знаю всей подноготной и не являюсь членом их штаба. Я сижу в Сан-Антонио и смотрю по телевизору матчи с участием "Никс" исключительно из-за него. И каждый день читаю газеты, особенно когда "Никс" выигрывают. Мне интересно, что этот парень сотворил снова. Объясните мне, как можно выставить за дверь человека, который создал шумиху вокруг твоего бренда? Мне наплевать, сколько вы ему планировали платить. Он стоил тех денег. Со стороны ежу было понятно, что Джереми нужно удержать.

– Какого вы мнения о Дуайте Ховарде и игроках, провоцирующих обмены?
– Я каждый раз оглядываюсь назад и с улыбкой вспоминаю о том, что провёл всю карьеру в одной команде. Это было благословением свыше для меня. Благодаря оному и удалось выстроить такие отношения в команде. Мы построили школу. Это прекрасно, когда у вас есть подобная возможность. К сожалению, в современном обществе система ценностей претерпела изменения. Но не в "Сан-Антонио". Достигнутые за последние 20 лет успехи всех сплотили и виной тому отчасти заложенные традиции. Не многие коллективы способны на это.

– Как вы поживаете? Чем занимаетесь сейчас?
– Прежде всего стараюсь быть хорошим отцом. Это моя цель № 1. Мой старший сын Дэвид сейчас в колледже, средний Джастин готовится к поступлению в Нотр-Дам, а младший Джастин перешёл в 10-й класс. Сам, к слову, тоже имею возможность получить степень магистра. Кроме того, совершаю богослужения в своей церкви и стремлюсь стать учителем слова господа. Также веду дела инвестиционного фонда, вместе с другом из Goldman Sachs. У нас отличный партнёр в лице USAA Real Estate Company.

– Вашему сыну Кори прочат карьеру принимающего в американском футболе. Что случилось с баскетбольными генами?
– Он меня не слушал (улыбается). Футбол — один из тех видов спорта, где твоё тело превращается в некое подобие боксёрской груши. Но в этом его сила. Он любит состязаться и доказывать. Кори честно пытался выбирать между баскетболом и футболом, но куда деваться, если ему дано в последнем куда больше. Окончательное решение предсказать можно было заранее. А уж когда поступило предложение от Нотр-Дама, сказать нет не представлялось возможным.

– Чем вы больше всего гордитесь за время своей карьеры?
– Тем, что мы сумели проделать путь от команды, имевшей 21-61 по итогам "регулярки", до коллектива, четырежды бравшего титул и выстроить культуру. Это то, что заставляет с теплотой вспоминать о недавнем прошлом. Чувствую, что могу вернуться в ту раздевалку и обнаружить, что атмосфера в ней будет лучше, нежели в любой другой. И это не так легко, как вы думаете. Я горд, что мне довелось стать одной из составляющих этого процесса. Естественно, особой благодарности заслуживают те, кто сумел привлечь в команду таких классных ребят, как Данкан, Жинобили, Паркер, Стив Керр и Дэнни Ферри.

– А есть что-то, о чём сожалеете?
– Нет. Ничего. Это было удивительное путешествие. Да, мы потерпели болезненное поражение в 1995-м от "Хьюстона", но Оладжьювон тогда играл великолепно, за пределами понимания. Я тоже действовал на уровне, но не для статуса самого ценного игрока. То был лишь эпизод, когда я слегка растерялся. Всё происходившее после феноменально. В жизни всё было намного лучше, чем я мог бы написать об этом.
Источник: New York Times
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница