Общение с Марчюлёнисом заставило Нельсона пересмотреть свои идеалы
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Лев Савари

Нельсон: облегчённые пятёрки придумал Ауэрбах

Об отсутствии титулов в качестве тренера, первоисточнике облегчённых пятёрок и смене тренерского стиля в 1980-х и – в выдержках из интервью Дона Нельсона, посвящённого его введению в Зал славы.
31 августа 2012, пятница. 15:35. Баскетбол
На уходящей неделе Дон Нельсон заглянул в Окленд. Но отнюдь не для того, чтобы провести переговоры с руководством "Голден Стэйт" о своём возвращении. Виной тому – обед с местными журналистами и часовое интервью для шоу Chronicle Live на CSN Bay Area – спортивном кабельном телевидении Сан-Франциско, по поводу включения в Зал Славы имени Нэйсмита. Ежегодная церемония, на которой 72-летний специалист, одержавший больше всех побед в истории лиги, будет официально принят в клуб избранных, состоится 7 сентября в Спрингфилде. Обозреватель канала Мэтт Штейнметц до официального выхода программы привёл некоторые цитаты из разговора с наставником.

Об отсутствии титулов в качестве тренера

Нельсон: "Что поделать, отчасти я виноват в этом сам. У меня была возможность, когда я возглавлял "Милуоки". В 1983-м мы во втором раунде отутюжили "Бостон" 4-0. После ко мне подошёл Рэд Ауэрбах (на тот момент – президент "Селтикс". – Прим. "Чемпионат.com"). Помню, мы гуляли по арене вместе, и он абсолютно спокойно, будто предлагал мне чашку чая, спросил: "Ты никогда не задумывался о том, чтобы тренировать "Бостон"?"

Для моей карьеры это стало бы гигантским шагом вперёд. Наверное, стоило принять то предложение. Но в то время я был на одной ноге с совладельцем "Уорриорз" Джимом Фитцджеральдом — у нас с ним сложились отличные взаимоотношения, поэтому честно ответил, что не могу его подвести. А теперь вспомните, сколько титулов после взяла франшиза (улыбается)

Я остался тренировать. Однако всё чаще стал испытывать чувство пустоты от чемпионатов. Это была часть моей работы. Хотя с другой стороны я получал огромное удовольствие от того, что ставил игру неконкурентоспособным командам. Мне нравилось строить всё сызнова, по кирпичику и получать в конце что-то весьма симпатичное. Да, приходилось терпеть и проигрывать в большом количестве, но это приносило удовлетворение".

О том, откуда появились облегчённые пятёрки

Нельсон: "На одной из тренировок "Бостона". Что мог сделать Ауэрбах, когда наступало межсезонье и работа превращалась в нудную рутину? Правильно, разнообразить процесс. Он заставлял "больших" играть против "маленьких", пытаясь понять, принесёт ли это последним преимущество. Он отряжал в одну команду Билла Расселла и других габаритных ребят и заставлял их сражаться с защитниками. Игра была равна только в том случае, если команды сражались в одно кольцо, как только Рэд давал команду использовать всю площадку, "маленькие" постоянно побеждали. Именно так и родилась идея использования маленьких пятёрок. Конечно, наличие такого алмаза, как Джон Гавличек, влияло на соотношение сил, но всё равно, серия завершалась поражением фронт-корта со счётом 2-10.

Вообще я никогда не мог понять, почему низкорослые баскетболисты не могут подбирать, а высокорослые вести мяч. Им это по силам. Они просто не хотят морочиться. Я убедился на практике, что "большие" способны обладать не только хорошим дриблингом, но и в роли плеймейкеров выступать. Просто нужно было появиться Мэджику Джонсону, чтобы все поверили в то, что человек ростом 206 сантиметров на это способен. Именно поэтому я всегда просил своих "маленьких" бороться за отскок, а форвардов и центровых не бояться обращаться с мячом и не испытывать страха во время прессинга.

О смене тренерского стиля в 1980-х

Нельсон: "Я слишком часто начал придираться к игрокам во время поединков. Это не так плохо, но главный тренер должен следить за игрой, а заниматься разбором полётов в раздевалке во время большого перерыва или уже после игры. Воспитание вне влияет на дисциплину и атмосферу в команде, что не совсем правильно. Я понял, что говорю на скамейке слишком много и пришло время меняться. И начал, стараясь больше походить на Ленни Уилкенса – специалиста, которого я безмерно уважаю. И, на мой взгляд, мне это удалось. Старина Дон принял тогда правильное решение.

Кроме того, на меня положительно повлияла работа с Марчюлёнисом. Он совершал одни и те же ошибки. Мне приходилось учиться сохранять спокойствие, раз за разом напоминая ему о том, как следует действовать на паркете в той или иной ситуации. Но у него не получалось. Обычно, я не разрешаю подопечным так измываться над собой, но в случае с Шарунасом я понимал, что он обладает необходимыми качествами, чтобы заиграть в НБА на самом высоком уровне.

Общение с литовцем заставило меня взглянуть иначе на себя и игроков – я понял, что должен искать подход к ним, чтобы понять причины проблем. В какой-то момент я остановился и перестал постоянно сгущать краски и повышать голос. Однако в случае с Шарунасом "пряник" тоже не работал – ему всегда казалось, что я слишком жёсток по отношению к нему. Но пока команда выигрывает и всё идёт хорошо – наставник прав, хочется вам этого или нет. Все парни, игравшие под началом Бобби Найта, любили его. И любят до сих пор. Но каждый остаётся самим собой – лично я рад, что сумел измениться".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье