Андре Игуодала хранит золотую олимпийскую медаль дома на комоде
Фото: Getty Images
Текст: Лев Савари

Игуодала: прозвище Игги не нравится, но я свыкся

О трейде в "Наггетс", самом Денвере, новых цветовых гаммах, отсутствии отдыха, шести разных часовых поясов, олимпийском золоте, визите в Китай и собственном прозвище – в интервью Андре Игуодалы.
4 сентября 2012, вторник. 20:16. Баскетбол
С тех пор как 10 лет назад Андре Игуодала попал в университет Аризоны, красные и синие цвета преследовали его повсюду. Именно в них форвард провёл три сезона за "Уайлдкэтс", с которым однажды добрался до элитного раунда "Мартовского безумия", отыграл 615 матчей в составе "Сиксерс", выбравшими его под № 9 на драфте 2004 года, и поднимался на верхнюю ступень подиума со сборной США на чемпионате мира и Олимпийских играх. Однако в последние три недели, 28-летний уроженец Спрингфилда вынужден привыкать к другой колористике. В "Денвере" в почёте куда менее агрессивные тона – голубой и жёлтый.

"Прошло уже несколько дней, с тех пор как я примерил форму, но по-прежнему испытываю странные ощущения, – признаётся Игги. – Не знаю, как смотрюсь со стороны, но в голове у меня вертится одна мысль: "Ух ты, парень, а ты действительно сменил в команду". Раньше считал, что мне идёт исключительно красный, но пересмотрев снимки с официальной фотосессии в "Наггетс", понял, что выгляжу весьма неплохо. Позже пришло и чувство комфорта".

У каждого тренера своя концепция, своё видение "химии", поэтому когда они меняются, требуется время для того, чтобы привыкнуть к новым требованиям. Для меня этот процесс не столь болезненный, ибо в одной "Филадельфии" я играл под руководством пятерых наставников – Джима О’Брайена, Мориса Чикса, Тони Ди Лео, Эдди Джордана и Дага Коллинза. Вот если бы на протяжении всей карьеры в НБА мной руководил один специалист, пришлось бы перестраиваться. Но и в этом случае, полагаю, проблем не возникло – я всегда умел приспосабливаться к тем условиям, в которых оказывался. Надеюсь, удастся и в "Денвере".
– Вокруг обмена с вашим участием ходило много разговоров. Удалось забыть обо всей этой шумихе, когда наконец 10 августа ударили по рукам?
– Да, наконец можно было вздохнуть свободно и заняться тем, что получается у меня лучше всего – начать тренироваться. У каждого тренера своя концепция, своё видение "химии", поэтому когда они меняются, требуется время для того, чтобы привыкнуть к новым требованиям. Для меня этот процесс не столь болезненный, ибо в одной "Филадельфии" я играл под руководством пятерых наставников – Джима О’Брайена, Мориса Чикса, Тони Ди Лео, Эдди Джордана и Дага Коллинза. Вот если бы на протяжении всей карьеры в НБА мной руководил один специалист, пришлось бы перестраиваться. Но и в этом случае, полагаю, проблем не возникло – я всегда умел приспосабливаться к тем условиям, в которых оказывался. Надеюсь, удастся и в "Денвере".

– Какие первые впечатления у вас остались от Денвера?
– Весьма симпатичный городок. Аэропорт прекрасен, люди любезные и отзывчивые. У меня, правда, не такой большой круг общения пока, но с теми с кем приходится сталкиваться производят благоприятное впечатление. Условия в Pepsi Center не просто достойные, а великолепные – впервые на моей памяти могу найти всё самое необходимое в одном месте. Должен признаться, это существенно облегчает жизнь.

– С учётом участия в Олимпийских играх и индивидуальных тренировок с сотрудниками тренерского штаба "Денвера" в августе, ваши летние каникулы лёгкими не назовёшь?
– Всё в порядке. Я тренируюсь каждый день. Мне уже говорили, что я мало отдыхаю, но поверьте, этого вполне достаточно. Нет, урвать ещё недельку я был бы не прочь, но и тех праздных дней после возвращения из Лондона, что у меня имелись, хватило. Так что уже на всех порах набираю форму и готовлюсь к сезону.

– Стоит полагать, что в первую очередь вы заботитесь о том, чтобы продлить свою карьеру, ведь из 640 возможных матчей в НБА, провели 615?
– Отчасти вы правы – хочется как можно дольше оставаться конкурентоспособным. Но при этом стараюсь не забывать о своих болячках – это не менее важный процесс. Рано или поздно они дадут о себе знать, поэтому нужно уделять некоторое время и им. Синяки, ссадины и порезы – полбеды, а вот к растяжениям и микронадрывам необходимо относиться куда более требовательно, не говоря уже обо всём остальном.

– После трейда в прессе появилась информация о том, что вы не любите, когда вас называют Игги. Так ли это?
– Я не особо заморачиваюсь, как люди меня называют. Если говорить начистоту, прозвище Игги не нравится, но я с ним уже свыкся. Партнёры по сборной США все до одного называли меня подобным образом, потому что для них так было проще. Ничего удивительного – Игги со мной с детства. Однако я всегда хотел играть в баскетбол, а всё остальное меня не особо волновало. Пока людям нравится, как я играю, я могу побыть и клёвым Игги.

Я не особо заморачиваюсь, как люди меня называют. Если говорить начистоту, прозвище Игги мне не нравится, но я с ним уже свыкся. Партнёры по сборной США все до одного называли меня подобным образом, потому что для них так было проще. Ничего удивительного – Игги со мной с детства. Однако я всегда хотел играть в баскетбол, а всё остальное меня не особо волновало. Пока людям нравится, как я играю, я могу побыть и клёвым Игги.
– Место для своей золотой олимпийской медали уже нашли?
– Нет, не до этого было. Она по-прежнему лежит в коробочке на комоде у меня дома. Пока не знаю, что с ней делать, просто не решил. У меня в последнее время было слишком много дел, поэтому я о ней слегка позабыл. Но будьте уверены, с ней полный порядок, она там не одна – на пару со звёздно-полосатой майкой (улыбается).

– Следующим в вашем тяжёлом графике значится визит в Китай…
– Да, мы запланировали поездку в Поднебесную ещё в июне. Там любят баскетбол, поэтому это вполне обоснованный визит для общения с болельщиками.

– Если учитывать это путешествие, то получается, что за последние три месяца вы успели побывать в шести разных часовых поясах. Насколько это тяжело?
– Не так просто, как многие думают, даже с учётом того, что мы привычны к подобным нагрузкам. Действительно, это всё походит на сумасшествие. Но я предполагал, что лето выдастся жарким. Разве что обмен стал относительной неожиданностью, но сейчас все в порядке. Теперь у меня в кармане ключ от квартиры в Денвере. Здорово, что я нашел людей, которые все перевезли и обставили ещё до моего возвращения из Китая. В общем, всё будет выглядеть так, будто я и вовсе никуда не уезжал.

По материалам американской прессы.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье