Чак Эйдсон
Фото: Getty Images
Текст: Лев Савари

Эйдсон: однажды решил, что НБА не для меня

О переходе в УНИКС, знакомстве с Казанью, предыдущих наставниках, отсутствии прозвищ, собственной популярности, персональных фанатах и нежелании играть в НБА – в интервью Чака Эйдсона.
14 сентября 2012, пятница. 12:05. Баскетбол
Во многом из-за стараний Чака Эйдсона концовка стартового поединка RIXOS Cup, в котором УНИКС неожиданно уступил "Банвиту", вышла поистине эпической. Сначала форвард умудрился потерять мяч на чужой половине за 10 секунд до окончания во время потенциально победной атаки при равном счёте, а затем смазал один из двух штрафных, после отчасти притянутого за уши фола соперников в нападении за 0,6 мгновения до сирены. Причём не второй, как следовало бы, а первый, тем самим оставив туркам шанс на спасение. Те воспользовались им после тайм-аута сполна, хотя выловивший пас-парашют в полутора метрах от кольца и отправивший его с сиреной в корзину Тюркильмаз потратил по ощущениям куда больше времени. Естественно, беседу с 31-летним форвардом казанцев в четверг мы начали с обсуждения развязки того матча.

– Чак, тяжело проигрывать подобным образом?
– На предсезонном турнире поражения закаляют и заставляют сделать необходимые выводы. Это был очень полезный опыт. Мы извлечём уроки из этой игры. Обидно конечно, но это баскетбол, ничего не поделаешь. Уложился "Банвит" или нет в оставшееся время, не столь важно – мы должны были доводить встречу до победы, отыграв "-9".

– Чувствуете себя виноватым в поражении в связи со случившимся?
– Нет. Повторюсь, это баскетбол. В нём случается всякое.

– В вашей карьере подобные эндшпили случались?
– Так сразу и не припомню. Всякое бывало. Но так, чтобы команды совершали две потери, человек пробивал штрафные, а менее чем за секунду забивали победный мяч после навеса… не припомню. А если говорить о магии цифр, то на ум приходит лишь бросок Дерека Фишера в игре с "Сан-Антонио" после попадания Тима Данкана. Полагаю, вы понимаете, о чём я.

– Безусловно. Что вам говорил Петрович во время тайм-аута перед последней атакой?
– Нужно было доставить мяч Яну Вуюкасу и постараться оставить его один на один с опекуном. Он самый высокий в нашей команде и достаточно техничен. У нас был хороший план, просто не повезло.

– Насколько RIXOS Cup важен для УНИКСа в целом?
– Задачи победить любой ценой перед нами не стоит, куда важнее наиграть связи, почувствовать друг друга. Такие турниры всегда складываются непросто, потому как не хватает взаимопонимания с партнёрами. А когда в команде много новичков, это особенно тяжело, ведь фактически всем приходится начинать с чистого листа.

– Почему вы выбрали именно УНИКС, виной тому финансовый кризис в Испании?
– Просто я решил что-то изменить в своей карьере. Если быть откровенным, то я задумал побег из "Барселоны" до конца сезона. Причины были разными, но российский баскетбол сейчас далеко не на задворках Европы, да и коллектив, по слухам, должен был подобраться в Казани приличный. Так что не стоит предполагать, что всё решилось исключительно из-за финансов. Полагаю, и другие игроки рассуждали, прежде всего исходя из имени новой команды, сходу добравшейся до четвертьфинала Евролиги. Жаль, конечно, что не остался Домеркант, но мы постараемся держать марку и без него.

– С кем-нибудь советовались, перед тем как поставить подпись под контрактом?
– Нет. Я был знаком с некоторыми игроками УНИКСа, слышал о том, что пакуют чемоданы Чэтмен и Банич, но решение принимал сам. Саму же команду успел изучить детально – мы же встречались в прошлом сезоне аж пять раз.

– Были ли у вас предложения от других команд?
– Вам лучше поговорить об этом с моим агентом Биллом Маккэндлессом. Разумеется, предложения были. Но это уже касается бизнеса, а не баскетбола. Да и сейчас значения никакого не имеет, согласитесь.

– Чего вы ждёте от этого сезона?
– Самая главная цель – квалифицироваться в Евролигу. Где бы я ни играл, я всегда стараюсь помочь своей команде стать чемпионом. И не думаю, что здесь, в Казани, мои цели и задачи изменятся. Мы знаем, что главный фаворит – ЦСКА. Это будет тяжелое соперничество, но в баскетболе случается всякое.

– Многих иностранцев Россия пугает своей непредсказуемостью…
– Меня – нет. За время визитов в вашу страну, успел составить о ней впечатление. И оно весьма положительное. Да потребуется время, возможно пара-тройка недель, чтобы привыкнуть к некоторым вещам, адаптироваться, но это не так страшно. Знаю, что в Казани скоро пройдёт Универсиада и город с нетерпением ждёт этого события, готовится, становится с каждым днём всё лучше. Я думаю, что следующим летом здесь будет очень красиво.

– У вас есть какое-нибудь прозвище?
– Мне повезло, все меня зовут исключительно Чаком.

– Этот европейский сезон станет для вас девятым. Какой момент из вашей европейской карьеры был самым запоминающимся?
– Я думаю, что в каждом сезоне было что-то особенное. Такое, что нельзя забыть. Самый важный момент – это рождение моих детей. Также тот сезон, который я провёл в составе "Летувос Ритас", был особенным.

RIXOS Cup 5

RIXOS Cup 5

– Вам удалось поработать с такими тренерами, как Куртинайтис, Гершон, Блатт и Паскуаль. Можете сравнить игровую философию этих специалистов?
– Хороший вопрос, я даже немного растерялся.
Сложно сравнивать. Они ведь как и игроки абсолютно разные. Блатт – это настоящий тактик. Он великолепно знает баскетбол. Но при этом довольно жёсткий и сложный человек. И это очень хорошо. Куртинайтис всегда знал, что делать. Мне это импонировало. С Пини Гершоном всегда было очень весело, даже когда хотелось разозлиться. Он очень хороший человек. Жаль, что мы не смогли с ним многого достичь. Я бы очень этого хотел.

– Кто из них сыграл наибольшую роль в вашей карьере?
– Сложно сказать. Каждый из них помог мне стать тем, кем я являюсь сейчас. Я бы сказал, что больше всех на меня повлиял мой первый тренер в "Гёссене". Это тот человек, который научил меня играть так, как я играю сейчас.

– Существует ли игрок или тренер, с которым вы бы хотели поработать в одной команде?
– Долгие годы я хотел поработать именно с Ацо Петровичем (улыбается и похлопывает подошедшего наставника по плечу).

– Если говорить о фанатах, где, по-вашему, лучшие болельщики – в Германии, Франции, Литве, Израиле или Испании?
– В каждой стране всё по-разному. В Германии я играл за команду маленького городка, где все жители друг друга знали. Поэтому поддержка была персональной. В "Маккаби" вообще особенные фанаты. В Литве своих поддерживают просто невероятно. Мне довелось поиграть в тех местах, где поддержка болельщиков очень сильна.

– Вы считаете себя популярным?
– Возможно, кто-то считает меня популярным, кто-то нет. Меня лично это не сильно волнует. Американцу сложно адаптироваться в Европе. Я провёл уже почти девять лет, сменил пять команд. Нигде особо не задерживался. Это сложно, когда тебе снова приходится знакомиться с новыми городами, людьми.

– У вас есть персональные фанаты?
– Конечно. Это моя семья.

– Почему вы выбрали именно баскетбол?
– Мой папа был моим первым тренером. Я вырос на баскетболе. Баскетбол – это моя первая любовь, но надеюсь не последняя. Я не могу сказать, что меня сильно увлекало, просто очень хотел идти по стопам отца. В этом всё дело.

– Когда вы осознали, что прогрессируете как баскетболист, что вы станете отличным игроком?

– Вся моя карьера – это лестница к успеху. Каждый новый сезон был для меня новым испытанием. И я шаг за шагом становился всё лучше. Именно поэтому сейчас сижу перед вами (улыбается).

– За перипетиями в лучшей лиге мира удаётся следить?
– Конечно. Я очень люблю американский баскетбол. Почему бы мне его не смотреть? Разумеется, времени не всегда хватает, но я стараюсь.

– Когда вы распрощались с мечтой заиграть в НБА? Или вы считаете, что это ещё возможно?
– НБА – довольно своеобразная лига. Я хотел там играть, но однажды понял, что мне очень сложно будет туда пробиться. Я могу заработать хорошие деньги и в Европе, при этом не тратя столько сил и эмоций.

– Иными словами, хорошие деньги для вас важнее, чем выступление в лучшей лиге в мире?
– Я просто однажды для себя решил, что это того не стоит.

– В чём все-таки главная причина того, что вы не заиграли в НБА – отсутствие физики или проблемы при игре в обороне?
– Глядя на мою игру, вы можете увидеть, что я уже давно приспособился к европейскому баскетболу. Да, я родился в США, но чувствую себя европейцем.

– Но вы ведь универсал, способный закрыть сразу три позиции, а такие за океаном ценятся.
– Слышал, что некоторым тренерам это, наоборот, не нравится. Куда лучше, если ты умеешь делать что-то одно на паркете исключительно.

– Лукавите?
– Нет, я абсолютно серьёзно. В Европе, как мне кажется, мои навыки ценят куда больше.

– Чем собираетесь заниматься по завершении карьеры баскетболиста?
– Для начала я бы хотел стать помощником своего отца, который работает тренером в школьной команде. А что дальше будет, посмотрим.

– То есть, возможно, когда-нибудь мы сможем вас увидеть на посту главного тренера клуба НБА?
– Это было бы любопытно (улыбается).

"Чемпионат.com" благодарит сеть отелей RIXOS и лично PR-директора московского подразделения Людмилу Михалину за помощь в освещении турнира RIXOS Cup и организацию интервью.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье