Все новости
Фото: Getty Images

"А пока мы с Леброном просто выпьем"

Аарон Макгуайер остро переживал уход Джеймса из "Кливленда". Но больше он не может ненавидеть прежнего кумира. Это просто невозможно.
Баскетбол

Это была середина осени 2009 года. Наступил рассвет – и я нервничал. В три часа меня ждал тест, к которому я, мягко говоря, не был готов. Пусть я и сделал определённые успехи в постижении теоремы Байеса. Такое ощущения, что я учился днями напролёт. Делал каждое домашнее задание, посещал все занятия, даже на работе в перерывах листал учебные пособия. Возможно, то было просто не моё предназначение. Может, я не был достаточно умён для подобных заданий…

…Кашель, спазмы. Я упал со стула, испытывая сильное головокружение. Документы разбросаны. Боль в горле не прекращалась. Знал, что был болен, причём в течение всей недели. Но то было заболевание, которым я никогда не страдал прежде. Достал носовой платок из кармана. Кашлял в него на протяжении минуты. Прежде чем положить обратно, увидел, что на нём кровь. После чего вновь вернулся к работе. С глаз долой, из сердца вон.

Я лежал на кровати. Мне было неуютно. Было не очень светло, но всё же я не хотел будить соседа по комнате. Хотел и сам спать, как только закончится матч. Это была постоянная борьба, когда я хотел посмотреть сшибку между представителями Западной и Восточной конференций. В «Юте» не играл Дерон Уильямс, поэтому я надеялся выключить телевизор ещё к перерыву. Но не тут-то было. Не говоря о скучном выступлении моего любимого «Кливленда», «Джаз» умудрились выйти вперёд в заключительной четверти. «Кавальерс» нуждались в победе, однако уже за три минуты до сирены всё стало ясно – дружина Джерри Слоуна лидировала "+12". У нас был Леброн Джеймс, как вы понимаете.

И как многие потрясающие баскетболисты, он, наконец, взорвался. За 30 секунд он сократил отставание вдвое. Трёхочковый, удачная игра в защите и силовой проход под кольцо. Я закусил губу, раскачиваясь взад и вперёд. Мы получили два штрафных броска – и реализовали их. Леброн вновь просочился в «краску» – попадание и штрафной. Внезапно "-12" трансформировались уже в "-2". Леброн вновь выпросил фолы, после чего отправил в цель два «трюльника». «Кливленд» лидирует! Штрафные, штрафные, штрафные – и мы впереди уже "+6". Меньше чем за минуту до финальной сирены. Я сидел и улыбался как идиот, чуть ли не похлопывая себя по спине. Мы вновь чувствовали вкус победы.

После этого Прайс попал из-за дуги. Прошло ещё немного времени – и Миллсэп набрал два очка. Чуть позже Корвер попал со средней. Разница составляла всего одно очко. На линию штрафных встал Жидрунас Иглаускас – один из моих любимых игроков. Попал один из двух. Снова ровно. Ваши герои порой подводят. Но мы лидировали "+2" – и мне нужна была эта победа. У меня был плохой день, плохая неделя, плохой месяц. Корвер получил мяч, но выбросить ему не давали. Игроки «Юты» передавали мяч по периметру – время шло. Спровоцируем ли мы потерю? Вырвем ли победу?

Остаётся три секунды, две, одна, мяч получает Гейнс и… да, «Джаз» выиграли!

Некоторые люди избавляются от плохого настроения с помощью наркотиков. Опиатов, выпивки, секса – чего угодно. Мне с ними не по пути. Ни разу не употреблял «порошки» – даже марихуану. За всё время в колледже выпил только один раз. Секс был, но только с постоянной подругой – и то начиная только со второго курса. Зависимость? Нет.

Я топил уныние в куда менее весёлой вещи. Верите или нет, я топил его в работе. Всю мою жизнь я был склонен к переутомлению. У меня был короткий период лени в подростковом возрасте. Но после того как умер дедушка, всё завертелось с новой скоростью. Что-то сломалось. Я начал работать так, словно у меня не было других целей. Даже мои родители, которые большую часть моей жизни советовали трудиться усерднее, теперь, напротив, просили остудить пыл. Почувствовать жизнь немного. Успокоиться. Но нет.

В колледже ситуация ещё ухудшилась. Я никак не мог оправиться от смерти бабушки. Волновался, что не был достаточно хорош, чтобы преуспеть в чём-либо. Составлял расписание в перегрузку графику, чтобы закончить учебное заведение за три года. Помимо этого работал по 12-15 часов в неделю – и всячески зарабатывал на стороне. Я изучал русский. Я был волонтёром. Конечно, ничего не давалось легко. В середине семестра я понял, что не смогу закончить раньше срока, если не сдам хоть один зачёт. Мне нужен был тот семестр больше, чем что бы то ни было в моей жизни.

Я паниковал. Заряжался «энергетиками». Один, два или три раза в неделю – для меня разницы не было. Мне просто было нужно, чтобы вся работа была выполнена в срок. Вся жизнь зависела от этого. Разумеется, в то время я оградил себя от социума, отдалился от друзей. Потом я заболел.

Сперва это был просто кашель. Потом меня лихорадило. Потом рвало. Подумал: не анорексию ли заработал? Ведь нередко банально забывал поесть или не обедал умышленно. После того как начал кашлять кровью и терять сознание, проспал день или два на мини-каникулах, связанных с Днём Благодарения. Вскоре купил несколько видов лекарств в местной аптеке. Пил много чая, ходил на далёкие расстояния. Питался натуральными продуктами. К врачу, правда, сходить не мог. Он принимал в такое время, что мне пришлось бы срываться или с работы, или с учёбы. Так что держал всё в тайне и надеялся, что не слишком запустил моё тело. Благо пошёл на поправку. Спал больше, нервничал меньше. Последний раз кашлял кровью в начале декабря.

Нашёл утешение в баскетболе. Никогда не был поклонником какого бы то ни было вида спорта. Конечно, не то чтобы я его полностью игнорировал. В школе я всегда хотел быть похожим на Тима Данкана или Дэвида Робинсона. Считал их великими спортсменами. Но всё же особо не сохранил воспоминаний о том, как смотрел баскетбол в школьные годы. Однако в колледже всё изменилось. Начал сам играть немного чаще – и проявлял куда больший интерес к двум любимым командам, «Сан-Антонио» и «Кливленду». «Кавальерс» – в честь моего дедушки, который родился в Кливленде.

Наблюдение за успехами дружины в сезоне-2008/09 – это был опыт, который я никогда не забуду. Я буквально влюбился в эту игру. Мне хотелось узнать все нюансы. Анализировать происходящее. Этот вид спорта стал для меня чуть ли не религией. Я смотрел кучу поединков каждый вечер, в межсезонье же скачивал классические противостояния, дабы пополнить мои знания о вещах, которых я никогда не видел. Посмотрел чуть ли не каждый матч каждого чемпионского сезона «Спёрс». Наблюдал, как Леброн превратился из феномена в символизирующего эпоху игрока. Видел Джордана, Новицки, Данкана и других. Постепенно начал разбираться. Кроме того, стал ценить и наслаждаться выступлением Джеймса и его вечным вызовом.

Буду избегать подробности пути «Кливленда» – это необязательно. Но всё же то, что Леброн делал в последних сезонах в Огайо ,– это было нечто невероятное. Он и руководство сколотили один из лучших коллективов десятилетия. В том числе используя скромных баскетболистов, однако смогли использовать каждого по максимуму. Каждый винтик находится на своём месте. А в центре, словно реактор в костюме Железного Человека, Леброн заставлял механизм работать как часы, тикающие без остановки. Он мог бы достичь большего, чем Данкан в 2003-м или Дирк в 2011-м. Слава, богатство, популярность – но вместе с тем и чувство личной ответственности. Вера в свои способности. Он явно не верил, что являлся единственным великим игроком в ассоциации. Но он вполне мог и переступить этот рубеж – и стать одним из лучших баскетболистов за всю историю.

Забавно, что я чувствовал некоторую связь, схожесть с Леброном. Чувствовал, что его карьера во многом была отражением тех вещей, которых хотел достичь я сам. Я не хотел просто жить – я хотел процветать. Хотел быть успешным, знаменитым. Хотел, чтобы люди желали стать похожими на меня. Хотел просыпаться каждое утро и чувствовать, что добился немалого. Я провёл свою жизнь с непомерно высокими ожиданиями. После разочарований же ставил перед собой ещё более сложные, а то и невыполнимые, цели. Пожалуй, Джеймс преследовал те же идеалы. В 2010-м я тяжело заболел и находился на ранней стадии депрессии. «Кливленд» помог мне. Я должен был смотреть за ним и держать его близко.

Непомерно многого я ожидал и в спорте. Речь не шла о том, что «Кавальерс» могли завоевать перстни. Речь шла о том, что они должны были это сделать. Я вложил себя в эту команду – мне нужен был успех Леброна, чтобы продолжать верить в самого себя. Как всё сложилось дальше – вы знаете. «Кливленд» вылетел из плей-офф, Леброн повёл себя в межсезонье как дурак – и отправил нас в неуправляемый занос. Он ушёл, как и мой любимец Илгаускас. Так же, как работа лишила меня друзей, коллектив лишил меня героев.

Пожалуй, я слишком многого ждал. У нас с Джеймсом не было ничего общего, он не хотел добиться успеха на своих условиях – он оказался в таком положении случайно. Я был на обломках династии, пытаясь выбраться из зыбучих песков, в которые постепенно погружался.

– Являетесь ли вы лучшим игроком, Леброн?
– Думал, уже долгое время.

В 2011 году я закончил колледж со степенью бакалавра. Последний день был просто сумасшедший. На выпускном я заснул на плече бывшей и пропустил почти все речи. Как оказалось, я был первым, кто отучился всего за три года. Мы аплодировали заведующему кафедрой – он коротко нас поблагодарил. После этого мы разошлись в разные стороны. Я отправился собирать вещи – на следующий день я уезжал. Бросил винилы в мусорное ведро, разорвал плакаты с изображением Данкана, неряшливо упаковал заметки.

Когда же копался в шкафу, увидел то, что, как мне казалось, уже давно выбросил. Это был пыльный старый платок. Весь в крови. Он действительно не должен был там находиться. Ведь я выбрасывал все окровавленные вещи. Боялся, что на платке ещё есть вредные бактерии. Схватил полотенце, чтобы забрать эту вещь, и выкинул в мусорку. Сел за стол. Тогда меня озарило. Колледж остался позади. Я выжил.

Мои оценки были в лучшем случае посредственными. Связь с социумом минимальна. Места работы скучные. Конечно, нашёл несколько друзей, нашёл несколько врагов – но всё же не был знаком с кучей народу, с которым держал бы связь и в дальнейшем. Да, буду навещать Сару. Умру, если останусь не в курсе последних дел Эндрю и Хазала. Может, буду писать сообщения Эдди хотя бы раз в месяц. Но что я действительно получил? Круги под глазами, которые никогда не пройдут? Нарушение сна, депрессию, родство со спортом? Отголоски высоких ожиданий дразнили меня, заставляя с нетерпением ожидать неопределённого будущего. Но я продолжил собираться, оставив те страшные годы позади меня. Да, не знал, что меня ждёт в скором времени. Но в этом ведь тоже есть своя привлекательность.

Леброн Джеймс завоевал титул. Мало кто ожидает, что это будет единственный перстень в его карьере. Ведь, по сути, он привёл команду к чемпионству чуть ли не так же, как смог бы это сделать с «Кливлендом». Дуэйн Уэйд находился не в лучшей форме, Крис Бош пропустил внушительную часть плей-офф из-за травмы. Как и поздний «Кливленд» с Леброном в качестве реактора — костюма Железного Человека, «Майами» в 2012-м находился практически в той же ситуации. С Джеймсом на площадке «Хит» привозили оппонентам "+12" в расчёте на 100 владений. Без него – уступали "-11". Без него подопечные Споэльстры не прошли бы ни одного раунда плей-офф (даже «Нью-Йорк). Точно так же, как и „Кливленд“ в своё время.

Я не могу больше ненавидеть Леброна Джеймса. Да, больше я себя с ним не отождествляю. Но для меня ненависть к нему исчезла задолго до чемпионства „Майами“. И не появилась после того, как он поднял трофей над головой. И, кажется, я понимаю почему. Раньше я смотрел на него как на человека, который сбежал от трудностей, от моей команды и всего города. Теперь я понимаю, что он просто нашёл новые сложности, но уже в другом месте. Мы оба ползли в гору, оба томились и трудились – и в итоге достигли нашей цели. Когда он покинул „Кливленд“, я был в кювете. Но теперь мы встречаемся на промежуточном пункте нашего развития. Мы стали намного старше и намного мудрее. Не друзья, не союзники, не враги. Просто люди, которые всегда к чему-то стремятся. Так что мы сядем и отдохнём. Чуть позже я буду болеть против него, а он забудет о моём существовании. Но пока мы просто остановимся. Пока мы просто выпьем.

Комментарии (0)
Партнерский контент