Коби Брайант
Фото: Getty Images
Текст: Александр Мороз

Брайант: Ховарду пора готовиться к моему уходу

Об отношениях с Нэшем, обновлённых "Лейкерс", лондонской Олимпиаде, а также личных пристрастиях и хобби – в интервью Коби Брайанта.
5 октября 2012, пятница. 12:15. Баскетбол
– Коби, сколько вам лет?
– Мне 34. А в чём подвох?

– Вы не выглядите на 34!
– Зато чувствую себя как раз на этот возраст. Это лучшее чувство за 17 лет в профессиональном баскетболе.

Некоторые люди очень и очень тупы. Когда мне говорят, что я, мол, эгоистичен и слишком примитивен, привожу ему один факт: никто из моего поколения не завоевал больше перстней. Нельзя быть эгоистом и выиграть трофей хотя бы однажды. Что уж говорить о пяти! Так что всё это большое заблуждение. На самом деле мне приятно играть без мяча – гораздо больше пространства для манёвра.
– Психологически что легче: быть 34-летним или 26-летним?
– Пожалуй, первый вариант. С возрастом человек становится умнее.

– Вы не раз говорили, что общались с новичками клуба ещё до того, как они поставили подпись под контрактом с "Лейкерс". Отсюда вопрос: когда вы узнали точно, что Нэш переберётся в Лос-Анджелес? Доподлинно известно, что канадец звонил вам до перехода. Промелькнула ли мысль вроде "мы заполучили его!" после того, как вы повесили трубку?
– Могу сказать, что привёл ему самый весомый аргумент, на который только был способен. Мы питаем безмерное уважаение друг к другу. Кроме того, мы ведь пришли в лигу вместе.

– С одного драфта...
– Да, именно. Конечно, на той ярмарке талантов мы и понятия не имели, что из нас получится. Не говоря уже о том, что однажды представится возможность выступать в одной команде. Теперь мы докажем, что являемся "старыми псами", которые ещё на многое способны. Нэш ведь дважды получал звания MVP сезона. Очередное доказательство того, что он является одним из лучших плеймейкеров ассоциации. Чтобы сделать следующий шаг и уже прочно оказаться в списке лучших разыгрывающих в истории наряду с Джо Стоктоном, Марком Прайсом, Айзеей Томасом (или даже превзойти их), ему не помешал бы перстень. Это и был мой главный аргумент.

– По вашему мнению, за счёт чего Нэш добился таких успехов?
– В первую очередь из-за того, что он видит площадку лучше подавляющего большинства баскетболистов. Не знаю, откуда это пришло – вопрос нужно задать ему самому, конечно. Может, этим он обязан тем дням, когда играл в футбол. Как бы то ни было, а Стив прокручивает в голове невероятное количество вариантов действий в атаке. Играть с ним будет весело – однозначно.

– Как вы относитесь к тому факту, что теперь вам придётся меньше бывать с мячом? Я уже миллион раз говорил, что лучше вы наберёте полдюжины очков, но ваша команда победит "+30". Но люди-то не верят!
– Знаете, некоторые люди очень и очень тупы. Когда мне говорят, что я, мол, эгоистичен и слишком примитивен, привожу ему один факт: никто из моего поколения не завоевал больше перстней. Нельзя быть эгоистом и выиграть трофей хотя бы однажды. Что уж говорить о пяти! Так что всё это большое заблуждение. На самом деле мне приятно играть без мяча – гораздо больше пространства для манёвра. Тем более в одной команде с Нэшем, нашим самым что ни на есть квотербеком.

– Забавный вопрос: как, по вашему мнению, визави будут стараться нейтрализовать вашу стартовую пятёрку? Они будут сдваиваться на вас, на Нэше, на Ховарде, на Газоле?
– Думаю, всё намного сложнее. Уверен, наставники будут прорабатывать несколько вариантов: зацементировать "краску", отодвигаться игрока с мячом к боковой линии и так далее. Сдваивания же вряд ли сработают – мы ведь не будем стоять на месте.

– В свою очередь как Дуайт Ховард изменит игру команды на своей половине площадки?
– В прошлом сезоне мы испытали немало проблем в поединках против, скажем, "Оклахомы" или "Майами". Коллективов, игроки которых достаточно атлетичны, дабы просачиваться в трёхсекундную зону. Теперь мы просто скажем им: давайте, попробуйте туда пройти! Теперь же "малыши" смогут оставаться на периметре даже если оппонент нас обойдёт. Баскетболист, который располагается на дуге, теперь не обязан бежать на подстраховку. Отсюда и быстрые отрывы возьмутся.

– Раз уж вы заговорили о титулах, то поведайте, часто ли задумываетесь о шестом в преддверии сезона?
– Разумеется. Это, пожалуй, главная цель для меня. Это следующая непокорённая высота, которую хочется взять.

– Недавно вы признались, что нынешние "Лейкерс" – самая талантливая команда, в которой вам приходилось играть.
– Бесспорно. Вы хотите поинтересоваться, сможем ли мы стать чемпионами? Посмотрим, пока сложно говорить. Однако на бумаге у нас очень сильный состав. Сейчас это моя команда. Но я хочу, чтобы Дуайт Ховард знал: когда я завершу карьеру, это будет его команда. Я хочу научить его всему, что знаю сам, чтобы мой уход не сказался на клубе.

Коби Брайант

Коби Брайант

– То есть Супермену уже стоит готовиться?
– Я бы сказал, пора начинать (смеётся).

– Как относитесь к мерам ужесточения борьбы с симулянтами, принятыми НБА?
– Я бы хотел, чтобы они принесли результаты. Мне кажется, что система ФИБА в этом плане работает хорошо. После второго проявления симуляции соперник получает право на два штрафных броска и премиальную атаку, как при техническом фоле. Увы, мы в НБА знакомы с этими явлениями. Пожалуй, первооткрывателем стал Дивац, который в серии плей-офф успешно симулировал в борьбе с Шакилом. У него отлично получалось.

– Поделитесь опытом участия в Олимпиаде. Вы завоевали очередную золотую медаль, сказав, что она в любом случае станет для вас последней.
– Это был полезный опыт. Я старался посетить как можно больше соревнований.

– Да, мы заметили! Причём и детишек водили.
– Именно. Помню один хороший день, за который удалось посмотреть матчи с участием Федерера, Серены Уильямс. Забавно, что именно тогда Роджер провёл самый длинный матч в истории Олимпиады. Сидел и понимал, что начисто сбил себе весь распорядок дня. Конечно, и дети жаловались. Сидеть на солнце на протяжении такого времени нелегко. После этого мы отправились на велодром.

– Кого кроме вас из участвовавших в лондонской Олимпиаде спортсменов можно назвать великими?
– Фелпс есть Фелпс – он просто феноменален. Усэйн Болт, конечно, тоже. Я живьём видел его забеги – это нечто потрясающее.

– Встречались с ним?
– У всей нашей команды не было билетов на стадион. Поэтому я стоял возле входа, пока какой-то журналист не провёл меня к местам для прессы. После того как ямаец закончил квалификационный забег, прошёл мимо меня и спросил: "Как дела?".

Нэш добился успеха в первую очередь из-за того, что он видит площадку лучше подавляющего большинства баскетболистов. Не знаю, откуда это пришло – вопрос нужно задать ему самому, конечно. Может, этим он обязан тем дням, когда играл в футбол. Как бы то ни было, а Стив прокручивает в голове невероятное количество вариантов действий в атаке. Играть с ним будет весело – однозначно.
– Лучшие разговоры с игроками – это те, которые не касаются баскетбола. Может, некоторые люди и не знают, но вы любите Guitar Hero и европейский футбол.
– Да, так и есть.

– Кстати, футбол – мой любимый спорт.
– А у меня вот теперь новая страсть – теннис.

– Вам нравится играть или смотреть?
– Играть. Мне всегда нравилось наблюдать. Но пару недель назад взял в руки ракетку – и стал зависимым.

– И насколько вы хороши? Чувствуете себя Федерером?
– Пока нет. Через год, может, и научусь чему-нибудь этакому (смеётся).

– Сложно представить, как с вами бороться, если вы выходите к сетке. Перекинуть-то не удастся – и скорость у вас приличная.
– Тогда дело в аккуратности моих ударов по мячу. Как бы то ни было, играю каждый день. По часа три, если есть время.

– Любимая игра Майкла Томпсона, к слову.
– Серьёзно? Не шутите?

– Ни в коем случае. По слухам, в детстве Коби Брайант учился играть с помощью видеокассет – записей матчей с участием великих.
– Было такое.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник