Крис Дуглас-Робертс
Фото: Getty Images
Текст: Юрий Усынин

Дуглас-Робертс: перед Брайантом не дрожал

О вояже в Болонью, адаптации в Европе, положении в "Лейкерс", уверенности в своих силах и опеке Брайанта – в интервью Дугласа-Робертса.
25 октября 2012, четверг. 12:15. Баскетбол
– Крис, признайтесь, обидно, что "Лейкерс" вас не включили в итоговую заявку и отчислили?
– Есть немного. С другой стороны, прекрасно понимаю, что в НБА пытаются пробиться сотни игроков, а счастливый билет достаётся далеко не каждому. Крайне важно не выпадать из поля зрения скаутов, в противном случае рискуешь оказаться на обочине. Как следствие – про тебя забудут. Мой вояж в Италию, безусловно, наложил отпечаток. Понимал, что по возвращении ни в чём нельзя быть уверенным. Впрочем, на этом жизнь не заканчивается.

Да, тренировки – это рутина, но мне она действительно нравится. Когда я прихожу в зал, в каждом вижу конкурента, это подстёгивает. Каждый раз выходя на паркет против Коби, старался выложиться по максимуму. И Брайант знал, что я не дрожу перед ним как осиновый лист. К слову, он взял меня под своё крыло. Он делал это потому, что заботился о моём развитии, видел во мне потенциал. Для меня это многое значит.
– Весь прошлый сезон вы провели по ту сторону Атлантики. Скажите честно, чем вы руководствовались, когда принимали столь неоднозначное решение?
– Безусловно, путешествие в Италию стало отличным опытом для меня, ведь на момент отъезда я был молодым парнем, только почувствовавшим вкус большой игры. Но случился локаут, а баскетбол был для меня всем в жизни. Суть такого решения была не в деньгах, просто хотел продолжать совершенствоваться, а не сидеть. Этот опыт определённо помог мне вырасти в личностном и игровом плане.

– Вы понимали, во что ввязывались?
– Если честно, то даже не представлял. Я понятия не имел, что меня ждёт. Италия у многих ассоциируется со средневековой архитектурой, замечательной едой и жизнерадостными людьми. Но это одна сторона медали, на другой – совершенно иной стиль игры. Болельщики очень сильно отличаются от американских. Это проявляется во всём: отношении к игрокам, клубу, в манере поведения на трибунах и поддержке команды. Система тренировок тоже другая – мы проводили два занятия ежедневно, каждое из них длилось по два часа. Честно говоря, это очень тяжело, пахать ежедневно, при этом не имея никаких выходных. Но это один из отличительных признаков организации дел в Европе.

– Как проходила адаптация к европейскому баскетболу?
– Мне пришлось с головой окунуться в совершенно другой мир – это сложно выразить одной-двумя фразами, если не прибегать к банальностям. Вы знаете, я принял решение переехать в Болонью почти без раздумий. Всегда был уверен в себе, своих способностях, поэтому знал, что я являюсь игроком уровня НБА. Правильно говорят, с глаз долой – из сердца вон. Я полностью сосредоточился на новом для меня вызове, ведь никогда прежде не оказывался в подобной ситуации. Но я чувствовал, что могу, отыграв здесь весь сезон, вернуться обратно в НБА. И я до сих пор так считаю.

– Вы подписали предварительный контракт с "Лейкерс" достаточно поздно. Какие попытки предпринимали летом для того, чтобы вернуться в поле зрения скаутов?
– Разумеется, в межсезонье произошло много разных событий. Я вёл переговоры с рядом команд и на самом деле думал, что окажусь в одной из них. Все эти планы провалились, поэтому называть их сейчас мне бы не хотелось. По этой причине я шёл на новые переговоры, чтобы не пришлось затягивать с подписанием контракта. Иными словами, всем очевидно, чем ближе начало чемпионата, тем сложнее найти себе команду. Но мне это удалось.

– Были уверены, что выбрали подходящий коллектив?
– Да. У меня было два варианта. От одного из них я отказался, хотя с ходу мог заключить соглашение. Мы с агентом ждали других предложений – тех, которые могли бы заставить меня поменять своё решение, но их не последовало. Из-за этого я оказался в проблематичном положении. Но я верю, что всё в мире происходит по какой-либо причине.

– Насколько тяжело было психологически находиться в ситуации полной неопределённости, ведь, несмотря на наличие контракта, место в составе за вами не было закреплено?
– Не просто, разумеется. Но я старался не думать об этом. Работал на тренировках не покладая рук. Кстати, именно в Италии я понял, что в любой ситуации не стоит опускать руки. Иногда игра не идёт, вам кажется, что у вас ничего не получается, но необходимо терпеть. На пути много препятствий, которые надо учиться преодолевать. Вы не можете взять и бросить всё, перечеркнув всю свою жизнь одним махом. Да, тренировки – это рутина, но мне она действительно нравится. Когда я прихожу в зал, в каждом вижу конкурента, это подстёгивает. Каждый раз выходя на паркет против Коби, старался выложиться по максимуму. И Брайант знал, что я не дрожу перед ним как осиновый лист. К слову, он взял меня под своё крыло. Он делал это потому, что заботился о моём развитии, видел во мне потенциал. Для меня это многое значит.

Мне пришлось с головой окунуться в совершенно другой мир – это сложно выразить одной-двумя фразами, если не прибегать к банальностям. Вы знаете, я принял решение переехать в Болонью почти без раздумий. Всегда был уверен в себе, своих способностях, поэтому знал, что я являюсь игроком уровня НБА. Правильно говорят, с глаз долой – из сердца вон. Я полностью сосредоточился на новом для меня вызове, ведь никогда прежде не оказывался в подобной ситуации.
– Принимая предложение, вы наверняка прекрасно понимали, что позиция атакующего защитника в "Лейкерс" полностью укомплектована?
– На самом деле я стараюсь не обращать внимания на других игроков. Оценивал свои шансы на основе того, как вкалывал каждый день, как играл в предсезонных играх и взаимоотношений с партнёрами. У нас есть невероятная стартовая пятёрка – она просто потрясает воображение. Но я знаю, что даже чемпионским командам нужна помощь со скамейки. Я чувствую, что мог бы её им обеспечить. Для этого и приземлился в Лос-Анджелесе. Но, увы…

– Не секрет, что с личной результативностью у вас полный порядок, но в отчётах скаутов наверняка учитывались и другие показатели – подборы и передачи, с которыми вы не особо в ладах. Не кажется ли вам, что за время пребывания в Италии некоторые компоненты вашей игры пострадали?
– Согласен с вами. Это произошло во многом из-за того, что стиль игры в Италии сильно отличается. К примеру, там игроки постоянно сдваиваются на сопернике, в связи с чем я был вынужден находить новые варианты для передач, которыми не пользовался прежде. Другой отличительной особенностью является то, что много внимания уделяется борьбе за подбор, но своё мастерство в этом оттачивают только высокорослые игроки. В НБА достаточно парней, которые просто выходят со скамейки и набирают очки. Не хочу быть одним из таких. Партнёры говорят, что я очень здорово защищаюсь, и я знаю, что это действительно так. Не сомневаюсь, что стану ещё лучше. Планирую доказать это. Однако я не собираюсь делать это во вред своим сильным качествам. Я бомбардир, так что буду стараться и забивать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница