Михаил Прохоров
Текст: Лада Алексеева
Фото: Getty Images

Прохоров: женщин не надо понимать, их надо любить

О своей семье, распорядке дня, идеальной женщине, любимой еде, тонкостях НБА и многом другом – в интервью Михаила Прохорова "Нью-Йорк Пост".
5 ноября 2012, понедельник. 21:00 Баскетбол

– Михаил, опишите свой стиль как человека, управляющего командой НБА?
– Моя политика – находить лучших людей и давать им все возможные полномочия для выполнения работы. Стратегия – мой конёк, но во многих аспектах я далеко не профессионален. Было бы глупо вмешиваться туда, где я не компетентен, но бытует мнение, что с чувством независимости приходит понимание ответственности.

– Кем из исторических личностей или спортсменов вы восхищаетесь и почему?
– Я восхищаюсь Екатериной Великой, потому что она была первым человеком в России, работавшим над понятием «конституция». Эта женщина привнесла в нашу страну политику просвещённого абсолютизма. В США предметы моего восхищения – отцы основатели с их вкладом в развитие демократии. С точки зрения спорта я бы выделил советского гимнаста Николая Андриянова, который выиграл 15 олимпийских медалей. Также я безмерно уважаю великого баскетбольного тренера Александра Гомельского.

– Откуда в вас такой запас энергии?
– Я и сам не знаю, честно! Даже редкие выходные и те у меня никогда не проходят в состоянии апатии. На занятия спортом я трачу в сутки примерно восемь часов. Обычно моим друзьям нужен ещё один отдых после отдыха со мной.

– На кого вы больше похожи, на маму или папу?
– Мой отец был очень эмоциональным человеком, но я больше похож на мать. По натуре она женщина рассудительная и спокойная, как удав.

– Лучший совет, который когда-либо дали вам родители?
– Это долгая история. Однажды, будучи ещё школьником, я писал сочинение на тему «Кем я хочу стать, когда вырасту». Я написал, что хочу быть главнокомандующим Красной Армии, потому что видел в фильмах, как хорошо они питались, а я рос не в самое благополучное время и поэтому часто не доедал. Прочитав моё сочинение, учителя позвонили моим родителям и спросили, почему они не кормят ребёнка. Разумеется, все были в ужасе. После этого мама с папой сказали мне: «Сынок, врать, конечно, не хорошо, но и всем всё рассказывать тоже плохо». Тогда я решил переделать сочинение и написал, что хочу стать космонавтом.

– Кто был кумиром вашей юности?
– Никто, я никогда не относился к тем парням, у которых были кумиры.

– Почему так сложно понять женщин, как вы считаете?
– А кому нужно их понимать? Я думаю, их нужно просто любить.

– В таком случае опишите свой идеал.
– Красивая, умная, сексуальная. Желательно, та, кто умеет приготовить тарелку борща.

– Вообще, планируете однажды жениться?
– Должен отметить, что если «Нетс» не выиграют титул в оставшиеся три года, то я буду вынужден наказать сам себя женитьбой, ибо пообещал это. Так что никто более не заинтересован в чемпионских перстнях, чем я сейчас.

– Какие впечатления у вас оставили встречи с президентами Бушем и Обамой?
– Они оба были приветливы со мной, с обоими я говорил о баскетболе, кстати. На момент встречи с Бушем я был владельцем ПБК ЦСКА, и тогда команда была лучшей в Европе. А накануне встречи с Обамой как раз стал владельцем «Нетс».

– Если бы о вашей жизни сняли фильм, какого бы актёра вы бы хотели видеть в роли себя?
– Крис Рок или Дэнни де Вито, несмотря на очевидные внешние различия.

– Почему вы так сильно хотели стать владельцем команды НБА?
– У меня огромный опыт в баскетбольном менеджменте, я ведь был владельцем ЦСКА. Моя команда на протяжении всего времени, что я был её частью, попадала в полуфинал Евролиги и даже дважды выигрывали её. Плюс не последнюю роль сыграло то, что мне выпала потрясающая возможность помочь обанкротившемуся клубу. При мне команда совершила исторический переезд в Бруклин, где мы отстроили новый стадион. Я не был заинтересован в покупке какой-либо команды за любую сумму, потому что мне хотелось создать что-то новое, своё. Мне очень повезло ещё и в том, что у меня отличный партнёр по бизнесу в лице Брюса Ратнера.

– Если бы вам представился шанс сыграть один на один с Джеймсом Доланом, какой была бы эта игра?
– Я бы предпочёл съесть с ним по пицце и посмотреть, как сражаются наши команды.

– Это правда, что Долан и «Нью-Йорк» ваш худший ночной кошмар?
– Вы шутите? Это же замечательно, что в Нью-Йорке есть такое противостояние. Во многом благодаря баскетболу в этом городе тем для обсуждения всегда будет очень много.

– Какая главная причина вашего успеха?
– Я всегда принимаю решения на холодную голову. В большом бизнесе нельзя сильно выпячивать своё «я», потому что тогда становишься уязвимым. Я трудоголик. Важно найти компромисс, когда это необходимо, и никогда не идти навстречу, когда это не требуется. Как говорится, мудрость – уловить разницу между этими вещами, что у меня, кстати, не всегда получается.

– Ваши цели всегда были высокими, будете ли вы стараться заполучить Леброна Джеймса? Как вы считаете, каковы ваши шансы?
(Смеётся.) Вы же знаете, правила НБА запрещают мне говорить об игроках других команд. Я являюсь владельцем «Нетс» уже пять лет и выучил все законы ассоциации от корки до корки, поэтому на провокации не поддаюсь.

– Я знаю, что вы играете на гитаре и поёте, почему ещё не дебютировали на каком-нибудь концерте Jay-Z?
– Мир рухнет, если я начну читать рэп.

– Расскажите немного о ваших впечатлениях от Эйвери Джонсона и Дерона Уильяма.
– У Эйвери очень простой характер, и его действия всегда последовательны. Мне нравится тот факт, что у нашей талантливой команды есть душа и высокая мораль. Джонсон умеет легко организовать дисциплину в команде. Что касается Дерона, очевидно, что он великолепный игрок. Многие считают, что он лучший разыгрывающий в лиге, и я согласен с этим. Касаемо его личных качеств, то он человек думающий, все решения даются ему нелегко. Он всегда хочет побеждать любой ценой, и я разделяю его стремление.

– Если бы через 24 часа наступил конец света, как бы вы провели последние сутки?
– Я бы устроил вечеринку с громкой музыкой, хорошей едой и вином, позвал бы всех своих друзей и родных, и мы бы развлекались, как в 1999 году.

– Помните тотальный проигрыш советской хоккейной команды американской в Лейк-Плэсиде на Олимпиаде 1980 года?
– Я помню, как смотрел ту игру. Это был полнейший шок и разочарование. Я тогда очень любил хоккей. Помню, что во время тех Игр, у американцев было всего полдюжины золотых медалей. Пять завоевал Эрик Хейден, а шестую принёс хоккей. Брежнев плакал.

– Назовите три персоны из любого времени и эпохи, с которыми хотели бы пообедать?
– Я бы пригласил Ивана Грозного и попробовал посоветовать ему начать развивать Россию по европейскому пути. Я бы пригласил бабушку и дедушку, так как никогда не видел их. Дед был военным доктором и погиб во время Второй мировой. Родственники говорят, что я похож на него. А ещё я бы пообедал с Бенджамином Франклином, потому что у меня чувство, что мы уже знакомы. В лихие и дикие 90-е у нас не было нормальной банковской системы, и в России было больше 100-долларовых купюр в обороте, чем в любой другой стране мира.

– Что бы вы больше всего хотели бы сказать игрокам вашей команды и болельщикам?
– Спасибо за победу в лиге. Давайте повторим в следующем сезоне?

– Кто и как повлиял на вас сильнее всего?
– Конечно, мои родители. Они дали мне лучшее, несмотря на сложности, которые возникали в Советском Союзе. О моём детстве у меня только лучшие воспоминания.

– Продолжите фразу: если бы я был членом руководства НБА, я бы…
– …перевёз лигу в Сибирь и уступил бы своё место Дэвиду Стерну.

– А такую фразу: если бы я был президентом России, я бы…
– …никому бы не уступил своё место, не отбыв на нём два срока. Потом ушёл бы в отставку.

– Люди, с которыми вы не знакомы, но хотели бы познакомиться больше всего?
– Этого человека зовут Хани Бу-бу, она первая в моём списке на данный момент. Кажется, все американцы коллективно помешались на ней.

– В фильм о вашей жизни какие бы самые важные эмоциональные сцены хотели бы включить – моменты счастья, грусти, трагизма или что-то другое?
– Я не часто поддаюсь эмоциям, особенно таким, как грусть и печаль. Я стараюсь просто наслаждаться жизнью, и это приносит мне больше всего радости.

– Когда «Нетс» станут чемпионами НБА?
– Надеюсь, в июне.

– Кем из спортсменов или тренеров вы восхищаетесь?
– Анатолием Тарасовым – отцом русского хоккея, в футболе – Валерием Лобановским, за его оригинальный подход к игре. Надеюсь, что тренер «Нетс» Эйвери Джонсон также скоро будет живой легендой и попадёт в этот список.

– Как вы обычно проводите время в нерабочие часы?
– Единственная вещь, которая не поддаётся обсуждению в распорядке моего дня, это тренировки. Я делаю множество различных упражнений: беговая дорожка, разминка. Также я познаю особый вид тибетских боевых искусств, рассчитанных на мелкие группы мышц. Эта программа отлично помогает развитию координации, несмотря на то что упражнения выглядят довольно простыми. Их там тысячи, поэтому мне никогда не бывает скучно.

– Чему вас научил тот период жизни, когда вы продавали джинсы?
– Я научился тому, что деньги не самое важное.

Единственный раз, когда я испытал радость от того, что заработал много денег, покупка моей первой машины. Тогда я понял, что могу отвезти девушку, которая мне нравится, в хороший ресторан. После этого понял, что надо бросать вызов самому себе и достигать новых высот, а деньги – побочный эффект. Это одна из причин, по которой я подался в политику в России.

– Кто в лучшей форме – вы или Путин?
– Мы никогда не соревновались друг с другом в чём-либо, кроме президентских выборов. Думаю, мы оба в боевой форме.

– Опишите Путина.
– Жёсткий лидер со своим видением положения дел в стране. Не моим видением, однако.

– Почему Леброн и другие игроки, будучи свободными агентами, должны были бы рассматривать переход в «Бруклин»?
(Смеётся.) Я не могу обсуждать игроков других команд, помните? В общем, могу сказать, что если два года назад мы лишь представляли некоторых игроков в нашей команде, то сейчас они уже полноценные члены коллектива. Я, если честно, не могу представить игрока, который бы не мог всерьёз рассмотреть нашу франшизу.

– Ваша любимая пища?
– Вы не поверите, но я всей душой люблю настоящий русских хлебушек с кусочком докторской колбасы. Особенно когда запиваю его чаем с сахаром. Это не блюдо, да, но и больше чем просто закуска. Мне сразу вспоминаются детские годы. Ещё паста с трюфелями в «Nello’s», от запаха этого блюда можно умереть.

– Ваш самый любимый ресторан в мире?
– Вообще, я люблю маленькие уютные местечки, где повара готовят такие изыски, которых нельзя попробовать где-либо ещё. В этом разница между «пятизвёздочной» едой и той, которая действительно запоминается надолго. В Москве есть один ресторан с потрясающей армянской кухней, он называется «У Бурчо». Очень неформальная домашняя кухня. Мне нравится их пельмени, обжаренные овощи, армянская рыба, приготовленная в собственном соку. Не хочу больше называть никакие другие рестораны, потому что потом не смогу в них зарезервировать столик.

– Любимый фильм о спорте?
– Все фильмы «Рокки», кроме одного, конечно, где он избивает русских.

– Когда вы были ребёнком, кем вы себя видели в будущем?
– Я всегда был примерным учеником в школе, но я не был ни физиком, ни математиком, ни гуманитарием. Я был чем-то между. В пяти минутах от нашего дома была «Финансовая академия», поэтому я пошёл учиться туда.

– Опишите тип людей, которых бы хотели видеть в своём окружении.
– Личности с сугубо индивидуальными качествами. Люди из разряда «я один такой».

– Можете назвать себя неудачником?
– Для того чтобы где-то победить, нельзя допускать даже мысли о неудаче.

Источник: New-York Post Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
23 сентября 2017, суббота
22 сентября 2017, пятница
21 сентября 2017, четверг
Партнерский контент