Байнум: с детства привык быть припёртым к стенке
Фото: Getty Images
Текст: Юрий Усынин

Уилл Байнум: не стану политиком, ибо не умею врать

О новом сезоне, дружбе с Тони Алленом, примере Деррика Роуза, жизни в родном Чикаго и будущем политика – в интервью Уилла Байнума.
11 ноября 2012, воскресенье. 23:15. Баскетбол
– Уилл, вы с нетерпением ожидали начала нового сезона?
– Честно говоря, это новое ощущение. В прошлом году из-за локаута "регулярка" вышла скомканной, времени на раскачку почти не было, пришлось сразу же включаться в процесс. В этом же всё началось вовремя, и мы успели проделать большой объём работы. Это определённо должно было помочь нам успешно стартовать, но не сложилось.

Я помогаю детям от всего сердца. Поймите, мне трудно, глядя кому-то в глаза, врать о проблемах и скрывать происходящее. Не могу себя представить человеком, говорящим людям о разных трудностях, но знать, что их никто решать не будет. Трудно быть политиком… некоторые люди в этой сфере говорят не то, что думают, а то, что нужно сказать. Нельзя врать людям и давать советы, не разбираясь в проблеме.
– Какие воспоминания у вас остались от сезона-2011/12?
– Безусловно, это было необычно. У нас сменился тренер, пришлось на ходу осваивать его игровые схемы, учитывая дефицит времени. А мне, как разыгрывающему, необходимо было учесть все нюансы, ведь через меня идёт игра, я должен понимать все задумки тренера, знать какую комбинацию заказывать, куда будут перемещаться партнёры и где надо быть мне самому. Было трудно, и, я полагаю, это одна из причин невзрачного старта. Разумеется, сейчас ситуация иная: мы провели с тренером всю предсезонку и отлично знаем, что он хочет от нас.

– Брэндон Найт говорил, что ждёт не дождётся возможности играть с Грегом Монро и Андре Драммондом. Вы тоже рады видеть их в команде?
– Да, безусловно это так. Грег добился существенного прогресса, а в этом, поверьте на слово, он ещё прибавит. Андре как раз тот игрок, который был нужен "Детройту". Мы нуждались в физически сильном высоком парне, который мог бы блокировать броски соперников. Теперь мы можем оказывать больше давления на защитников соперника, понимая, что за спиной Андре и он нас подстрахует в случае чего. Поверьте, это имеет огромное значение. В атаке мы с Брэндоном можем разыгрывать алей-упы с Драммондом.

– После невразумительного старта "Детройт" выглядел вполне пристойно. Вы сами чувствовали, что играли всё лучше и лучше?
– Слукавлю, если скажу, что нет. Мы упорно трудились каждый божий день. После ужасающих 4-20 мы прибавили и в оставшихся добрались до отметки в 50 процентов (21-21). Поняли, что движемся в правильном направлении. Как оказалось на самом деле, нам просто нужно было время. Оно требовалось на понимание видения игры тренера, ведь Фрэнк Лоуренс прививал нам новую систему. Разумеется, я думаю, что этот сезон будет лучше предыдущего.

– Я знаю, что летом вы много времени с Тони Алленом уделяли игре в обороне на периметре. Вправе ли мы ждать улучшения в этом компоненте вашей игры?
– Не секрет, что мы с Тони лучшие друзья, можно даже сказать, связаны между собой на духовном уровне: вместе росли, преодолевали трудности, нам ничего не доставалось просто так, это и сделало нас такими близкими. Он говорил, что защитники часто сбрасывают мяч "большим" в нападении, а затем пытаются открыться на дуге. Именно в этот момент надо играть максимально агрессивно, и у вас появится возможность перехватить мяч, так как высокие парни обычно не так хорошо исполняют передачи. Если честно, то это лишь одна их многих вещей, которые он мне говорил.

– Чаще всего вы тренируетесь именно с ним?
– Вы знаете, не только с ним, но и с Шоном Мэрионом, Бобби Симмонсом, Энесом Кантером, Родни Стаки.

– Какие сильные стороны Кантера вы отметили?
– По правде говоря, он очень хорош при пик-н-роллах, жёстко играет в нападении. Он в самом деле очень силён: прекрасно работает ногами, идёт под кольцо, как бык.

– В прошлом году у вас не шёл бросок. В межсезонье вы сосредоточили работу над средним броском или трёхочковыми?
– Я с головой окунулся в эту работу. Со мной работал специалист, который немного видоизменил мою технику. После этого адского труда чувствую, что прибавил в этом компоненте игры и теперь бросок будет одной из моих сильных сторон. Я могу попасть несколько раз со средней дистанции, а потом опуститься на дугу и забить уже оттуда, но это будет не главной моей задачей. В первую очередь я буду стараться проникать под кольцо, стягивать на себя оборону соперника и находить пасом свободных партнёров, чтобы они могли совершать открытые броски.

– Нынешний сезон для вас контрактный, это дополнительный стресс или радость в связи с возможностью проявить себя?
(Улыбается.) Я уже привык к давлению, ведь всю свою жизнь воспринимаю баскетбол как вопрос жизни и смерти. Как вы знаете, я вырос в Чикаго, привык быть припёртым к стенке, мне только лучше удаётся играть в ситуациях, когда команде достанется всё или ничего. Сосредотачиваюсь на том, что сам могу сделать, а в остальном будь что будет.

У меня две дочери, одной пять лет, другой восемь месяцев. Разумеется, вне площадки всё время я уделяю им. Это имеет огромное значения, потому что я стараюсь правильно их воспитать и научить всему, что знаю сам. Семья для меня святая святых, поэтому я провожу с ними так много времени, сколько могу. Это мне доставляет удовольствие гораздо большее, чем какие-либо видео игры. Даже если вы любите баскетбол так же, как я, он всё равно должен оставаться на втором месте.
– В Чикаго этим летом было много случаев стрельбы, в том числе возле баскетбольных площадок, парков. Вы сильно переживаете в такие моменты?
– Поверьте, это очень тяжело. Много молодых ребят сбивается с правильного пути, потому что им некому помочь, в итоге нет никакой надежды и они уже не возвращаются к нормальной жизни. Я стараюсь изо всех сил, чтобы вразумить их, общаюсь с детьми как можно больше, но, к сожалению, зачастую они не слушают. Думают, что деньги в жизни это всё. Я пытаюсь поговорить с ними по душам и убедить, что им необходимо поменять систему ценностей.

– Каждый раз, возвращаясь в Чикаго, вы пытаетесь встречаться с разными группами детей и давать им советы, как они их воспринимают?
– Я сам вырос в этом городе, так что много о нём знаю, и всё летнее время я тренируюсь там. Я понимаю людей, знаю, что происходит в тех или иных районах, стараюсь общаться с подростками всё время, и они уважают меня за мою скромность и прямоту в общении. Дети видят насилие каждый день, никто за этим не следит, поэтому, увы, я мало что могу изменить. Времени, которое я провожу в городе летом, явно недостаточно. По правде говоря, в голове не укладывается, сколько же насущных проблем я вижу каждый раз, как приезжаю в Чикаго.

– У вас интересный взгляд на эти проблемы. Вы никогда не думали посвятить себя политике и помочь Чикаго таким образом?
– Я помогаю детям от всего сердца. Поймите, мне трудно, глядя кому-то в глаза, врать о проблемах и скрывать происходящее. Не могу себя представить человеком, говорящим людям о разных трудностях, но знать, что их никто решать не будет. Трудно быть политиком… некоторые люди в этой сфере говорят не то, что думают, а то, что нужно сказать. Нельзя врать людям и давать советы, не разбираясь в проблеме. Всё, что я говорю, это правда. Вы понимаете, что я имею в виду?

– Вы полностью правы. Здорово, когда люди вашего статуса хотят влиять на проблемы, а не отстраняться от них.
– Безусловно, один человек не в состоянии кардинально изменить ситуацию. Однако необходимо делать всё, что от тебя зависит, кем бы ты ни являлся: певцом, известным спортсменом или кем-то ещё. Необходимо чувствовать ответственность и стараться помогать детям и подросткам. Это необходимо, ведь мир тогда может стать немного лучше.

– Уверяю, у вас есть будущее в этой области. Знаю, что игроки в течение сезона стараются не отвлекаться на посторонние проблемы, чтобы не растрачивать энергию понапрасну. Чем вы занимаетесь в выходные дни, играете в видеоигры или, может, смотрите фильмы?
– У меня две дочери, одной пять лет, другой восемь месяцев. Разумеется, вне площадки всё время я уделяю им. Это имеет огромное значения, потому что я стараюсь правильно их воспитать и научить всему, что знаю сам. Семья для меня святая святых, поэтому я провожу с ними так много времени, сколько могу. Это мне доставляет удовольствие гораздо большее, чем какие-либо видео игры. Даже если вы любите баскетбол так же, как я, он всё равно должен оставаться на втором месте.

– Есть ли сейчас игрок, с которым бы вам хотелось сыграть больше всего?
– Перед началом сезона им был Джереми Лин, потому что "Хьюстон" значился первым в списке наши соперников. Для него это будет особенный сезон, ведь он входит в него в новой для себя роли – звезды команды. На самом деле, для меня самый важный соперник – следующий. Вы знаете, Деррик Роуз, мой хороший друг, уже добился очень многого, но он до сих пор голоден до побед и старается постоянно улучшать свою игру. Вы бы видели, сколько он работает! Меня мотивирует такое отношение к делу.

– Какие цели ставите перед собой в наступающем сезоне? Какими своими качествами можете похвастаться?
– Честно говоря, у меня нет цели что-то доказывать людям. Я играю не для этого, а просто хочу оставаться тем же самым парнем, что и был ранее, независимо от успехов или неудач на паркете. Если говорить о задачах непосредственно в игре, то необходимо стараться прессинговать соперника по всей площадке, создавать ему максимальное количество проблем в нападении, а самому в атаке действовать эффективно и красиво, разыгрывая настоящие спектакли, отдаваясь баскетболу по максимуму. Меня не волнует, что обо мне будут думать люди, потому что они могут менять своё мнение каждый день. Посмотрите, к примеру, на Алекса Родригеса, он может совершить три хоум рана за вечер, а уже на следующий день болельщики будут говорить, что он не может играть на высоком уровне.

Я уже привык к давлению, ведь всю свою жизнь воспринимаю баскетбол как вопрос жизни и смерти. Как вы знаете, я вырос в Чикаго, привык быть припёртым к стенке, мне только лучше удаётся играть в ситуациях, когда команде достанется всё или ничего. Сосредотачиваюсь на том, что сам могу сделать, а в остальном будь что будет.
– Чувствуете конкуренцию со стороны бейсбольной команды "Детройт Тайгерс", которая играет всё лучше и лучше в последние сезоны?
– Безусловно, мы надеемся, что сможем играть ничуть не хуже. "Тайгерс", как и футбольные "Лайонс", удивительным образом преобразились в последние пару лет, подарив надежду болельщикам города, которые определённо нуждались в этом. Как и в Чикаго, это очень важно для города. Если вы можете вселить надежду в повседневную жизнь людей, это здорово.

– Есть ли среди игроков "Тайгерс" или "Лайонс" парни, которые смогли бы себя проявить в баскетболе?
– Ндамуконг Су органично смотрелся бы в любом виде спорта.

– Он был бы неплохим тяжёлым форвардом?
(Смеётся.) Вы знаете, кто был бы действительно хорош в этой роли? Кэлвин Джонсон. Мы ходили с ним в одну школу и когда играли, он порой выходил на позиции центрового. Кстати, он был действительно хорош. У него отличные физические данные, высокая скорость, прыжок. Он мог бы стать хорошим баскетболистом, если правильно использовать его сильные стороны.
Источник: Dime Magazine или Dime
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье