Джеймс: свободное время уходило на чтение книг
Фото: Getty Images
Текст: Андрей Матюков

Леброн Джеймс: я был Беном Уилсоном

Об универсализме партнёров, увлечении литературой и причинах своего молчания в плей-офф – в разговоре Леброна Джеймса и Майка Уилбона.
30 ноября 2012, пятница. 22:30. Баскетбол
– Леброн, в прошлом сезоне вам удалось стать самым ценным игроком регулярного чемпионата и финала плей-офф, обзавестись перстнем чемпиона НБА и выиграть олимпийское золото. Исполнить на бис всё это удастся?
– Нет, разумеется (смеётся). Разве что через четыре года. В ближайшем же будущем прошлогодний успех повторить мне точно не удастся без Олимпиады. Год и впрямь вышел удачным, чего греха таить. Как для меня лично, так и для команд, за которые я выступал.

– В июле вы признались, что чувствуете в себе силы прибавить. Но, чёрт возьми, куда вам ещё прогрессировать?
– Просто хочу отточить своё мастерство в каждом конкретном аспекте. Мне ещё есть чему научиться. Например, в игре спиной к кольцу, а также добавить точности с периметра. Я продолжаю работать над своим дриблингом. Кроме этого, мне постоянно приходится совершенствовать свои лидерские качества. Если удастся стать сильнее, то это пойдёт только на пользу моей команде.

Бен Уилсон похож на меня. Я был Беном Уилсоном. Сожалею о случившемся и обо всём том, что до сих пор происходит в Чикаго и по всей Америке. Это невосполнимая утрата, убийство этого парня, возможно, потеря не только для баскетбола, но и для спорта вообще. Я обратил внимание на дату его смерти и ужаснулся. Это же произошло в 1984 году, спустя 39 дней после случившегося родился я. Должно быть у Создателя был свой план.
– По словам Дока Риверса, теперь, после завоевания перстня, вас и вовсе будет не остановить, потому что не будет груза излишнего давления. Полагаю, в последнее время вы часто слышали нечто подобное. Что об этом думаете?
– Да, я слышал это от него и от многих чемпионов прошлого. Если так, то я готов к этому (улыбается)!

– Вам сейчас стало комфортнее? Вы чувствуете, что ситуация изменилась?
– Я понял это ещё перед началом прошлого сезона. Год, проведённый в "Майами", закончившийся в шаге от успеха, дал понять, что я хочу всё вернуть, хочу добиться того, что мы заслужили, хочу вновь весело проводить время и наслаждаться баскетболом. Игра доставляла мне удовольствие. С похожими ощущениями я подошёл и к этому чемпионату.

– Раньше многие отмечали, что у вас есть все данные для того, чтобы успешно играть в позиции "лоу-пост", но вы этим не пользовались. Прошлый сезон приятно удивил. Что изменилось?
– Мне кажется, это произошло по нескольким причинам. В нашей команде достаточно парней, умеющих и любящих играть на периметре. Взять хотя бы Дуэйна и Марио. Все мы пытались набирать очки одинаковым способом, но этого было мало – ситуация требовала перемен. Мне хотел приносить дополнительную пользу в атаке, поэтому и стал чаще просить мяч спиной к кольцу. Я специально отрабатывал именно этот элемент (летом 2011-го Джеймс работал под руководством легендарного Хакима Оладжьювона. – Прим. "Чемпионат.com").

– А над чем вам удалось поработать минувшим летом, ведь межсезонье с учётом финала НБА и Олимпиады выдалось очень коротким?
– Времени хватало на походы в спортзал. К тому же на этот раз я много времени провёл, просматривая свои прошлогодние матчи, чтобы разобраться в допущенных ошибках. Вместе с этим старался изучить игру великих мастеров прошлого.

– Ваши ожидания перед стартовавшим сезоном отличались от тех, что были год назад?
– Ничего не поменялось, мы хотим с каждой игрой набирать обороты и в конце концов вновь бороться за титул. У нас прекрасный тренерский штаб, отличная организация, правильно подобранный состав игроков. Если мы все будем идти к одной цели, то у нас хорошие шансы, чтобы её достигнуть.

Леброн Джеймс и Дуэйн Уэйд

Леброн Джеймс и Дуэйн Уэйд

– Насколько для этого важен здоровый Дуэйн Уэйд?
– Ну, когда он чувствует себя хорошо, "Майами" в полном порядке, без сомнения. Он всё ещё один из лучших игроков в этой лиге и в мире в целом. Когда мы оба здоровы, соперникам обычно нездоровится.

– Кажется, что офис вашей команды специально работал над тем, чтобы собрать в одной команде универсальных игроков, которые могли бы играть на разных позициях. Вы считаете это следующий этап развития баскетбола?
– Если подобные схемы приносит пользу как в нападении, так и в защите, я был бы счастлив считать, что мы творим историю. Если же говорить непосредственно о нас, то вы абсолютно правы – многие ребята могут одинаково эффективно закрыть по паре позиций. Мы не пытаемся делить друг друга на защитников, форвардов или центровых. Если какой-то игрок находится на площадке, значит, он этого заслуживает, и не важно, какая у него номинальная позиция.

– Вас и в самом деле это устраивает? Мне кажется, что вы не в том возрасте, когда следует экспериментировать и пробовать себя на других позициях.
– Для меня нет ничего необычного, потому что каждый тренер, у которого я играл, говорил мне, что я игрок без конкретной позиции, и у меня нет какого-то строго определённого места на площадке. Меня просто просили играть и добывать победы (смеётся). Так что ситуация в "Майами" идеально мне подходит.

Иногда брал книги с собой и читал их в любое свободное время. Мне не хотелось превращать своё увлечение в достояние общественности, но вскоре об этом узнали все: и те, кто любит меня и команду "Хит", и те, кто ненавидит. Ко мне стали подходить учителя и родители школьников и говорить, что детям стало интересно, что читает Леброн, и они сами начинают это читать. Чувствовал определённую гордость.
– Вспомните прошлый сезон, был ли какой-то бросок или момент игры, который особенно вам запомнился?
– Ничего себе, ну и вопрос. Я не хотел бы говорить о каких-то конкретных моментах, честно говоря. Полагаю, что самым важным стал матч второго раунда плей-офф против "Индианы", перед которым мы проигрывали в серии со счётом 1-2. После третьей встречи, когда Ди-Уэйд сыграл ниже своих способностей, вновь появились разговоры, что мы опять проведём пустой сезон. В четвёртом матче мы не могли уйти без победы, та схватка расставила всё на свои места. Дуэйн вновь сыграл как монстр, а я пытался помочь ему. Нам удалось сравнять счёт в серии и продолжить поход за титулом.

– Многих удивил тот факт, что вы абстрагировались в нокаут-раунде от внешнего мира и сконцентрировались исключительно на игре. Как вам это удалось?
– Да, так и было, я выключил свои телефоны, перестал оставлять сообщения в социальных сетях и не хотел ни с кем видеться. Моё свободное время уходило на чтение книг, я старался освободить свои мысли и лучше познать себя. Теперь я вижу, что это было не напрасно, теперь я знаю формулу успеха.

– Всё, что вы делаете, привлекает внимание масс. На ваше увлечение литературой моментально отреагировали дети и их родители…
– Серьёзно, я был рад, что так вышло. Иногда брал книги с собой и читал их в любое свободное время. Мне не хотелось превращать своё увлечение в достояние общественности, но вскоре об этом узнали все: и те, кто любит меня и команду "Хит", и те, кто ненавидит. Ко мне стали подходить учителя и родители школьников и говорить, что детям стало интересно, что читает Леброн, и они сами начинают это читать. Чувствовал определённую гордость.

– Наверняка вы, как и многие американцы, смотрели документальный фильм о Бене Уилсоне – талантливом школьнике из Чикаго, который был застрелен в 1984 году. Помните свои первые впечатления?
– Я всегда интересуюсь историческими моментами игры, независимо от того, касается ли это профессионалов или же ребят из колледжей и школ. Когда мне довелось узнать об этой трагедии, я лично прочувствовал всю её тяжесть. В этом парне я увидел себя и не смог сдержать слёз. Помню, после одного из турниров, когда мне было 17 лет, меня признали № 1 в стране. Меня все узнавали и говорили: "Он может быть следующим".

– На своей шкуре прочувствовали это внимание?
– Да, я знаком с подобным давлением. Но вокруг меня всегда были мои друзья, которые старались защитить меня от любого вреда, который мог бы сломить меня, будь то наркотики, насилие, оружие. Бен Уилсон похож на меня. Я был Беном Уилсоном. Сожалею о случившемся и обо всём том, что до сих пор происходит в Чикаго и по всей Америке. Это невосполнимая утрата, убийство этого парня, возможно, потеря не только для баскетбола, но и для спорта вообще. Я обратил внимание на дату его смерти и ужаснулся. Это же произошло в 1984 году, спустя 39 дней после случившегося родился я. Должно быть, у Создателя был свой план.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота