Фотис Кацикарис побывал в редакции «Чемпионат.сom»
Текст: Зураб Читая

Кацикарис: любимые игроки? Кириленко и Бёрд

Несостоявшийся биржевой брокер, ученик Чосича и Ивковича, новый наставник сборной России Фотис Кацикарис посетил редакцию "Чемпионат.сom".
24 декабря 2012, понедельник. 22:30. Баскетбол
– Фотис, проясните ситуацию с вашим контрактом – он заключён на три месяца, как об этом писали, или всё-таки на год?
– Эта небольшая путаница связана с правилом, существующим в испанской лиге, оно запрещает тренеру совмещение постов в клубе и национальной сборной. Из-за него мне нужно было согласовывать переговоры с российской сборной в "Бильбао", с которым мой контракт ещё действует. Заканчивается он 30 января, а после этого вступает в силу опция "+1", если мы захотим её активировать. В итоге мне удалось договориться с клубом о том, что я продлю с ним отношения до конца следующего сезона, до 30 июня. А договор с РФБ официально вступит в силу после этого и будет действовать до конца сентября. По большому счёту это формальность.

– А зачем вообще нужно это правило?
– Изначально оно было принято, чтобы испанские наставники не имели возможность злоупотреблять протекционизмом, не привлекали в сборную слишком много игроков, с которыми работают в клубе. Не очень понимаю, как это может работать в случае с тренерами, возглавляющими сборные из других стран, но факт есть факт. Кстати, об этом в Испании в последнее время много разговоров, многие считают, что это правило должно быть отменено.

– В СССР когда-то был случай, когда Валерий Лобановский собрал в сборной 95 % игроков своего киевского "Динамо", — и при этом эта команда выиграла серебро чемпионата Европы.
– Вот и я о том же. Протекционизм не всегда бывает отрицательным (улыбается).

– Вы ведь были счастливы в Бильбао в последние два года?
– Да, это правда. Бильбао – футбольный город. "Атлетик" – это всё для Страны басков и города, каждый его житель как будто рождается в футболке этого клуба. А баскетбольные традиции в какой-то момент поблекли, после 80-х в Бильбао не было сильной баскетбольной команды. А в 2000-х семья Кариндо решила вернуть в город большой баскетбол. За несколько лет команда прошла от низших дивизионов до чемпионата АСВ, а год назад мы играли в финале плей-офф. В этом году мы переехали в новый зал, вмещающий 10 000 зрителей, и при этом у нас 8 600 владельцев сезонных абонементов. Так что команду в городе любят, на каждой игре прекрасная атмосфера. Тренеру очень комфортно работать, поверьте. Особенно приятно осознавать, что маленький клуб способен достичь большого успеха с твоей помощью.

– От замечательной истории "Бильбао" перейдём к новой для вас истории – работе в сборной России. У вас не было ощущения, что вам суждено возглавить её после Блатта? Вы ведь с ним буквально следуете друг за другом по пятам.
– Да, это правда (смеётся). Удивительные совпадения… Сначала я пришёл ему на смену в питерском "Динамо", потом он сменил меня в "Арисе". Теперь вот в третий раз. Скажу одно: я бы очень хотел повторить и его достижения (смеётся). Дэвид проделал великолепную работу в сборной России, изменил её, привил ей победный менталитет. У российской команды есть всё, чтобы добиваться успеха, – и во многом это заслуга именно Блатта.

– Вы осознаёте, насколько тяжело будет работать здесь после его успеха?
– Абсолютно. Это был первый мой комментарий – это будет огромный, тяжелейший вызов. Теперь, когда игроки пропитались победным духом, мы не имеем права сделать шаг назад. Но я верю в себя, иначе я бы не взялся за эту работу. И верю в то, что мы сработаемся с игроками, что они смогут быстро принять мою игровую философию.

Фотис Кацикарис и Олег Ушаков

Фотис Кацикарис и Олег Ушаков

– Кстати, о вашей игровой философии. Это правда, что вы ориентируетесь на оборону даже в большей степени, чем Блатт? Это не так-то просто представить.
– Для меня защита имеет приоритетное значение, это правда. Прежде всего потому, что хорошая игра в обороне даёт тебе больше, чем просто промах соперника. Она делает тебя сильнее – как индивидуально, так и командно. Если вы лучше своего соперника в защите, вы начинаете психологически доминировать над ним, а не только оборонять свою корзину.

– Вы уже поговорили о своей новой работе с Блаттом?
– Нет, пока просто не успел. Но я обязательно сделаю это. У нас очень хорошие отношения, я очень его уважаю, и, надеюсь, при первой же возможности мы сядем и побеседуем с ним о сборной России.

– А с кем-то из игроков сборной уже успели пообщаться?
– Тоже нет, по той же причине. О моём назначении было объявлено несколько часов назад, и я пока не хотел никого из них тормошить. У нас ещё будет время.

– В клубе, вероятно, были не очень рады этому назначению?
– Ну почему же? Если бы они были против, просто не разрешили бы мне это совмещение. Понимаете, мы растём вместе с "Бильбао", это нормальная ситуация, и все это понимают. Как понимает руководство клуба и то, что это престиж для него – иметь своего тренера во главе одной из элитных европейских сборных.

– Удивительно, что вы не получали предложений из России до сих пор. Это ведь так?
– Совершенно верно, не получал. В своё время я был счастлив в питерском "Динамо", это был первый большой шаг в моей карьере. Но после этого предложений из России действительно не поступало.

– Есть ещё одна связь между вами и Россией – Джей Ар Холден. Вы ведь работали с ним в АЕКе?
– Да, и даже выигрывал чемпионский титул. А потом, когда Душан Ивкович уже возглавлял ЦСКА, он поинтересовался у меня мнением относительно Холдена. Кстати, говорил в критическом ключе. Ему не нравилась статистика Джея, его процент попадания с игры. Но я его уверил: этот парень – прирождённый победитель.

– Так вот кого мы должны благодарить за золото Евробаскета-2007!
– Нет-нет, не совсем так (смеётся). Поверьте, Дуда ничего и никогда не спрашивает просто так, это был вопрос с подвохом. Он уже интересовался Холденом, а я только подтвердил ему, что сильные стороны этого игрока нельзя оценивать по статистическим выкладкам. Собственно, Джей это подтвердил всей своей карьерой.

Фотис Кацикарис

Фотис Кацикарис

– А сами вы придаёте большое значение статистике?
– Она может быть полезной, но я не один из этих тренеров, помешанных на цифрах.

– А что для вас самое главное в игроках?
– Самоотдача. Концентрация в каждом маленьком эпизоде. Игрок должен отдавать игре всего себя без остатка. Понимаете, мы ведь не знаем своих возможностей до конца – ни в спорте, ни в жизни. У баскетбола нет последней страницы, как у книги. Вы всегда можете изучить что-то новое, сделать что-то большее. Для игроков не должно быть потолка, который они бы устанавливали себе сами. Я могу достичь этого, но не больше. Всегда нужно стремиться сделать больше. И я должен помогать баскетболистам в этом. И ещё одна вещь: игроки не должны быть эгоистами. Это вид спорта, где "мы" важнее, чем "я". Если вы действуете сообща, поддерживаете друг друга во всём, вы сможете победить любого соперника. Это я говорю о базовых вещах, без которых не будет никакого успеха. А дальше идут уже профессиональные тонкости.

– Какого баскетболиста вы считаете образцом для подражания?
– Сейчас это может прозвучать двусмысленно, но любимый игрок моего сына – Андрей Кириленко. И я с ним согласен полностью. В прошлом году, когда мы играли против ЦСКА в Евролиге, я лишний раз убедился в том, насколько Андрей выдающийся профессионал. Ролевая модель – это про него. В том, как он ведёт себя вне площадки, и в том, как он влияет на игру своих товарищей. Не говоря уже о том, что он способен делать сам. Очень надеюсь увидеть его в сборной следующим летом, поскольку заменить его невозможно.

– Вы ведь учились в Америке, верно?
– Да, два года провёл в американском колледже. Уехал в Штаты в 1986 году, когда баскетбол в Греции ещё не был полностью профессиональным. Мы играли, тренировались, но в какой-то момент нам нужно было думать о своём образовании. Тогда ещё никто не представлял, что можно будет жить за счёт баскетбола, понимаете? Вот я и поехал в Америку изучать экономику. Хотел стать биржевым брокером и остаться в США, представляете?

– Почему же не сложилось?
– Я приехал летом к родителям, а в Греции к тому времени начался настоящий баскетбольный бум. Это произошло после того, как наша сборная выиграла в финале Евробаскета-1987 у СССР. И меня пригласил в афинский АЕК Крешимир Чосич, тогда возглавлявший клуб. Великий специалист, именно он подтолкнул меня к желанию стать тренером. Он намного опередил своё время, за что его, кстати, много критиковали. Тогда никто не использовал "гандбольные замены", к примеру. Никто не менял игроков по тактическим соображениям, такого просто не было. На паркет выходила стартовая пятёрка, а меняли кого-то только если он устал или перебрал фолов. А Чосич уже тогда мог использовать разные тактические модели в течение одной минуты. Он привил мне этот "тренерский вирус", заставил думать по-тренерски.

Но также многому я научился у Ивковича, вне всяких сомнений. Победы в чемпионате, в Кубке Греции, в Кубке Сапорты, противостояние с "Панатинаикосом" Желько Обрадовича. Для меня это было как бесплатный семинар, бесплатное высшее образование. У Ивковича я научился справляться с кризисными ситуациями в команде. Тому, как тренер должен быть лидером команды. Как он должен заставить 12 человек думать одинаково, стремиться к одной цели. Дуда был моим гуру, это факт.

Фотис Кацикарис в редакции "Чемпионат.com"

Фотис Кацикарис в редакции "Чемпионат.com"

– Блатт изредка применял маленькие "приёмы имени Жозе Моуринью", пытаясь намеренно стянуть внимание и давление на себя, отведя удар от своих игроков...
– Полностью разделяю этот метод! Не понимаю и не приветствую коллег, которые приходят на пресс-конференцию и начинают тыкать пальцами в фамилии игроков. Тренер всегда, в любой ситуации должен защищать своих баскетболистов. Вне зависимости от того, что происходит за закрытыми дверями. Такая у нас работа. Если команда проигрывает – это вина тренера. А у победы всегда много творцов. Это закон жизни.

– Есть игрок, которого вы пригласили бы в свою команду первым вне зависимости от обстоятельств? Выберите из всех баскетболистов прошлого и настоящего. Вокруг кого бы вы начали строить абсолютно новую команду?
– У меня есть мгновенный ответ: Ларри Бёрд. Многие бы назвали Майкла Джордана, я понимаю, но мой выбор – Бёрд. Потому что в любое время дня и ночи вы могли бы быть уверенными, что в критический момент он сделает именно то, что нужно будет для победы. Будь то точный бросок, передача, да что угодно.

– Вы ведь работали в "Бостон Селтикс" какое-то время, верно?
– Да, было и такое. Был ассистентом, занимался в основном скаутингом. Тогда генеральным менеджером клуба был Крис Уоллес, человек, создавший легендарный баскетбольный справочник Blue Ribbon. Кстати, по его заданию я несколько раз приезжал в Москву, чтобы посмотреть на Виктора Хряпу и Сергея Моню. Ивкович разрешал мне посещать тренировки, хотя обычно он на них не пускает никого и никогда. Так мне помогли старые связи (улыбается).

– Что главное вспоминается вам из периода работы в России? Можете привести не только позитивные воспоминания.
– Это, как я уже говорил, был первый большой шаг в моей карьере. Мы с женой были моложе и настроены были очень позитивно. С первого мгновения, как только приземлились в аэропорту. Затем было впечатление от города, абсолютно грандиозное. Санкт-Петербург – красивейшее место, своеобразная маленькая Венеция. Хотя стоп, наоборот – очень большая Венеция (смеётся). Конечно, было непросто привыкнуть к житейским мелочам. Быту, английской школе для ребёнка… А самым тяжёлым было то, что на улице было постоянно темно в течение большей части осени и весны и всю зиму. Для грека, привыкшего к солнечному свету, это испытание. К тому же та зима была очень холодной, временами температура опускалась до -35. Но в баскетбольном плане всё было отлично, я очень благодарен России за то, что она помогла мне в карьере. И очень рад возможности снова здесь поработать.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник