Рик Бэрри реализовал 89,3% штрафных за карьеру
Фото: Getty Images
Текст: Андрей Матюков

"Из-под юбки", или Вся правда о Бэрри

Легенда НБА Рик Бэрри владел, возможно, самой совершенной техникой штрафного броска, так почему же у него не оказалось последователей?
4 января 2013, пятница. 16:30. Баскетбол

Штрафной бросок почти так же стар, как сам баскетбол, Джеймс Нэйсмит придумал его одновременно с другими элементами игры в том далёком 1891 году в спортзале Спрингфилда. Первоначально расстояние от корзины до штрафной линии равнялось примерно шести метрам, но уже в 1895 году его сократили до привычных 4,6. Этот бросок представляет собой основу баскетбола – попадание мячом в корзину. За век с лишним очень многое поменялось в самой игре, но штрафной остается неизменным. Как говорит один из главных специалистов в этом компоненте и член Зала баскетбольной славы, Рик Бэрри, «это единственная часть игры, которая является константой».

За свою 14-летнюю профессиональную карьеру массу важнейших очков Бэрри набирал именно из статичного положения, атакуя с процентом 90. «В баскетболе штрафные – это единственные броски, благодаря которым ты хоть и можешь показаться эгоистичным игроком, но всегда будешь оставаться полезным для своей команды. Что может быть проще? Всего лишь надо без сопротивления забивать мячи с одного и того же расстояния». Если дословно перевести термин Free Throw, то по-русски это получается «свободный бросок». Как говорит лидер за всю историю НБА по точности штрафных Марк Прайс, «всё просто, эти броски называют свободными, потому что при их выполнении никто вам не мешает».

За годы существования нашей любимой с вами игры масса игроков и тренеров пытались разработать идеальную технику пробития штрафных бросков, но к единому мнению так и не пришли. Вплоть до 50-х годов прошлого столетия его исполняли «из-под юбки». Классическим же способом — одной рукой от головы — в те годы владели далеко не многие. В наше время хоть и существует множество различий при выполнении штрафных, вспомнить хотя бы Шона Мэриона или Жоакима Ноа, но в целом с детства игроков сейчас тренируют одинаковому движению руки. В таком случае если эта величина в баскетболе долгие годы остаётся неизменной, то надо полагать что и научить этому элементу молодых игроков не составляет труда?

На деле совсем не так. Для одних баскетболистов это желанные бонусы, для других — непреодолимая стена. Вспомнить хотя бы звездных центровых «Лейкерс» – Уилта Чемберлена, Шакила О'Нила и вот теперь Дуайта Ховарда. Все они тратили половину своих «свободных» попыток впустую. А их противники не тушевались и специально нарушали правила. Такая тактика фолов, даже имеет теперь свое название Hack-a-Shaq (по имени Шакила – одного из главных мазил со штрафной линии).

ПАРА ПУСТЯКОВ ИЛИ НЕПРЕОДОЛИМАЯ СТЕНА?

«Я любил Уилта. Он плохо пробивал штрафные, но всегда находил этому оправдания. „Я промахиваюсь для того, чтобы кто-то из наших мощных форвардов мог подобрать мяч и вместо одного очка набрать два“, – вспоминает Эл Эттлс, бывший партнёр покойного ныне Чемберлена в „Филадельфии“ и „Сан-Франциско“. – Но мы отвечали ему — если дело только в этом, то избавь нас, пожалуйста, от такой чести. В случае с Уилтом проблемы были не в технике, а в психологии, он изначально думал, что промахнётся. А это никакой тренировкой броска не изменишь. Этим страдают многие классные игроки». Чемберлен был далеко не единственным среди легенд лиги, кому не удавалось совладать со штрафными. Только взгляните на представленный ниже список имён: Бен Уоллес (41,4%), Шакил О'Нил (52,7%), Билл Рассел (56,1%), Денис Родман (58,4%).

С годами ничего не поменялось, и сейчас в НБА достаточно игроков, неспособных запомнить единственную константу в баскетболе. Кроме вышеупомянутого Ховарда, это пара здоровяков из «Клипперс» Деандре Джордан (44%) и Блэйк Гриффин (59,3% в этом сезоне, но еще 52% в прошлом), дуэт «больших» из «Шарлотт» африканцы Десанья Диоп (46,8%) и Бисмак Бийомбо (48,3%), два центровых «Голден Стэйт» Андрис Биедриньш (50,6%) и Эндрю Богут (57,4%), Джош Смит из «Атланты» (67%). Вы заметили, что все они играют на позиции мощного форварда или центрового, но случаются парадоксы и среди защитников, имеется в виду основной разыгрывающий «Селтикс» Раджон Рондо (61,9%).

Большинство специалистов и болельщиков уже привыкли к подобному положению вещей. Но эта ситуация никак не укладывается в голове у Бэрри: «Как можно жить с пониманием того, что ты не можешь забросить четыре штрафных в пяти попытках? Даже при одном промахе в пяти бросках получаем только 80%, ниже просто некуда. Я просто не понимаю, как эти баскетболисты могут спокойно спать по ночам и не видеть кошмаров из-за того, что даже 80% реализации для них недосягаемый рубеж».

Вся остальная часть баскетбольного мира задается вопросом, как эта цифра может быть минимальной точностью? Благодаря своей необычной для наших дней технике Бэрри очень редко промахивался из статического положения, такому типу броска он научился от своего отца, который играл и тренировал на полупрофессиональном уровне. И хоть ни один из четырёх старших сыновей Рика не перенял его манеру, все они отличались надёжным штрафным броском. Стоит лишь отметить, что Брент и Джон, каждый из которых провел в НБА больше 10 сезонов, бросали «свободные» броски с процентом за 80.

Что касается самого Рика, то штрафной был для него делом чести. В 1976 году он установил рекорд сезона, на протяжении нескольких матчей исполнив без промаха 60 «бесплатных попыток». Правда, спустя четыре года этот рекорд повторили, а впоследствии разным игрокам в общей сложности 19 раз удавалось достигнуть этой отметки или превзойти её. Сейчас он сожалеет, что так и не смог покорить рубеж в 100 подряд точных бросков, которым грезил в бытность игроком. Эта цель заставляла продолжать оттачивать мастерство, благодаря чему за шесть последних сезонов в НБА средний процент штрафных у Рика ни разу не был ниже 90%, причём в пяти случаях он оказывался лучшим по этому показателю во всей лиге.

НА ПУТИ К СОВЕРШЕНСТВУ НЕТ МЕСТА СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТИ

В интервью журналу «Спортс Иллюстрэйтед» в 1983 году друг Бэрри и его бывший товарищ по команде Билли Полц признался: «Если бы вы лично знали Рика, то понимали бы, какой он отличный парень. Но все вокруг думали, что он самый высокомерный баскетболист в лиге. Одной половине игроков он не нравился, другие его откровенно ненавидели». Даже сам герой однажды признал: «Я был не самым тактичным игроком, но на пути к совершенству без этого нельзя». Не добавил ему всеобщего уважения и момент, связанный с переходом из НБА в АБА. По окончании сезона-1966/67, когда его «Сан-Франциско» добрался до финала НБА и сражался там на равных с «Филадельфией», а сам Бэрри в той серии набирал по 40,8 очка за матч (к слову, этот рекорд простоял три десятилетия), он потребовал от своей команды существенной прибавки в зарплате. Но, не добившись желаемого, принял решение перебраться в клуб АБА – соседний «Окленд».

Однако играть за новую команду он смог, только пропустив один сезон, – это было дело рук руководства его бывших. Проработав один сезон комментатором матчей «Оукс», Рик вернулся на паркет и не стал упускать возможность играть в команде своего тестя Брюса Хэйла, но главным было то, что владелец клуба – певец Пэт Бунн согласился подписать с Бэрри трёхлетний контракт на сумму $500 тысяч, что моментально сделало его одним из самых высокооплачиваемых баскетболистов в Америке. Игрок отплатил новым работодателям сполна, тут же сделав их чемпионами. Однако надолго скиталец здесь не задержался, все свои четыре сезона во второй по значимости баскетбольной лиге США Рик провёл в разных коллективах. И, хотя в то время многие оставляли НБА ради славы и больших денег, именно его больше других запомнили как жадного до денег эгоиста.

Даже несмотря на то, что в 1972 году Бэрри вернулся в «Уорриорз», которые к тому времени уже носили имя «Голден Стэйт», и даже помог им взять желанный титул в 1975-м, став в 31-летнем возрасте лучшим игроком финальной серии, бессменный в то время владелец команды Фрэнк Миули был уже сыт по горло своей капризной звездой. Летом 1978 года Рик стал свободным агентом и принял предложение «Хьюстона». Возвращаясь к теме штрафных бросков, за год до своего ухода на пенсию Рик установил рекорд НБА по проценту их реализации – 94,7%.

Баскетбольная богема неоднозначно относилась к ветерану, и даже после завершения карьеры не многие сожалели о том, что такой мастер больше не сможет порадовать публику своим талантом. Однако в 1996 году за былые заслуги НБА включила Бэрри в список 50 лучших игроков за полвека существования лиги. У него были поклонники, ещё больше – ненавистников, но никто не может изменить того, что он становился лучшим бомбардиром во всех лигах, в которых ему доводилось играть: НСАА, НБА и АБА, набрав за профессиональную карьеру больше 25 тысяч очков. Его персональные достижения не остались незамеченными: 12 «Матчей всех звёзд», 9 попаданий в первую пятёрку по итогам сезона. Он ушёл на покой единоличным лидером по проценту реализации штрафных бросков, позднее его достижение смог превзойти лишь Марк Прайс, сейчас по результату Прайса идёт и наш с вами современник Стив Нэш.

РАСПЛАТА ЗА УНИКАЛЬНОСТЬ

Мятежник ждал, что после 1980 года его карьера возобновится. В то время он работал диктором на матчах НБА. Но его услугами так никто больше и не захотел воспользоваться. Как вспоминает сам Рик: «Я всё еще любил тренировки, но честно, уже не верил, что смогу вновь вернуться на паркет. Люди боялись со мной связываться, и в какой-то момент я понял, что дверь в лигу для меня закрыта, и прекратил все попытки возвращения. Я взглянул на вещи реально, мне надоело биться головой об стену». Более того, ни команды, ни отдельные игроки не хотели видеть Рика даже в качестве тренера по броскам.

Неужели всё дело в дурной славе, связанной со скверным характером, которая зародилась на заре его карьеры? Сам мастер считает эту версию абсурдной: «Если и в самом деле было так, что ко мне за помощью не обращались из-за таких разговоров, то эти люди просто глупы. Было бы смешно не помочь своим игрокам из-за всяких сплетен, которые ходят вокруг моей персоны. Если ко мне плохо относились, то лишь потому, что я не выходил на игру, чтобы подружиться с соперниками, я добывал победы своим командам, и штрафные броски были одним из моих главных орудий. Безумием было бы сейчас обращать на это внимание». Рик до сих пор при любой возможности старается упомянуть о своих штрафных, для него это такая же часть баскетбольного наследия, как неповторимая игра Майкла Джордана, борьба под щитами Дениса Родмана или «скайхук» Карима Абдул-Джаббара.

БРОСАТЬ ШТРАФНЫЕ ТАК ЖЕ ПРОСТО, КАК ЕЗДИТЬ НА ВЕЛОСИПЕДЕ!

Тем не менее из-за конфликтной личности Бэрри баскетбольное сообщество не выделает его из общей массы звёзд. Но иногда ценители игры просят Бэрри-старшего продемонстрировать свой фирменный бросок. Подобные моменты тот всегда комментирует одинаково: «Для многих этот бросок считается зазорным, но времена поменялись. Я думаю, если сейчас кто-нибудь стал бы таким же образом пробивать штрафные, никто бы не подверг сомнению его мужество. Когда я был подростком, так бросали девушки, а сам бросок называли „бабским“. Сейчас даже в женском баскетболе не встретишь подобной техники, так что теперь тем более некого стесняться, если это может принести пользу».

По словам Бэрри, в таком броске есть свои неоспоримые плюсы, в начальный момент исполнения кисти слегка сгибаются вовнутрь, далее слегка сгибаются ноги, потом они выпрямляются, а руки выбрасываются вперёд и вверх, как по инерции, кистями лишь придаётся обратное вращение мяча, такое, как при классическом броске. Если отработать порядок движений до автоматизма, то штрафные начнет попадать любой игрок. В отличие от обычного выноса мяча, здесь не надо правильно исполнять движение бросающей рукой. К тому же мяч на подлёте к воображаемому над корзиной цилиндру обладает меньшей кинетической энергией, чем при стандартной технике, и реже отскакивает за пределы кольца после соприкосновения с дужкой.

«В моём же случае мяч симметрично взят двумя руками и ноги широко расставлены, поэтому уменьшается вероятность неточного направления броска». Теперь вы понимаете, о какой константе говорил Рик? При таком броске всё должно быть постоянно, обхват мяча, стойка и выпрямление ног одновременно с выбросом рук вперед. Бэрри запомнил эту постоянную величину раз и навсегда, неоднократно демонстрируя это своими попаданиями с закрытыми глазами. По словам мастера, это сравнимо с ездой на велосипеде — если раз уяснил, то уже никогда не забудешь.

Как известно, техника Рика не остановилась на нём. Оказывается, у старины Бэрри есть ещё один сын (от третьего брака) – 18-летний Кеньон. Сейчас он играет за колледж Чарльстона. И именно благодаря тому, что при пробитии штрафных он начал пользоваться техникой своего отца, процент попадания из статики у него взлетел с 60 до 80%.

ШТРАФНЫМИ ВЫИГРЫВАЮТ ТИТУЛЫ!

За 66 сезонов существования НБА средний процент попадания штрафных бросков среди всех игроков лиги составлял 74%. И хоть были и более успешные сезоны (77,1% в 1973/74 и 2008/09), но в сравнении с первым годом существования НБА, когда этот показатель был равен 64%, можно сказать, что точность штрафных значительно выросла. О пользе штрафных можно говорить, взглянув в прошлое. За более чем полувековую историю существования лиги чемпионами становились в основном те, кто был среди лидеров по точности исполнения «бесплатных попыток». Исключением стали лишь пять чемпионских дружин, который завоевали кубок при худшем в лиге проценте попадания штрафных: «Филадельфия» в 1967-м (68%), «Вашингтон» в 1978-м (71,1%) и «Лейкерс» в 1982-м (71,7%), в 2001-м (68,3%) и в 2002-м (69,9%). Причем во всех этих случаях, кроме 1982-го, такая ситуация объясняется тем, что лидерами команды были доминирующие центровые с плохим броском: Уилт Чемберлен, Уэс Анселд и Элвин Хэйс, ну и, конечно, Шакил О'Нил. К слову, два других титула Шак добыл в составе команд, которые были предпоследними по точности штрафных.

По мнению Рика, всё дело в отношении к себе и к своему делу, лично он перенял это у своего отца Дика: «Он был перфекционистом, и, вероятно, это лучшее качество, которое я взял от него. Я всегда борюсь за совершенство, при этом понимая, что никогда не добьюсь идеального результата. Дело не в конечной цели, а в пути к ней. Отец учил меня гордиться своим делом, и я воспринял эти слова буквально. Для меня бросок стал делом чести и предметом гордости». По мнению Рика, любой спорт – это игра ошибок, кто меньше ошибается, тот и побеждает. Главное в баскетболе — найти безошибочные способы атаки кольца.

Другой рекордсмен, Марк Прайс более снисходительно относится к остальным баскетболистам. Хоть он и считает, что в игре надо реализовывать все предоставленные попытки штрафных бросков, одновременно с этим он полагает, что на пути к совершенству, даже результат «3 из 4» (75%) будет приемлемым. Но отмечает, что всё портит сам успех, если игрок добивается поставленной цели, то он тут же останавливается в своём развитии. «К примеру, вспомните Шака. Он три раза подряд стал чемпионом НБА? Зачем ему дополнительно работать над штрафным броском, если он смог привести свою команду к титулу, забивая лишь один из двух „свободных“ бросков? Всё ведь и так работало. Но всё же штрафной бросок – это неотъемлемая часть баскетбола. Мне смешно, когда кого-то называют снайпером от природы – не бывает таких! Отработка броска – это многодневный труд, и никто не должен им пренебрегать».

Бэрри же как всегда категоричен: «Если бы Шак освоил мою технику, то дополнительные тренировки имели бы значение. Представьте, что он поднял бы свой процент до 80! Его просто невозможно было бы остановить, а титулов было бы в два раза больше, но он не максималист… Сейчас же моим методом еще не поздно воспользоваться Дуайту Ховарду, посмотрите, как из-за его промахов после фолов соперника „Лейкерс“ проигрывают матчи».

ЕСТЬ ЛИ БУДУЩЕЕ У БРОСКА «ИЗ-ПОД ЮБКИ»?

На такой вопрос даже Марк Прайс ответил положительно. И это несмотря на то, что его штрафные, выполняемые классическим способом, можно приравнять к эталону. «Вы знаете, если такая техника сможет приносить пользу, то почему бы нет? Но я не думаю, что парни с гарантированными $20 млн контракта будут прибегать к ней. Это может быть очень эффективно, но не эффектно. Сейчас главное, чтобы всё было круто!»

Трезво оценил шансы «броска Бэрри» его современник Эл Эттлс, который полагает, что не нужно пользоваться таким броском, если собираешься прислушиваться к публике: «Главное — сделать так, чтобы мяч попал в корзину. Поэтому при броске важно всё: и техника, и эмоциональная составляющая».

Рик Бэрри, как раз из тех людей, для которых важна конечная цель, а пути к ней — дело десятое. Он всегда вспоминает отцовские слова: «Сын, если ты в силах их победить, то они не смогут тебя высмеять. Я прекрасно помню свою первую школьную выездную игру. Один парень постоянно кричал мне „Эй, Бэрри, ты бросаешь, как здоровая тётка“, но потом кто-то из сидящих рядом сказал крикуну, „Зачем ты пытаешься его высмеять, он же на тебя не реагирует“. Мне было всё равно, как относятся к моей технике окружающие, ведь я был лучше всех по пробитию штрафных. Но, что характерно, никто не пытался копировать мою технику, особенно это странно в наше время, когда копируется всё, что может принести пользу.

Лишь его товарищ по „Уорриорз“ центровой Джордж Джонсон продемонстрировал пользу такого броска. После перехода от классической техники к „броску Бэрри“ он сумел улучшить свою точность с 55 до 66%. В НБА он играл вплоть до 1986 года и во всех последующих сезонах штрафные бросал с процентом не ниже 67, а дважды переваливал и за 80%. Спустя годы о наследии Бэрри однажды напомнил Крис Андерсен. В бытность игроком „Денвера“ ему пришлось бросить штрафные „из-под юбки“, причиной тому была травма запястья, но продолжения у этой истории не было.

В ПОИСКАХ СЕБЯ ПОТЕРЯЛ СВЯЗЬ С СЕМЬЁЙ…

Как уже говорилось, лишь самый младший из сыновей Рика воспользовался советами отца. Почему же его старшие сводные братья отказались продолжать дело родителя? Джон, Брент и Дрю играли в НБА, их старший брат Скутер стал чемпионом НСАА в составе Канзаса, и все они бросали штрафные классическим способом. Однако, как говорит Рик, его это не беспокоило, так как все они атаковали с процентом под 80. Одной из версий, почему старшие сыновья Бэрри не стали пользоваться редкой, но эффективной техникой своего отца, в то время считалось то, что дети в основном росли без отца и это их обижало. Все они воспитывались их мамой Пэм – первой женой Бэрри и не хотели иметь связей с папой.

В 1988 году в интервью газете „Лос-Анджелес Таймс“ Скутер Бэрри признался: „Я не хочу никого обманывать, у меня свой путь“. В журнале „Спортс Иллюстрэйтед“ в 1991-м появились слова Джона: „Я пытаюсь быть самим собой и не хочу, чтобы ко мне относились как к сыну Рика Бэрри“. В той статье было описано, как Рик оставил свою жену с маленькими детьми, и именно поэтому дети решили не продолжать его традицию – это было своего рода семейным восстанием.

Но жизнь продолжается, и уже Брент, Джон и Дрю завершили свои профессиональные карьеры. На подходе к взрослой жизни Кеньон. Возможно, он не обладает баскетбольным талантом старших Бэрри, но, что приятнее для отца, он, как упоминалось ранее, стал продолжателем его дела жизни. „Почему бы не опробовать этот способ, когда твоим учителем является легендарный баскетболист, который так прекрасно бросал штрафные, да к тому же ещё он твой отец? Я не могу понять, почему после него никто не стал так бросать?“, — говорит юный Кеньон. Пока не ясно, окажется ли Бэрри-младший в НБА, но Бобби Креминс, который тренировал Джона и Дрю в университете „Джорджии Тэк“, а позднее взял в Чарльстон Кеньона, уверен, что гены возьмут своё: „Без сомнения, это удивительная династия являются одной из лучших баскетбольных семей за всю историю. Поэтому я думаю, что и Кеньон сможет заиграть на высоком уровне“.

У Рика, как всегда, есть своя точка зрения на любую ситуацию: „Знаете, я не придаю большого значения тому, что через сына мой бросок возвращается. Дело не в нем, дело во всех тех игроках, которые имели проблемы со штрафными, но не воспользовались моей техникой. Зря они всерьёз не отнеслись к моему броску. Я ждал, что у кого-нибудь наконец-то хватит ума, чтобы воспользоваться тем, что реально приносит пользу. А сейчас мне просто приятно видеть, как мой сынок в играх за колледж легко набирает бонусные очки таким способом, но ещё приятнее будет, если он сможет дорасти до профессионального уровня и при этом не откажется от своего фирменного знака“.

Если старшим сыновьям Рика поскорее хотелось выйти из тени своего знаменитого отца, то младший ищет в этом практический смысл: „Я не чувствую никакого давления от того, что я сын легендарного игрока. Наоборот, я испытываю большое уважение к своему папе и дедушке, и просто хочу быть лучшим по реализации штрафных бросков, честно. Отец всегда учил меня отдавать максимум усилий и тратить всё свободное время для достижения поставленной цели, и я считаю это прекрасным качеством. Благодаря такому подходу к тренировкам я продолжаю прогрессировать. Я уважаю его за то, что он всего себя отдавал делу всей своей жизни“.

Как видим, перед нами чистый Бэрри, который, как Рик и Дик, является перфекционистом – человеком, который всегда будет трудиться ради наилучшего результата. И даже если Кеньон никогда не окажется в НБА, для максималиста Рика главным будет то, что именно его сын завершил отцовское дело. „Мне кажется, папа полюбил этот бросок с самого детства, и это стало для него благословением. Благодаря этой особенности он стал уникальным игроком. Я не видел, чтобы еще хоть кто-нибудь пробивал штрафные именно так. Поэтому я могу стать одним из последних, кто воспользуется его методами. Но… не стоит загадывать, всё может измениться“.

По материалам Кевина Фикслера.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 12
30 апреля 2017, воскресенье
29 апреля 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Какое событие регулярного чемпионата НБА стало самым ярким?
Архив →