Брайант: последний раз было страшно в шесть лет
Фото: Getty Images
Текст: Юрий Усынин

Брайант: не сравнивайте меня с Джорданом

О собственном величии, сравнениях с Джорданом, 81 очке за игру, поступке Рашида Уоллеса и истории с хлопьями – в интервью Коби Брайанта.
19 января 2013, суббота. 16:30. Баскетбол
– Коби, в последнее время сложилось ощущение, что вы стали более спокойным. Так ли это?
– Всегда был таким, просто сейчас, наверное, окончательно заматерел. За 17 лет в лиге повидал много. Меня уже ничем не удивишь. Я уже не так вспыльчив, как в былые годы, да и тело моё уже потихоньку стареет. Но это дополнительный вызов, который мне бросает организм каждый день. Тем не менее всё равно позитивно настроен, так как чувствую, что ещё очень силён. Я рождён, чтобы играть в баскетбол и быть среди лучших игроков в истории. По-прежнему беззаветно люблю эту игру.

Мой мозг вообще не способен воспринимать страх. Я даже никогда не задумывался ни над чем подобным. Последний раз мне было страшно в шесть лет, когда занимался каратэ. У меня был оранжевый пояс, а тренер поставил меня против парня с чёрным поясом, к тому же на два года старше меня и намного тяжелее. В итоге все закончилось вполне логично – он надрал мне задницу. Только потом я понял, что всё было не так страшно, как я себе это представлял, и на самом деле нечего было бояться. Если вы правильно себя настроите, то никто не сможет вас запугать.
– Значит, вас не назовёшь бомбой замедленного действия?
– Нет, что вы (смеётся). Я каждый день выкладываюсь на тренировках, не даю себе слабину, работаю до конца. Знаю, что на моём баскетбольном веку осталось не так уж и много времени, но собираюсь каждый день наслаждаться происходящим вокруг. Я всё ещё нахожу мотивацию для себя.

– Вы способны прибавить?
– По окончании сезона-2002/03 я достиг своего пика. Бросок, защита, дриблинг, переход из обороны в атаку – всё было почти идеально. Тогда речь могла идти разве что о небольшой корректировке того или иного элемента. Довелось слышать, что в последние годы я прибавил в работе ног, но я всегда отлично перемещался по паркету. Если вернуться лет на 10 назад, вы увидите, что я тогда мог делать всё, что душе угодно. Совершенствованием работы ног впервые занялся в 9 лет. Думал о том, как могу использовать это для получения преимущества. Подобные технические тонкости всегда меня интересовали.

– Как думаете, вам покорится планка в 50 очков ещё хоть раз?
– Да, это однозначно ещё случится.

– Почему вы выиграли только один титул MVP?
– Всё просто – я играл в одной команде с Шаком. Я действительно многим жертвовал, играя рядом с ним. Делал это ради команды. Если бы мы никогда не играли вместе, кто знает, как бы всё сложилось.

– Вы когда-нибудь, оглядываясь назад, восхищались собственными достижениями? К примеру, 81 очком за игру.
– Вы знаете, я до сих пор ни разу не смотрел ту игру. Не чувствую необходимости в этом. Что нового смогу вынести из видео? Если я и смотрю баскетбол, то только изучая очередного соперника.

– Когда в последний раз пересматривали игры Джордана?
– Ух, так сразу и не припомнить. В своё время смотрел много игр с его участием, но это было уже очень давно.

– Что чувствовали, когда столкнулись с ним лицом к лицу на паркете на второй год пребывания в лиге?
– Тогда наша разница в возрасте составляла впечатляющие 14 лет. Тем не менее я не нервничал и уж тем более не боялся встречи с ним. Майкл смотрел на меня так, будто собирался оставить от меня мокрое место. Надо был дать ему понять, что я не просто ещё один соперник и он ещё не встречался с таким оппонентом. Мне было недостаточно просто играть против него, я должен был дать ему настоящий отпор.

– Вы ему говорили об этом на площадке?
– Я доказал ему это своей игрой.

– Вы говорите, что устали от сравнения с ним, но наверняка вам льстит такое внимание?
– С уважением отношусь ко всему, чего он достиг на паркете, но с возрастом Джордан стал сдавать в качестве игры. После его ухода я постарался отбросить все сравнения, так как не желал быть на него похожим. Хочу, чтобы меня помнили как великого игрока, не сравнивая с Джорданом. Но я никогда не забуду, скольким вещам я у него научился. Я многое почерпнул в игре Его Воздушества: заимствовал различные движения, "фишки". Единственное, призываю: не надо нас сравнивать. Мы находились в совершенно разных ситуациях. Я пришёл прямиком из школы и попал в команду с доминирующим центровым. Мне было всего 17 лет. Вдумайтесь в эту цифру! Чем больше вы вдаётесь в детали, тем больше замечаете различия между нами. В конце концов я просто перестал обращать внимания на эти пересуды в прессе.

– Как ни странно, к концу карьеры подобные разговоры вновь набирают оборот.
– Сейчас я не против этого. Главное отличие в том, что на данный момент я нахожусь на завершающем этапе карьеры и могу, оглянувшись назад, оценить все, чего добился. Болельщики всегда хотят знать, кто лучше. Им нравятся подобные разговоры о сравнении игроков. Я лишь продолжаю играть. Вот почему людям нравится эта игра: есть масса разных тем для обсуждения и почти бесконечных споров.

– Как бы вы отреагировали, если бы в начале карьеры довелось услышать: "17-летный парень, выбранный под №13, войдёт в десятку величайших игроков за всю историю".
– Это звучит просто невероятно. Скажи мне кто-нибудь это тогда, в самом начале моего пути, счёл бы, что этот человек сумасшедший. Точно не в себе.

– Вы входите в пятёрку лучших игроков всех времен, на ваш взгляд?
– Я не знаю. Надеюсь, что да. К тому же у меня есть ещё немного времени в запасе. Но, честно говоря, не меряю свое наследие такими категориями. В будущем будет достаточно времени, чтобы поразмыслить над этим.

– Вы когда-либо испытывали страх во время матча?
– Никогда. Мой мозг вообще не способен воспринимать это чувство. Я даже никогда не задумывался ни над чем подобным. Последний раз мне было страшно в шесть лет, когда занимался каратэ. У меня был оранжевый пояс, а тренер поставил меня против парня с чёрным поясом, к тому же на два года старше меня и намного тяжелее. В итоге все закончилось вполне логично – он надрал мне задницу. Только потом я понял, что всё было не так страшно, как я себе это представлял, и на самом деле нечего было бояться. Если вы правильно себя настроите, то никто не сможет вас запугать.

– Эти 17 лет быстро пролетели?
– В мгновение ока. За эти годы было много ситуаций, которые я помню, словно они произошли со мной вчера. Будучи новичком, в своём первом тренировочном лагере на Гавайях я заказал большую тарелку хлопьев в номер. Оказывается, они стоили 80 долларов! И это в 1996 году! Я сказал: "Чёрт возьми, нет" и их пришлось унести обратно. Я оделся, дошел до магазина в паре минут от гостиницы и купил большую коробку хлопьев и пакет молока, заплатив за это 10 баксов.

– Многие ветераны не любят дерзких новичков. Наверное, многие пытались поставить вас на место?
– О да, пытались не раз. К примеру, в Портленде Рашид Уоллес свалил меня с ног в одном из переулков и уставился на меня. Но я сразу дал понять, что я не тот, на кого можно просто так "наехать".

С уважением отношусь ко всему, чего он достиг на паркете, но с возрастом Джордан стал сдавать в качестве игры. После его ухода я постарался отбросить все сравнения, так как не желал быть на него похожим. Хочу, чтобы меня помнили как великого игрока, не сравнивая с Джорданом. Но я никогда не забуду, скольким вещам я у него научился. Я многое почерпнул в игре Его Воздушества: заимствовал различные движения, "фишки". Единственное, призываю: не надо нас сравнивать.
– У вас случались стычки с Гарнеттом?
– Нет, на самом деле мы с прохладцей относились друг к другу длительное время, он меня особо никогда не провоцировал. Кевин, как и я, пришёл в лигу сразу со школьной скамьи, так что мы, можно сказать, были в одной лодке.

– Трудно ли быть вашим партнёром по команде?
– Нет. Данную тему почему-то излишне раздувают. Если вы приехали работать и выкладываться, то все будет хорошо и никаких проблем не возникнет.

– Кто ваш лучший друг в лиге, не считая партнёров по команде?
(долгая пауза) Из других команд нет игроков, с которыми бы я часто проводил время. Но раз уж надо отвечать, то, пожалуй, Кармело Энтони. Мы довольно близко общаемся. Также хорошо общаюсь со всеми парнями, с которыми играю за сборную. Всех их очень уважаю.

– Обычно прозвища, придуманные самими игроками, не прилипают к ним на долгое время, но эта тенденция не коснулась Чёрной Мамбы.
– По правде говоря, оно существовало ещё до моего прихода в НБА. Ещё со времён игры в парке Нью-Йорка оно ко мне прилипло.

Продолжение следует…
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник