Бурган Назиров
Текст: Лев Савари

"Пришла пора создать палату по разрешению споров"

Агент Виктора Кейру встретился с корреспондентом "Чемпионат.com" и, оставив в стороне эмоции, рассказал о перипетиях дела своего клиента.
12 марта 2013, вторник. 20:30. Баскетбол
Бурган Назиров – личность не публичная. Развёрнутые интервью крупным СМИ никогда не давал, несмотря на то что в агентском бизнесе уже достаточно давно. Более того, его имя вряд ли что-то скажет среднестатистическому болельщику и журналисту. Поэтому, когда я услышал его голос в трубке, был слегка удивлён. "Хочу рассказать вам об итогах слушаний по делу Виктора Кейру. В понедельник буду в Москве, если уделите мне час своего времени, буду признателен", – достаточно чётко пояснил Бурган цель своего звонка. Отказываться от предложения познакомиться с человеком, помимо прочего ведущего дела Андрея Воронцевича, а заодно узнать из первых уст, каким образом петербуржский "Спартак" умудрился выиграть дело в районном суде у другого его клиента, было глупо.

– Бурган, что вас побудило обратиться в прессу?
– Я почувствовал, что возникла необходимость. На прошлой неделе мы проиграли первое слушание по делу о несоблюдении контрактных обязательств АНО "Спартак". Для нас вердикт, вынесенный Колпинским районным судом, стал полной неожиданностью. Мы представили все доказательства, свидетельствующие о неправоте клуба, но этого оказалось недостаточно.

– Что удивило больше всего?
– Многое. Например, представители клуба "Спартак" выступали в качестве свидетелей, хотя являются заинтересованными лицами. Это мне кажется как минимум странным. Суд должен был оценить эти доказательства соответствующим образом и не принимать в расчёт при вынесении решения.

– Виктор присутствовал на каждом заседании?
– На всех, кроме последнего. При этом судья дважды переносила слушания по собственной инициативе. В первом случае для того, чтобы вызвать в качестве свидетеля вице-президента "Спартака" Александра Ярова, а во втором для того, чтобы ознакомиться с уставами организаций до смены юридического лица и после. Зачем это было нужно, никто не понял, ведь наши адвокаты не пытались доказать, что это одно и то же лицо. Речь шла лишь о том, что Виктор приступил к исполнению своих трудовых обязанностей в новом клубе, то есть присутствовал на тренировках и командных собраниях.

– Не интересовались у судьи?
– Нет. Виктор, правда, весьма эмоционально поинтересовался на четвёртом слушании, сколько ему ещё предстоит за свой счёт путешествовать в Санкт-Петербург. Ответ судьи нас поразил: "А что вы волнуетесь, я всё равно не последняя инстанция. Вам придётся подавать апелляцию, и это месяца на три ещё затянется".

– Правильно ли я понимаю, что суд не принял во внимание документы о прохождении медицинского осмотра, датированные разными числами?
– Это вообще отдельный разговор. В одном было написано "игроку требуется два месяца для полного восстановления", во втором – "необходимо сменить место работы". Паноптикум какой-то, медицинская организация занимается кадровыми вопросами. При этом клуб обвиняет Кейру в том, что он не прошёл осмотр. Разумеется, не прошёл, так как на тот момент проходил курс реабилитации. Расстраивает другое, Виктор по просьбе Юре Здовца откладывал операцию, играл на уколах и терпел до последнего, и только после "Финала четырёх" Еврокубка лёг под нож, а с ним так беспардонно поступили.

– На что опиралась защита?
– На то, что клуб находится под юрисдикцией другой организации. При этом адвокаты оппонирующей стороны в открытую заявляют о том, что это не правопреемничество. В таком случае РФБ не имела права допускать петербуржцев к участию в соревнованиях на общих основаниях.

– Иными словами, повторяется история с "Динамо"?
– Не совсем. Там была другая подоплёка, но исходя из регламентов и уставов коллектив, по всей видимости, тоже нельзя было допускать.

– Какова окончательная формулировка суда при отказе в иске?
– Пока нам её не сообщили. Согласно закону на оглашение официального вердикта отводится до месяца.

– Каковы ваши дальнейшие действия?
– Будем оспаривать решение в областном суде.

– Если резюмировать, выходит, что у нас до сих пор не научились улаживать споры между клубами и игроками без шума и пыли?
– Решил разобраться в этом деле и поинтересовался, как обстоят дела в других видах спорта. Например, ФИФА рекомендовала всем национальным федерациям организовать палаты по разрешению споров, в которых работают профессионалы. Палата по разрешению споров имеет существенные преимущества по сравнению с судом общей юрисдикции. В первую очередь палата при рассмотрении дела всегда учитывает специфику спортивных отношений; и рассматривает спор с учетом устоявшейся в футболе практики разрешения споров, в том числе практики ФИФА и Спортивный арбитражного суда в Лозанне.
Во вторых, спор разрешается быстрее, чем в суде общей юрисдикции, что очень важно для спортсмена. Также решение исполнить проще, чем решение суда общей юрисдикции. Аналогичная система разрешения споров существует в КХЛ, осуществляемая дисциплинарным комитетом. А что происходит в суде общей юрисдикции? Большинство служителей Фемиды вообще не представляют, что такое спорт, не понимают саму суть отношений между клубом и игроком.

– Выходит, что "Спартаку" было выгодно не рассматривать дело в Спортивном арбитражном суде при ОКР?
– Не знаю, мне сложно судить. Однако кажется странным, что клуб не захотел решить всё быстро, начав настаивать на том, что этот спор является трудовым. В арбитражном суде, являющемся третейским, по законодательству нельзя рассматривать подобные споры. Мы в свою очередь настаивали на том, что он находится на стыке трудового и гражданского права – упирая на то, что клубом были нарушен не столько договор, но и регламенты РФБ. Но ответственность за вердикт там решили на себя не брать.

– А почему вы не стали рассматривать дело в баскетбольном арбитражном трибунале ФИБА?
– Для того чтобы подать заявку на рассмотрение, необходимо, чтобы у игроков в контракте присутствовал соответствующий пункт. В России большинство клубов отказывается включать его в договоры с игроками, ссылаясь на типовой документ, рекомендованный национальной федерацией. В этом типовом договоре одним из мест урегулирования споров назван Спортивный арбитражный суд при ОКР. Мы с Виктором обратились туда в первую очередь. Однако данная инстанция не имеет права рассматривать трудовые споры, и дело перешло в суд общей юрисдикции. Очевидно, что такая модель разрешения конфликтов неэффективна.

– Позицией федерации интересовались на сей счёт?
– Я так понимаю, что в РФБ новые люди, и для того, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки, требуется время. Но очевидно, что созрела необходимость создания организации, которая регулировала бы подобные случаи. Надо упорядочить и жёстко регламентировать внутрибаскетбольные отношения, в которых участвуют игроки, клубы и агенты, потому что это фундамент развития профессионального спорта. Наше агентство готово участвовать в разработке этого проекта.

– Вы наверняка не раз сталкивались с подобными случаями.
– К сожалению, в российском баскетболе это не редкость. Каждый случай индивидуален. Иногда удаётся найти компромисс, когда клуб и игрок договариваются о компенсации. Естественно, необходима чёткая процедура решения подобных споров. Наблюдая за тем, как стремительно развивается Единая лига ВТБ, уверен, что подобный институт в ближайшее время появится в российском баскетболе.

– А "Спартак" не пытался уладить с Кейру всё мирным путём?
– Увы. Конструктивного диалога не получилось. Я лично пытался несколько раз найти точки соприкосновения. Разговаривал с Игорем Липским, Александром Яровым. Более того, Юре Здовц хотел оставить Кейру в команде. Но реальных шагов навстречу, к сожалению, со стороны клуба не было.

– У Кейру ещё остались моральные силы ходить на заседания?
– Он настроен решительно. Что, в принципе, понятно – осознание собственной правоты подстёгивает. Мы со своей стороны полностью поддерживаем Виктора. Да и не только мы – большинство коллег постоянно звонят ему, в том числе и "сборники", стараются ободрить. Знаю, что желающих подписаться под письмом в его защиту настолько много, что текст пришлось немного сократить. Ситуация с Виктором тронула российских баскетболистов, они готовы к созданию дееспособного профсоюза. Считаю, что такой орган в российском баскетболе просто необходим. Профсоюз игроков должен стать важным элементом профессиональных спортивных отношений, в частности участвовать в разработке типового трудового договора между клубом и игроком, защищать права баскетболистов, имея своих представителей в упомянутой выше Палате по разрешению споров, лицензировать агентов и т.п.

– Повлияла ли эта ситуация на ваши отношения со "Спартаком"?
– Я вам скажу так, если Виктору предложили бы своевременно всё уладить и вернуться в "Спартак" к Здовцу, он бы согласился, почти не раздумывая. А что касается меня со всеми клубами, включая петербуржцев, я поддерживаю профессиональные отношения, но самое главное для меня — это мои игроки, и я всегда буду отстаивать их права.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг