Клифф Робинсон
Фото: Getty Images
Текст: Сергей Курманов

Тяжёлая артиллерия

Разрушение мифов о классической игре четвёртых номеров – в материале о сложном процессе эволюции тяжёлых форвардов в НБА.
21 марта 2013, четверг. 22:00. Баскетбол
Клифф Робинсон – один из трёх игроков НБА ростом выше 208 см, забросивший более 1200 трёхочковых за карьеру. Но его нельзя назвать прирождённым снайпером. Робинсон, в активе которого 18 сезонов в лучшей лиге мира, на заре карьеры использовал умение бросать с дистанции только ради того, чтобы заработать право провести на площадке несколько минут. И он никогда не считал себя мастером дальних бросков. "На моём счету более 20 000 очков – и далеко не все из них я заработал благодаря трёхочковым", – признаётся Робинсон.

Его первой командой в НБА стал "Портленд", который по тем временам был одним из претендентов на чемпионство. Робинсону было необходимо вписаться в состав и завоевать место на площадке. Это было непросто, учитывая тот факт, что его партнёрами по команде были Клайд Дрекслер, Терри Портер, Джером Керси и Бак Уильямс. Благо редкое для баскетболиста его роста умение точно бросать с дистанции позволило ему получать игровое время даже при такой конкуренции на паркете. "Я постоянно совершенствовал дальний бросок – и когда появлялась возможность его совершить, был уверен, что мяч попадёт в кольцо, – рассказывает Робинсон. – Можно вспомнить множество примеров, когда большие парни упорно тренируют технику броска с дистанции. Но многие из них во время ответственных матчей теряли уверенность в себе и старались атаковать из-под кольца. Я же всегда считал, что если буду работать над этим аспектом на тренировках, у меня хватит духа использовать дальнобойный потенциал и во время игр".

Робинсон всегда старался показать себя универсальным баскетболистом, чтобы получить игровое время, даже учитывая ту бешеную конкуренцию за место в составе, которая существовала на тот момент в "Трэйл Блэйзерс". Но в итоге именно он вместе с парочкой других "больших" с отличным дальним броском изменил саму суть игры четвёртых номеров в НБА. "Рад, что в какой-то степени стал одним из первых "больших" новой формации. Мне удалось показать, что тяжёлые
форварды и центровые могут быть опасны, не только атакуя с близкой дистанции", – признается Терри Миллз, ещё один высокорослый снайпер начала 90-х.

Тем не менее Робинсон и Миллз не очень похожи на коллег по амплуа, которые сейчас выступают в НБА. Они оба входят в число 12 баскетболистов ростом за 206 см, которые до начала нового века в среднем за матч более трёх раз атаковали кольцо из-за дуги. И другие представители этого списка начинали карьеры в тот момент, когда им приходилось доказывать состоятельность в разнообразных аспектах игры. Тренеры команд, в которых они выступали, были рады такому неординарному навыку для больших парней. Тем не менее уникумам приходилось доказывать состоятельность в классическом понимании игры четвертого номера.

"От меня всегда требовали активных действий под кольцом", – отмечает Робинсон.
Но баскетбол изменился – и тренеры всё меньше требуют от тяжёлых форвардов и центровых, обладающих хорошим броском из-за дуги, постоянной работы в трёхсекундной зоне. И если в сезонах-1992/93 и 1993/94 только один игрок, чей рост был выше 206 см, более трёх раз бросал по кольцу с периметра, то в этом году таких баскетболистов набралось аж 15.

"Когда я был юнцом, мне нравилось возиться с мячом, идти в проходы. В общем, делать всё то, что должен уметь классический защитник, – признаётся Робинсон. – После этого начал стараться комбинировать игру на периметре и под кольцом, что сделало меня достаточно универсальным баскетболистом. Тогда и понял: чем больше ты умеешь, тем больше времени будешь проводить на паркете".

Как мы уже говорили ранее, Робинсон не был единственным "большим" в лиге с подобными навыками. В 1990 году в НБА появился ещё один похожий игрок. И это был выпускник университета Мичиган, Терри Миллз. Начинать карьеру профессионального баскетболиста ему пришлось именно в роли классического мощного форварда. В колледже у него был высокий процент попадания с игры, к которому он прибавлял приличное количество подборов за игру. В первые два сезона в НБА Миллз неплохо выглядел и в "Денвере", и в "Нью-Джерси". Но только после возвращения в родной город и подписания контракта с "Детройтом" в 1992 году начал работать над тем, чтобы максимально разнообразить игру. Особенно это касалось работы на дуге. Трёхочковый бросок стал именно тем ключом к успеху, который помог ему провести отличную карьеру в лучшей лиге мира.

Миллзу отчасти повезло. В первом же сезоне за "Детройт" ему довелось поиграть с еще одним четвёртым номером, обладавшим хорошим броском с периметра. Это был Билл Лэмбир. "У меня появился шанс поиграть в одной команде с Биллом, который стал одним из первых больших парней-дальнобойщиков в НБА, – рассказывает Миллз, который сейчас является ассистентом главного тренера колледжа Форда в Дирборне, штат Мичиган. – Он и научил меня тому, что если сможешь научиться отлично бросать издали, то это здорово поможет в дальнейшем. Билл мне помог вырасти в хорошего игрока. Он всегда меня вдохновлял".

В первом же сезоне Миллз из 36 попыток из-за дуги реализовал 10. Год спустя он бросал с периметра в два раза чаще. И каждый третий его бросок был точен. Дальше – больше. В следующем сезоне он реализовал уже 109 из 285 трёхочковых. Искать причины этого прорыва можно очень долго, но сам Миллз связывает это с тем фактом, что в том же году у руля "Пистонс" встал Даг Коллинз, нынешний тренер "Филадельфии". Именно при нём Миллз начал реализовывать потенциал. Тогда он понял, что за тяжёлыми форвардами-снайперами будущее НБА. "Сейчас многим нужны такие парни. Посмотрите на Леброна Джеймса. Он может бросить практически из любой точки площадки. И это лучше всего показывает, что большие ребята не обязательно должны уметь только толкаться под кольцом, – утверждает Миллз. – Когда Коллинз стал тренером "Пистонс", он сразу поставил меня в связку с Грантом Хиллом на пик-н-роллах. И это стало большим преимуществом для нас. Потому что у Гранта была масса вариантов для продолжения нападения. К примеру, отдать мяч мне, чтобы я спокойно забил издали через руки защитника, который был значительно ниже меня ростом".

В том сезоне процент реализации трёхочковых Миллза составлял 39,0%, что помогло "Детройту" выйти в плей-офф. Притом что годом ранее команда из Мичигана победила лишь 28 раз.

Другие представители этой когорты больших "дальнобойщиков" также обязаны успеху прогрессивным на тот момент тренерским идеям. Мэтт Бэллард играл за "Хьюстон", который использовал в нападении большое количество дальних бросков при поддержке звёздного центрового Хакима Оладжьювона. И эта команда завоевала два чемпионских титула. Бэллард вместе с Робертом Орри были также среди тех двенадцати, которые при исполинском росте более трёх раз за матч бросали по кольцу с периметра. И после завершения карьеры Бэллард не покинул клуб, который сделал его чемпионом. Сейчас он работает аналитиком в тренерском штабе "Рокетс". И за все те успехи, которых он достиг, благодарит тренера Руди Томьяновича. "Руди-Ти" опережал время в понимании того, насколько важно использовать в атакующей игре команды трёхочковые броски, – утверждает Бэллард. – Одно время моей основной функцией в нападении было создание пространства для Хакима Оладжьювона, а затем и Чарльза Баркли в трёхсекундной зоне. Кроме того, я участвовал в комбинациях, в которых после пик-н-ролла отскакивал в свободную зону, получал мяч и бросал издали. Он постоянно просил меня открываться на периметре и бросать. И я благодарен ему за то, что он позволил мне играть в таком стиле".

Как и Терри Миллз, Мэтт Бэллард до НБА был классическим "большим". Однако полученные травмы заставили его разнообразить игру, что позволило ему стать одним из немногих четвёртых номеров в лиге, которые умели бы здорово использовать дальнобойный потенциал. Только будучи уже второгодкой в колледже, он начал работать над броском с дистанции. "За все те годы, что я провёл в профессиональном баскетболе, никогда не считал себя специалистом по трёхочковым, – признается Бэллард. – После пяти операций на колене понял, что если и дальше буду испытывать организм на прочность, конец моей карьеры наступит очень быстро. И я начал развивать другие навыки. Получается, трёхочковые спасли мою карьеру".

Глядя на успешные выступления Миллза, Бэлларда, Робинсона и остальных, нет ничего удивительного в том, что многие команды начали практиковать тактику с использованием в атаке "больших" снайперов. Три специалиста, которые стали новаторами в этой области в 90-х (Даг Коллинз, Джордж Карл и Сэм Перкинс) всё еще являются действующими тренерами. Но настоящая революция, касающаяся универсализма четвертых номеров, произошла на стыке веков.

"В НБА появились ребята вроде Тони Кукоча. Высокие, с неплохой скоростью, — рассказывает Миллз. – Несмотря на большой рост, Тони спокойно работал как на периметре, так и в трёхсекундной зоне. Со временем таких игроков становилось всё больше. Потрясающие мастера, такие как Дирк Новицки и Кевин Дюрант, показали, что габариты не ограничивают действий баскетболиста на паркете".

Успешная игра мощных "дальнобойщиков" повлекла за собой появление целой плеяды таких баскетболистов. Снайпер из "Сан-Антонио" Мэтт Боннер говорит, что ему повезло попасть в команду, которая ещё до его появления практиковала четвёртых номеров, обладающих хорошим броском с дистанции. "Мне очень повезло работать с тренерами, которые не увязли в пережитках прошлого и не стали бездумно пихать меня в трёхсекундную зону. Практически во всех командах, где мне довелось побывать, я был самым высоким парнем, который к тому же в поте лица работал над техникой броска. Это большая удача, что мне попадались прогрессивно мыслящие специалисты, – признается Боннер. – Это, скорее, похоже на европейскую модель баскетбола, где используют схожую тактику. В какой-то степени это тотальный баскетбол, где каждый может сыграть под кольцом, каждый может бросить из-за дуги. По сути, любой игрок вне зависимости от амплуа может оказаться на любой позиции в нападении. И он должен быть к этому готов".

Долговязый форвард "Финикса" Ченнинг Фрай рассказывает, что высокий уровень атлетизма, присущий игре классического четвёртого номера, заставил его больше работать над дальним броском. И пока игра под кольцом будет требовать большой физической мощи от игрока, размер и габариты будут иметь большое значение для НБА. И в связи с этим умение разнообразить игру за счёт хорошей работы на периметре компенсирует для Фрая отсутствие серьёзной мышечной массы. "Единожды во время одного из сезонов я весил около 113 кг. Поэтому состязаться в мощи с настоящими гигантами для меня не имеет смысла, – утверждает Фрай. – По этой причине стал упорно совершенствовать трёхочковый бросок. Это тот аспект игры, который позволил мне
действовать более разнообразно. Кроме того, это помогло нашим центровым чувствовать себя более свободно под кольцом".

Ченнинг Фрай лишь 23 раза бросил из-за дуги за четыре сезона в "Аризоне" и совершил 70 таких попыток за первые четыре года в НБА, выступая за "Никс" и "Трэйл Блэйзерс". Но, как и его предшественники в 90-е годы прошлого века, ему повезло попасть в команду, которая исповедовала такую философию нападения, которая позволила Фраю, как любителю бросить с дистанции, почувствовать себя как рыба в воде. Он присоединился к "Финиксу" в сезоне-2009/10 и с того момента в среднем за год совершал около 364 трёхочковых бросков. Под руководством Майка Д’Антони и Элвина Джентри "Финикс" использовал весь атакующий потенциал баскетболистов. И Фрай быстро понял, что попал в тот клуб, который позволит ему показать лучшие навыки.

"Сейчас меня все знают как хорошего снайпера. И это помогает тренеру варьировать тактику игры в нападении с участием разных баскетболистов, – рассказывает Фрай. – Я знал, что обладаю хорошим броском, так почему бы это не использовать?! Я не буду проводить столько же времени на паркете, как Амаре Стаудмайр. Мне никогда не стать таким же здоровым, как Робин Лопес. Так что же мне оставалось делать? Я смог приспособиться – и благодаря этому Амаре получил больше свободного пространства в трёхсекундной зоне. И он смог это использовать. Благо в команде был такой гений паса, как Стив Нэш".

Физическая форма игрока и уровень доверия тренерского штаба до сих пор являются факторами, влияющими на время, которое тот или иной баскетболист проводит на площадке. Тем не менее эволюция четвёртых номеров, которая началась в ранние 90-е, серьёзно повлияла на их использование в атакующей модели той или иной команды. Упоминая "Хьюстон" тех лет, можно сравнить этот клуб с "Орландо", за которым мы могли наблюдать последние несколько сезонов. Доминирующий центр, окруженный четырьмя партнёрами, способными закидать кольцо соперника из-за дуги. Ничего не напоминает? И команда из Флориды, опираясь на такую тактику, дошла до финала НБА.

Подобный успех еще раз подтвердил, что за мощными форвардами, умеющими бросать с дистанции, – будущее. Такие баскетболисты, как Фрай, Льюис, Андерсон, Виллануэва, Харрингтон и Барньяни, стали востребованными, что сказалось на сумме их зарплаты.

Фанаты баскетбола любят спорить о том, как бы смотрелись звезды баскетбола разных лет, выступая на непривычных для себя позициях. И, сравнивая звёзд прошлого и настоящего, те, кто зажигали, скажем, в 80-е, уступают нынешним мастерам. Современный баскетбол требует, чтобы игрок был быстрее и атлетичнее, в отличие от того, что было 20-30 лет назад. И если конкретный спортсмен испытывает трудности с тем, чтобы прогрессировать в этих аспектах, то ему стоит вспомнить пример тех больших парней, которые в 90-е годы смогли приспособиться к новым условиям, разнообразив свой арсенал при помощи работы над бросками с периметра. В свою очередь это позволило им стать важнейшей боевой единицей в командах, а тренеры при их помощи смогли использовать новые тактические приёмы в нападении. "Я всегда говорил, что должен был родиться на 20 лет позже, – шутит Мэтт Баллард. – Сейчас большие парни без проблем бросают издали. И вокруг многих из них тренеры строят игру всей команды".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница