Дэвид Кан
Фото: Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

Кан: каюсь, мы не следили за Карри перед драфтом

О своей отставке, периоде работы в "Миннесоте", истории обмена пиков, драфтах и многом другом – в интервью с Дэвидом Каном от "Стартрибьюн".
9 мая 2013, четверг. 21:45. Баскетбол
– Дэвид, застала ли вас отставка врасплох? Какие чувства испытываете?
– Признаюсь, это было немного неожиданно. Сейчас я немного разочарован: даже грустно, если хотите. Но и чувство облегчения также присутствует.

– Облегчения?
– Именно. Ведь за последний год с небольшим я практически обитал в больницах. Этот кошмар, ставший моим личным вызовом, начался с травмы Рики Рубио в марте прошлого года. Длится он по сей день. Было непросто выживать в ситуации, когда игроки и тренер то и дело отсутствовали по причине повреждений или болезни близких, как в случае с Риком Адельманом.

– Вы уже встречались с Гленом Тэйлором?
– Нет, но мы успели пообщаться по телефону. Последние несколько дней мы частенько созваниваемся.

– Но, видимо, личная встреча всё же состоится?
– Обязательно. Думаю, это произойдёт в ближайшее время. Мы оба хотим поговорить с глазу на глаз.

– Вы ведь совсем недавно вернулись из Европы...
– Дело в том, что я был просто обязан просмотреть одного игрока, у которого заканчивается сезон. Его рекомендовали сразу несколько скаутов, так что я не мог игнорировать столь привлекательного атлета.

– Как идут переговоры руководства с Адельманом?
– Насколько я знаю, пока ничего не решалось. На мой взгляд, пока рано говорить об этом. Однако многие склонны расценивать ситуацию следующим образом: мол, выбор за Риком, захочет ли он вернуться. Лично я нисколько не сомневаюсь в том, что тренер хочет продолжить работать с "Миннесотой". Посему все мы практически уверены, что Адельман останется. Также надеемся, что его супруга окончательно поправится, что несомненно придаст специалисту и его подопечным уверенности.

– То есть, если её сумеют вылечить, он сможет продолжить тренерскую деятельность?
– Так и выходит. Я верю, что они справятся. Но давайте не будем излишне углубляться в рассуждения о чужих семейных вопросах.

– Как охарактеризуете команду, которую сколотили собственноручно?
– Это добротный коллектив, без дураков. В ближайшие 7-10 лет он заставит считаться с собой. Сами подумайте: мало у кого есть такая связка талантливых баскетболистов, как Рики Рубио и Кевин Лав. Рядом с ними и Никола Пекович превратился в одного из лучших центровых лиги. Не стоит забывать и о Кириленко, Шведе, Бареа, Бадингере и остальных. Большой плюс – это молодость и одарённость состава. Когда я только прибыл в Миннеаполис, ситуация была откровенно не лучшей. С тех пор организация стала в разы сильнее абсолютно во всех сферах деятельности.

– Вы говорили про 7-10 лет… Значит, вы практически уверены, что Кевин Лав не покинет команду в 2015 году, воспользовавшись соответствующей опцией в контракте?
– Опять же, любой игрок принимает решение о своём будущем не раньше, чем настаёт нужный момент.
Я не думаю, что Кевин начнёт действовать раньше. И не нужно раздувать истерик вокруг этой ситуации. Нет смысла говорить о чём-то раньше, чем оно может случиться. Впереди ещё немало времени, так что давайте наберёмся терпения.

– То есть ситуация прояснится лишь через два года?
– Ну да. Может, чуть раньше, если клуб решит предложить форварду продление действующего соглашения.

– Как считаете, вы правильно разрешили ситуацию с предыдущим продлением его контракта?
– Мы избрали единственно верное решение. Разве что тогда я следовал инструкциям владельца "Тимбервулвз". Помню, мне пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить Глена в необходимости максимального контракта. Опция игрока также была необходима, чтобы Кевин не чувствовал себя ущемлённым в правах. Как итог, решение устроило всех, что не может не радовать.

– Вы частенько делали ставку на талантливых игроков, которые, тем не менее, никак не могли реализовать свой истинный потенциал. Вы бы повторили то же самое несколько раз, как в случаях с Бизли, Миличичем, Рэндольфом и Уэбстером?
– Цена на Майкла нас устраивала, а финансовое положение клуба оставляло желать лучшего. Мы нуждались в недорогом талантливом игроке, ведь чуть не вышли за потолок зарплат. Мне показалось, что он слишком способный парень, и что нельзя упускать такую возможность. Временами он действовал действительно здорово, особенно в атаке. А вот на другом конце площадки Бизли испытывал большие проблемы. Что касается Дарко, мои помощники очень высоко отзывались о нём. И он действительно имел возможность стать одним из сильнейших пятых номеров в лиге. Миличич располагал огромным спектром навыков, и при должном психологическом настрое мог достичь очень и очень многого. Кстати, его контракт, о котором так много говорили, вовсе не был раздут: согласитесь, $ 4 миллиона в год – нормальная сумма для запасного центрового в клубе НБА. Но, увы, ему так и не удалось в полной мере справиться с окружающим давлением.

– Что с остальными?
– Рэндольфа очень рекомендовал Дэйв Уол. Наше исследование подтверждало, что парень может вырасти в самую настоящую звезду. Опять же, финансовая составляющая тоже выглядела крайне соблазнительно. Риски были минимальны, ведь мы понимали, что его стоит брать, так как не собирались переподписывать Кори Брюэра. Ну а с Мартеллом, к сожалению, наши пути пересеклись именно в тот период, когда его беспрестанно преследовали травмы. Ведь в "Портленде" он играл замечательно, а теперь проводит очень качественный сезон за "Вашингтон". Кстати, всё говорит за то, что им будут заинтересованы многие клубы НБА уже грядущим летом. Нам с ним просто не повезло. Повторю, он очень качественный игрок.

– Перед тем как летом 2011 года вы пригласили на просмотр Дэвида Ли, ходили слухи, что вы собирались обменять Кевина Лава на Энтони Рэндолфа. Но "Голдэн Стэйт" ответил отказом...
– Это враньё. Я никогда не хотел обменивать Кевина. Кстати, если бы я предложил руководству это сделать – долго бы на своей должности точно не задержался. Это факт.

– А если бы была возможность подписать Ли, оставили бы в составе обоих?
– Пожалуй, мы так бы себя и повели. Но у меня изначально не было чувства, что Дэвид останется с нами после того визита. Да, он был заинтересован в нас. За последние четыре года я понял, что постоянно пытаюсь изменить одну вещь: баскетболисты не хотели ехать в "какой-то там" Миннеаполис. А его приезд стал серьёзным шагом, хоть я и не видел серьезных намерений со стороны игрока. Когда ты безработный, такие поездки по клубам в порядке вещей. А я подумал, что это подходящий повод изменить имидж команды к лучшему. Разумеется, мы не могли предложить ему такие же условия, как дружина из Окленда. За такую цену брать чуть ли не двойника Кевина, было нелогично.

– Как считаете, удалось сделать "Миннесоту" более привлекательным местом работы?
– Пусть другие оценивают. Посмотрите, что мы имеем за четыре года работы: Рики и Кевин взаимодействуют здорово под началом Адельмана; есть Кириленко и экс-чемпион НБА Бареа, а также целая россыпь молодых талантов. Единственное, что стало непреодолимой преградой за последний год – это нескончаемые травмы. В остальном я более чем доволен нашей организацией.

– Известно, что в 2009 году вы считали Курта Рэмбиса готовым к должности главного тренера. Но после выбора двоих разыгрывающих на драфте выяснилось, что система этого специалиста вовсе не предполагает усиление лучших качеств плеймейкеров...
– Я не хочу, чтобы мы сейчас всячески поносили Курта. Он вправе гордиться нападением, которому мы уделяли огромное внимание. Но оборона откровенно хромала. Возможно, стоит спросить его самого. Но возможно, будь у него шанс изменить что-то, он бы применил схемы попроще. Тогда поначалу ребятам было бы проще понимать замыслы тренера и подстраиваться под его философию.

– Если бы у вас была возможность, остановили бы выбор на специалисте, уделявшем больше внимания разыгрывающим? Помнится, тогда вы симпатизировали Марку Джексону.
– Подобными вопросами задаёшься всегда. Помню, ваши коллеги писали тогда, что "Тимбервулвз" впервые в истории наняли тренера, которого вполне мог бы рассматривать кто-то ещё. Вообще, Курт был лишь одним из кандидатов, на которого пал выбор. К тому времени он имел опыт работы в "Лейкерс", а также долгие годы являлся помощником самого Фила Джексона. В бытность игроком его тренировал Пэт Райли, у которого был Мэджик Джонсон: на минутку, один из величайших разыгрывающих всех времён, если не абсолютно лучший. Ни в коем случае не нужно винить во всем Рэмбиса: это целиком и полностью мой просчёт.

– Многие болельщики считают, что вы неправильно поступили в ситуации с Элом Джефферсоном. Вы до сих пор считаете, что игра стоила свеч?
– Конечно. Ведь без этого шага мы бы не смогли предложить Лаву большие деньги.
Понимаю, порой слишком многие обращают внимание исключительно на атаку, напрочь забывая о защите. Вопрос не в том, могли ли Эл и Кевин сосуществовать в нападении. Их совместное пребывание на паркете создало бы нам немало трудностей в обороне. В итоге всё свелось к финансовой выгоде на пару лет вперёд: контракт Джефферсона занимал немало места и делал невозможными определенные трансферные шаги. Так что решение было принято во благо клуба.

– Как долго вы заманивали Адельмана? Больше трёх месяцев?
– Да.

– Наверняка вы особенно гордитесь именно этим приобретением...
– Кстати, это было совсем непросто. Многие до сих пор удивляются, как такое вообще могло произойти. Нет, проблемы были вовсе не с Риком. Я боролся с желанием давить на него: это было бы, пожалуй, худшим решением на тот момент. Ему просто требовалось время, чтобы понять, хочет ли он вернуться в большой баскетбол в качестве главного тренера или нет. Также я очень горжусь трэйдом, при котором Миллер и Фой были отданы "Вашингтону" в обмен на драфт-пик лотереи-2009, который позже "превратился" в Рики Рубио. Думаю, мы бы не осмелились взять испанца под шестым номером, не будь у нас сразу двух пиков в первой десятке. Я знал, что его пришествие в НБА затянется на пару лет. И тогда встал вопрос об основном разыгрывающем, в результате чего появилась кандидатура Флинна. Не знаю, что бы мы сейчас делали, не будь того самого обмена… Ведь Рики, равно как и Кевин, являются ключевыми фигурами, от которых в огромной степени зависит будущее команды.

– Но почему же Флинн вам понравился больше Карри?
– Каюсь, Карри мы перед драфтом не просматривали. Уследить за всеми очень тяжело, когда вокруг столько талантов. На тот момент у Флинна обнаружились лидерские качества: он был крайне харизматичным и динамичным парнем. Он замечательно проводил свой дебютный сезон, был уверен себе. Но потом получил повреждение бедра. Джонни чувствовал, что в процессе восстановления что-то шло не так, но молчал. И это повредило его карьере. Надеюсь, он всё-таки сумеет окончательно оправиться и вернуться в большой баскетбол. Парень ведь ещё очень молод. Помню, Билл Ламбир сравнивал юного Джонни с самим Айзейей Томасом! Он нравился очень многим. Но его взрывной характер, равно как и игровые качества, со временем несколько угасли.

– Могло ли всё сложиться иначе, если бы Флинн не играл с первых минут?
– Мы с Куртом долго гадали над этим. Наставник вообще удивился, что мы не предпочли Рамона Сешнза. Но Джонни заслуживал попадания в "старт". Флинн – прирождённый лидер. Так что ответ на ваш вопрос – и да, и нет. Мы не могли выпускать его со скамейки: в условиях финансовой недостаточности приходилось задействовать на паркете всё лучшее, чем мы располагали.

– Кто из задрафтованных европейцев, на ваш взгляд, сумеет закрепиться в лиге?
– Надеюсь на Неманью Бьелицу. Он должен быть готов к выступлению в НБА уже в следующем году. Алексея Шведа мы не драфтовали, но если честно, парень может стать особенным. Грядущее лето станет ему огромным уроком. А Бьелица вполне потянет роль добротного "ролевика".

– А что скажете о Пауло Престеше и Хенке Нореле?
– Не думаю, что Престеш заиграет. Ему тяжело поддерживать хорошую форму. А вот Норел провел замечательный сезон в Испании. Впрочем, равно как и Робби Хуммел.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник