Президент Евролиги Жорди Бертомеу
Фото: Getty Images
Текст: Антон Соломин

Будет чемпионат России или нет? Евролиге всё равно

Президент Евролиги Жорди Бертомеу провёл традиционный неформальный завтрак с журналистами в рамках "Финала четырёх" в Лондоне.
12 мая 2013, воскресенье. 14:16. Баскетбол
Главного чиновника европейского клубного баскетбола часто можно упрекнуть в обтекаемости формулировок. Когда в одном человеке дипломатизм высокого руководителя сочетается с истинно каталонской хитростью, получается гремучая смесь. Произносить слова "мы примем решение в ближайшее время", "сначала нужно взвесить все за и против", "необходимо учесть интересы всех сторон" Бертомеу наверняка приходится каждый день — и поди разбери, что скрывается между строк. И всё же в некоторых вопросах — таких, как недавние выходки "Панатинаикоса" или взаимоотношения с континентальной федерацией баскетбола, — руководитель Евролиги демонстрирует подчёркнутую жёсткость. В этом ещё раз убедились журналисты ведущих европейских (и не только) спортивных изданий, которые были приглашены на…

Нет, не на пресс-конференцию. Это было неформальное мероприятие, больше напоминавшее круглый стол времен Короля Артура (недаром ведь всё происходило в Англии!). Бертомеу не отвечал протокольно-банально, а вступал с представителями прессы в диалог. У автора этих строк, например, полушутя поинтересовался, не забыл ли он ещё, как именно и у какого соперника "Олимпиакос" выиграл прошлогодний финал Евролиги. Кстати, спецкор "Чемпионат.com" был единственным представителем России, который задавал вопросы главе Евролиги. И, что приятно, получал не жидкие политкорректные, а вполне вразумительные ответы.

— Довольны ли вы посещаемостью матчей первого дня "Финала четырёх"?
— Для начала скажу, что у Евролиги не осталось непроданных билетов — так что с финансовой точки зрения я доволен. Конечно, после того как семь-восемь "Финалов четырёх" подряд проходили при аншлагах, видеть полупустые трибуны "О2-арены" было непривычно. Но нужно понимать, что "Финал четырёх" — это не только болельщики в зале. В Великобритании баскетболу сложно выдерживать конкуренцию с футболом, но это не значит, что Евролига не должна бороться за популярность нашего вида спорта здесь. Наше решение прийти в Лондон было стратегическим. В Великобритании нет сильного по европейским меркам клуба, нет сильной национальной лиги. Зато здесь недавно прошли Олимпийские игры, несколько матчей регулярного чемпионата НБА, а теперь — и "Финал четырёх" Евролиги. Всё это крайне важно для завоевания крупного британского рынка и, надеюсь, поднимет интерес к баскетболу.

— И всё-таки, видя зияющие пустоты на трибунах, вы не пожалели о решении отдать "Финал четырёх" Лондону?
— Это решение принимал не я, а клубы, которые три года назад на совете Евролиги принимали стратегический план развития Евролиги на 2010—2015 годы. Раз владельцы клубов на это пошли — значит, видели в этом плюсы. И Лондон действительно открыл для нас новые горизонты. Матчи "Финала четырёх" будут транслироваться по телевидению в 199 странах. Проходят они на великолепной арене, одной из лучших и современных в Европе. Наконец, фан-зона Евролиги расположена в культовом месте Лондона — на Трафальгарской площади. До нас никто ничего подобного не делал.

Вместе с тем, конечно, нельзя отбрасывать в сторону вопрос с посещаемостью. Дело в том, что в нынешнем сезоне в связи с расширением формата Евролиги сократился промежуток между плей-офф и "Финалом четырёх". Понимаем, что это создаёт дополнительные проблемы для болельщиков, но мы должны были оставаться в рамках существующего клубного календаря и не могли сдвинуть решающие игры на конец мая. В результате болельщики бронировали места на "О2-арене" ещё до окончания четвертьфинальных серий, а когда их команды не попадали в Лондон — сдавали свои билеты. Плюс, конечно, нельзя не учитывать экономический спад и финансовые трудности многих болельщиков, а также дополнительные бюрократические барьеры с оформлением виз, которых не было, когда финалы проходили в странах Шенгенской зоны.

— Особенно остро визовая проблема стояла в России. Если на будущий год "Финал четырёх" также пройдёт в Лондоне, планирует ли Евролига вести переговоры с британскими властями об упрощении визового режима?
— Так мы и в этом году их вели очень активно! Но правительство Соединённого Королевства крайне жёстко относится к таким вопросам. Мы предлагали различные варианты, которые делали бы процесс получения виз пусть не дешевле, но хотя бы проще. Участвовали в переговорах и российские власти — в частности, Сергей Иванов (руководитель Администрации президента РФ. — Прим. авт.). Однако на все запросы мы получали категорический отказ. Со сложностями столкнулись не только болельщики, но даже игроки. Например, Георгий Шермадини из "Олимпиакоса" получил британскую визу только во вторник — то есть за три дня до полуфинала! Грузинский баскетболист всерьёз рисковал пропустить "Финал четырёх" — это же нонсенс! Но нужно понимать, что мы — только спортивная организация и не имеем никаких рычагов воздействия на государственные органы.

— Скажется ли этот фактор на шансах Лондона принять "Финал четырёх"-2014?
— Безусловно, это очень серьёзная проблема, которую к концу следующего сезона обязательно придётся решить. Кроме того, "О2-арена" будет занята в сроки, когда обычно проводятся решающие игры Евролиги, и освободится только в конце мая. Как вы знаете, год назад мы подписали соглашение с местными организаторами по схеме "1+1", и решение о продлении договора на следующий сезон пока не принято. Если мы останемся в Лондоне, то следующий финальный турнир состоится необычно поздно — с 30 мая по 1 июня. С одной стороны, в этом случае сама собой решится уже упомянутая проблема слишком короткого интервала между плей-офф и полуфиналами. Но на сегодняшний день у Евролиги есть множество заявок на организацию "Финалов четырёх" вплоть до 2018 года — это престижное мероприятие, которое многие клубы хотели бы принять у себя. Так что в случае чего проблем с заменой Лондону у нас не будет. Окончательное решение по месту проведения "Финала четырёх" будет принято в середине июня этого года.

— Как сейчас развиваются отношения между Евролигой и Единой лигой ВТБ? Решён ли вопрос с отбором в еврокубки? И как вы относитесь к возможному исчезновению чемпионата России в следующем сезоне?
— Наша единственная проблема с лигой ВТБ заключалась в запутанности системы клубных соревнований, из-за которой болельщики не всегда понимали, в каком турнире встречаются их команды. Вообще-то этим вопросом должна была заниматься ФИБА-Европа, но поскольку она бездействовала, два года назад мы решили сами взять инициативу. И сейчас этот вопрос решен: восточноевропейская лига является частью Евролиги и делегирует своих участников в наш турнир (со следующего сезона право сыграть в квалификационном турнире главного еврокубка получит лучшая по итогам лиги ВТБ команда среди тех, кто не получил путёвки в основную сетку. — Прим. ред.). Что касается возможных реформ вашего российского чемпионата — это прерогатива клубов и РФБ. К какому бы решению они ни пришли — мы должны его уважать. Для нас главное одно: чтобы команды, проходящие отбор в Евролигу и Еврокубок, соответствовали требованиям регламента этих турниров. Условия едины для всех команд — будь они из Испании, Греции или России.

— Кстати, о Греции. В свете недавних санкций, вынесенных Евролигой в адрес "Панатинаикоса" (штраф 100 тысяч евро и четыре матча без зрителей. — Прим. авт.), президент афинского клуба Никос Яннакопулос, по слухам, собирается развернуть полномасштабную войну против вашей организации. Он утверждает, что Евролига на самом деле зарабатывает в разы больше, чем возвращает клубам, и планирует заняться полномасштабным сбором финансовой информации. Что вы на это ответите?
— Что господин Яннакопулос, по всей видимости, потратит пару лет своей жизни впустую. Финансовая деятельность Евролиги открыта с июня 2000 года — то есть с того самого момента, когда организация была создана. Сложно переоценить вклад, который внесла в развитие европейского баскетбола семья Яннакопулос. Но меня беспокоит, что нынешнее руководство "Панатинаикоса" не продолжает этих славных традиций. Афинский клуб входит в совет Евролиги, и его представители участвовали в составлении всех наших правил и регламентов. Неудивительно, что, когда эти правила нарушаются, причём неоднократно, — следует адекватная реакция. Болельщикам нельзя бросать на трибуны посторонние предметы, а клубу нельзя допускать, чтобы на 17-тысячной арене собиралось 20 тысяч зрителей. А слышать слова Никоса о каком-то испанско-российском заговоре против греков мне просто смешно. Если бы такой заговор действительно имел место, разве самым титулованным клубом Евролиги XXI века мог стать "Панатинаикос"?

— Яннакопулоса также беспокоит вопрос больших бюджетов — и, в частности, бюджета ЦСКА. Как Евролига продвигается в введении так называемых правил финансового Fair Play? Не планируете ли ввести потолок зарплат, который успешно действует в НБА?
— Не стоит ждать, что за один год всё решится. Тем более что Европа — не США, здесь у каждой страны своя специфика, свои законы. Допустим, цены на один и тот же товар в Германии и России могут различаться в два раза — то же самое и с контрактами баскетболистов. Кроме того, европейские государства различаются культурой, понятиями о прозрачности бюджетов, да и просто системой налогообложения. Так что ввести единый потолок зарплат в Евролиге просто нереально. К чему мы должны стремиться — так это к тому, чтобы наши клубы зарабатывали столько же, сколько тратят. Соответственно, если ты зарабатываешь больше других, то и имеешь право больше тратить. Поэтому в нашем турнире можно применить своеобразную схему потолка зарплат, который выражался бы не в конкретной сумме, а в процентах от дохода клуба.

— Не планирует ли Евролига изменить формат "Финала четырёх", чтобы снизить вероятность случайных исходов?
— Нет. Как вы знаете, наш первый титул — в сезоне-2000/01 — разыгрывался в финальной серии до трёх побед. Не стесняюсь признать, что это было моё решение — и что оно было ошибочным. Тогда "Киндер" и "Тау Керамика" подарили болельщикам пять восхитительных матчей, но беда в том, что кроме половины Италии и небольшой части Испании эти игры не вызывали интереса нигде. А сейчас "Финал четырёх" — это настоящий всеевропейский праздник. Который к тому же позволяет нам принести большой баскетбол туда, где его не хватает, — например, в Великобританию. При прежнем формате финала мы бы и мечтать не смогли о том, чтобы наши игры показывались, как я уже говорил, в 199 странах.

Что касается случайности исходов… Вы ведь помните, как именно "Олимпиакос" выиграл прошлогодний финал? Да, тогда все восприняли ту погоню с "-19" как сенсацию. Но разве в течение нынешнего сезона греческий клуб не доказал, что стал сильнейшим в Европе по праву? А в минувшую пятницу он вновь обыграл ЦСКА, чтобы ни у кого не осталось сомнений в его силе. Уж сейчас-то вряд ли кто-то скажет, что "Оли" вышел в финал случайно — греки продемонстрировали блестящую защиту, командную игру и волю к победе.

— Но, может быть, хотя бы стоит отказаться от матчей за третье место?
— Мы долго думали об этом, но решили сохранить их. Как ни странно, именно бронзовые поединки получаются самыми упорными в "Финалах четырёх" — за последние годы в них сыграно несколько овертаймов. Есть мнение, что игры за третье место никому не нужны, но это не так. Во-первых, для не самых сильных команд выиграть хотя бы один матч в "Финале четырёх" — вопрос престижа. Так было, например, в случаях с "Уникахой" и "Партизаном". А во-вторых, болельщики тратят большие деньги, чтобы приехать на "Финал четырёх" и посмотреть на качественный баскетбол. И заставлять их платить такие суммы всего за один матч попросту негуманно. Я понимаю, что игрокам ЦСКА и "Барселоны" будет тяжело выходить в воскресенье на площадку и бороться всего лишь за третье место. Однако мы не можем ставить интересы 24 баскетболистов выше интересов тысяч болельщиков — тем более что именно они платят деньги за просмотр.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница