Коби Брайант
Фото: Getty Images
Текст: Александр Мороз

"Однажды приснилось, что мы устроили Коби порку"

Фил Джексон в своей книге объясняет, чем Коби Брайант отличается от других баскетболистов, и рассказывает о трудностях его воспитания.
20 мая 2013, понедельник. 13:30. Баскетбол
Фил Джексон уже являлся шестикратным чемпионом НБА в качестве тренера, когда пришёл в "Лейкерс". Правда, разработанный план работы с двумя звёздами – Шакилом О'Нилом и Коби Брайантом – улетел в трубу ещё на ранней стадии, когда последний сломал руку в предсезонке. В этом отрывке из книги под названием "11 колец: душа успеха", которая поступит в продажу 21 мая, Джексон объясняет, почему Мамба не похож ни на одного другого игрока, которого ему доводилось тренировать, а также повествует о том, как тренер и баскетболист преодолели препятствия сезона-1999/2000.

"Если детям суждено осуществить несбывшиеся мечты родителей, то пример Коби в этом плане наиболее красноречив. Его отец, Джо Брайант, был форвардом в легендарной "Филадельфии" 1970-х. Однажды он заявил, что играл в стиле Мэджика Джонсона, но в тот момент лига ещё не была готова к игрокам такого типа.

В итоге он завершил карьеру в Италии, где и рос Коби.

Коби был младшим из детей (и единственным мальчиком) в семье, золотым ребёнком и не мог свернуть не туда. Он был ярким и преуспевающим. Обладал несомненным даром от природы. Он тратил часы на изучение приёмов Джордана и других исполнителей, за которыми наблюдал на видеокассетах периодически присылаемых отцу из США. Когда ему было 13, семья переехала обратно в Филадельфию – и вскоре Брайант стал звездой школы Лауэр Мерион. Джон Лукас, тогдашний тренер баскетбольной команды в этом учебном заведении, пригласил парня на тренировки с командой в течение лета и был ошеломлён смелостью и уровнем игры подопечного.

После окончания школы Коби не пошёл в колледж и сразу же перешёл в профессионалы. Даже несмотря на то что с таким высоким средним баллом и уровнем игры он мог бы выбрать любое учебное заведение в стране. Джерри Уэст говорил, что тренировки с 17-летним Брайантом до драфта – это лучшее, что он видел. В итоге Джерри совершил обмен с "Хорнетс" – и задрафтовал Коби под 13-м пиком в 1996 году. Тогда же он переманил Шакила из "Орландо", предложив тому семилетний контракт на 120 миллионов "зелёных".

У Кобе были грандиозные мечты. Вскоре после того как я пришёл в "Лейкерс", Джерри вызвал меня в офис и поведал о том, что Брайант спрашивал у него что-то вроде: "Как мне набирать по 30 очков за игру, если мой одноклубник, Элджин Бэйлор, делает то же самое?".

Помимо этого, Коби был уверен в том, что Джордан является лучшим баскетболистом в истории. Его одержимость Майклом просто поражала. Не то чтобы он скопировал "фишки" Эм-Джея, но отдельные манеры точно перенял. Когда мы играли в Чикаго в том сезоне, я организовал встречу двух звёзд, надеясь, что Джордан сможет втолковать молодому исполнителю прелесть командной игры. Однако первое, что сказал Брайант после того, как они пожали руки: "Знаешь, я могу надрать тебе задницу в игре один на один".

Я восхищался амбициями Коби. Но в то же время понимал, что ему следует выбраться из ракушки, если он хотел выиграть 10 перстней или около того. Очевидно, что баскетбол – командный вид спорта. Для достижения величия необходимо полагаться на товарищей. Однако Брайант даже не пытался держать знакомство с одноклубниками. Вместо того чтобы проводить с ними время после игр, он обычно возвращался в гостиничный номер и там просматривал записи либо же общался со школьными друзьями по телефону.

Кроме того, Брайант был чертовски упрям. Невозможно было просто так указать ему на ошибку и ожидать моментального изменения в поведении или стиле игры. Пока не наступил переломный момент, изменивший ход дел.

Один из таких эпизодов произошёл в феврале. Тот момент, когда команду поразил загадочный недуг. После крайне неудачного матча я закрылся в раздевалке с игроками и спросил их, в чём причина того, что они перестали играть как единое целое. Вопрос был скорее риторический, но я дал знать, что вскоре мы поднимем его вновь. Мы собрались в небольшой видеокомнате в нашем временном тренировочном центре. Там стояли четыре ряда по пять стульев в каждом. В первом ряду сидели Шак, Фокс, Фишер, Харпер и Шоу. Коби расположился в последнем.

Я напомнил главное требование треугольного нападения: "Нельзя быть эгоистичным и надеяться, что эта стратегия будет работать". После того как я позволил любому желающему высказаться, наступило молчание. Я уже думал закончить на этом, пока Шак не заговорил. Он перешёл сразу к делу: "Коби играет слишком эгоистично". Некоторые исполнители кивнули в знак поддержки, в том числе и Рик Фокс, который спросил: "Который раз мы проходим через это?". Никто из команды не встал на защиту Брайанта. После того как я спросил, есть ли ему что сказать, Коби обратился ко всем тихим спокойным голосом и сказал, что просто хочет быть частью побеждающей команды.

Не сказать, чтобы я был доволен собранием. Боялся, что жалобы, оставшиеся без решения, окажут негативный эффект на команду. Мы потерпели четыре поражения в пяти следующих встречах, в том числе и провальный поединок с "Сан-Антонио", в котором мы уступили со счётом 81:105. Однажды мне приснилось, что мы устроили порку Коби и дали Шаку кнут. "Нужды Шака и желания Коби – загадка "Лейкерс", – написал я в своём журнале.

Игроки стали обвинять друг друга – и я понял, что стоит столкнуться с преградой лицом к лицу. Первое, что я сделал, – позавтракал с Шаком и обсудил, что значит быть лидером. Я начал с истории о том, как Джордану удалось настроить партнёров перед пятым поединком с "Кливлендом" в серии 1989 года. "Кавальерс" обыграли нас на своей площадке и сравняли счёт в серии. Майкл же провалил четвёртый поединок.
Но, как бы то ни было, сильно не беспокоился, ведь он верил в свои силы и силы партнёров. Неудивительно, что именно его бросок на последней секунде принёс нам тогда победу.

Сказал Шаку, что ему нужен свой метод для вдохновения партнёров. Он должен излучать уверенность для того, чтобы его одноклубники, и в особенности Брайант, чувствовали, что стоит объединить силы, и они смогут добраться до любых вершин. Первостепенная задача лидера – поднять дух товарищей по команде. Вероятно, Шак слышал нечто подобное и ранее, но на этот раз до него удалось достучаться.

С Коби я пошёл другим путём. Я старался быть максимально откровенным и на глазах других баскетболистов объяснил ему, что эгоистичное поведение идёт во вред коллективу. Во время одного видеопросмотра я сказал: "Теперь я знаю, почему парням не нравится играть с тобой. Вы должны быть одним целым". Кроме того, добавил, если он продолжит в том же духе, поговорю с руководством насчёт его обмена. В этой ситуации у меня не было проблем с тем, чтобы примерить шкуру плохого копа. Иногда нужно было доставать кнут. К тому же я знал, что вскоре Рон Харпер смягчит удар, объяснив Коби ситуацию в гораздо менее резких выражениях.

Чуть позже я побеседовал с Брайантом о том, что такое быть лидером. Сказал ему примерно следующее: "Полагаю, что ты сможешь стать капитаном команды, когда будешь немного старше.

Даже в 25 лет". На что Коби ответил, что может стать капитаном хотя завтра. "Ты не сможешь быть капитаном, если никто не пойдёт за тобой", – ответил я.

В конце концов проблема была решена. Коби стал искать способы, чтобы вписаться в стратегию и больше играть на партнёров. Кроме того, он начал больше общаться с одноклубниками, в том числе и во время выездов. Ну а после "Матча звёзд" всё пошло наилучшим образом. Мы одержали 27 побед в 28 матчах и закончили сезон на первом месте в ассоциации с 67 победами в активе.

Игроки выразили облегчение по поводу решения проблемы, которая преследовала их на протяжении трёх лет. Как позже отметил Рик Фокс: "Коби был миной, которая вот-вот взорвётся. Мы все знали, что кому-то нужно на неё наступить, но никто не решался. Наконец, Фил сделал это – и мы могли ходить куда более спокойно".
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье