Джордж Гервин
Фото: Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

"Не хотел, чтобы соперники питались в фастфудах"

Джордж Гервин — о финале НБА, династиях "Сан-Антонио" и "Лейкерс", ускользнувшем титуле, превосходстве Джеймса и своём двойнике.
19 июня 2013, среда. 17:30. Баскетбол
Джордж Гервин — самая настоящая легенда баскетбола. Один из сильнейших игроков НБА и АБА, лучший снайпер четырёх чемпионатов, 14-й в списке самых результативных игроков в истории обеих лиг. Практически всю свою карьеру он посвятил одному клубу, "Сан-Антонио", куда перебрался из "Вирджинии Сквайрс". Как ни старались некоторые клубные боссы, им не удалось блокировать сделку. О "Сквайрс" сейчас никто не вспоминает, да и тот, нечемпионский "Сан-Антонио" многими забыт — "Спёрс" ассоциируются прежде всего с нынешними звёздами, которые во вторник едва не завоевали пятый чемпионский титул. А ведь в "Вирджинии" мог состояться дуэт Джордж Гервин — Джулиус Ирвинг. Только представьте себе это сочетание на площадке!

Гервин живёт в Сан-Антонио и по сей день: занимается благотворительностью, посещает домашние матчи "Спёрс", да и вообще неотрывно следит за любимым видом спорта. По ходу нынешней финальной серии он несколько раз выступал аналитиком на канале NBA TV. А перед четвёртым матчем и вовсе дал развёрнутое интервью.

— Вы по-прежнему живёте в Сан-Антонио. После завершения карьеры игрока никуда так и не переезжали?
— А зачем? Место здесь замечательное.

— Не удивлены возвращению родного клуба в финал плей-офф?
— Вовсе нет. В прошлом году у "Спёрс" тоже были отличные шансы на участие в "золотой" серии, но мы нарвались на "Оклахома-Сити", с которым не смогли справиться. Поначалу всё было здорово, но потом Дюрант и компания сумели выдать прекрасную серию из четырёх побед кряду. Тем не менее "Сан-Антонио" всегда был в лидерах, всегда претендовал на высочайшие места. Здорово снова видеть их в финале: конечно, Тимми и Ману (Данкан и Жинобили. — Прим. ред.) немного постарели, но Тони Паркер стал ещё сильнее.

— Поделитесь впечатлениями от увиденного: как вам нынешний финал?
— В первую очередь команды играют в отличный, очень качественный баскетбол. Сначала техасцы показали свою мощь. Затем действующий чемпион поиграл мускулами, устроив сопернику хорошую взбучку. А уж в третьем матче "Спёрс" показали сопернику, что серия переехала в Сан-Антонио: устроили ребятам настоящий тёплый и радушный техасский приём! У подопечных Поповича есть все шансы на успех.

— Что произошло с "Майами" в третьем матче?
— Показалось, что флоридцы действительно были не в своей тарелке. Порой так бывает. Парням крайне неприятно, когда такое случается. Но в тот вечер они не играли в свой баскетбол и были наказаны за это.

— Но какова доля вины Леброна Джеймса в таком провале? Действительно ли нужно вешать всех собак на него? Или же стоит отдать должное прекрасной обороне хозяев площадки?
— Конечно, без отменной защиты "Спёрс" такой результат был бы невозможен. Все говорят, что Кавай Леонард "съел" Джеймса с потрохами. Но юный форвард сам прекрасно знает, что это не совсем так. Да, он делает свою работу качественно. Но игрок калибра Леброна может перестроиться и отомстить в любой момент (что он и сделал в матче № 6, записав на свой счёт трипл-дабл. — Прим. ред.). Конечно, MVP действовал не лучшим образом. Но и команда в целом была сама на себя не похожа. А у техасцев, наоборот, что называется, попёрло: они ведь поставили рекорд НБА по количеству реализованных трёхочковых за один поединок финала! Не стоит умалять заслуг "шпор" и их наставника. Попович умеет подготовить подопечных по максимуму. Он понимает, что соперник так просто не уступит титул.

Джордж Гервин

Джордж Гервин

— Поговорим немного о вашей карьере игрока. "Сан-Антонио" 1970-80 годов, пожалуй, одна из незаслуженно позабытых легендарных команд. Вы ведь раза три пробивались в финал конференции, и достичь заветной цели почти получилось в 1979 году, когда "шпоры" проиграли "Вашингтон Буллетс" в седьмом матче финала Востока. Что нынешним любителям баскетбола стоит знать о той команде?
— С того момента, как две лиги объединились, мы почувствовали повышенную ответственность. Мы хотели показать фанатам, как сильно стараемся. И доказать клубам НБА, что умеем играть на высочайшем уровне, что мы уверены в себе и весьма мастеровиты. В одном из первых сезонов мы выиграли более 50 поединков и стали лучшими в конференции. У нас был чрезвычайно качественный состав, я обожал своих партнёров. Тогда я лидировал в лиге по результативности, но, что не менее важно, располагал такими одноклубниками, как Ларри Кенон и Майк Митчелл. Я мог набрать 30 очков, и кто-то из них вполне мог повторить моё достижение в том же самом матче. Мы любили дарить болельщикам зрелище. И уж точно умели много забивать.

— Расскажите о Джеймсе Сайласе, который защищал цвета "Спёрс" с 1973 по 1981 года.
— Всё просто — это Джеймс Сайлас (улыбается). Его форму вы можете лицезреть под сводами арены, а настоящие фанаты клуба знают о нём всё. Если найдёте кого-то, кто защищался тогда против него, обязательно поспрашивайте. Вам расскажут, насколько сильным и мудрым он был, как перед ним капитулировали даже самые сильные защитники того времени. Мне довелось поиграть с ним: потрясающий спортсмен! Я знал, кому пасовать в решающие моменты поединков.

— Постойте, вы ведь Джордж Гервин, не так ли? И вы доверяли кому-то мяч, да ещё в решающие моменты?
— Так и есть. Я знал, что Сайлас буквально вынуждает соперников фолить. А если он становился на линию штрафных, я мог спокойно уходить в раздевалку. Он практически не мазал с линии (85,5% попаданий за всю карьеру. — Прим. ред.). Он действительно был особенным, но его часто недооценивали. Я очень рад, что вы его упомянули. Джеймс Сайлас — один из величайших в истории.

— Практически у всех игроков АБА есть в запасе пара-другая забавных историй. Как насчёт вашей?
— Есть такая. Мы частенько наведывались в Индиану, а у них там такая система бонусов была: если удастся помешать Айсу, то бишь мне, набрать 30 очков, все получат бесплатный обед в "Макдоналдсе". Считаю своим долгом сообщить: я со всей ответственностью заботился о том, чтобы парни не питались в фастфуде. В общем, перекусить за счёт клуба им так и не удалось.

— Сезон-1978/79, пожалуй, стал самым успешным в вашей карьере. Вы ведь вели 3-1 в серии против "Вашингтона" в финале конференции, когда "Спёрс" ещё выступали на Востоке. Что же случилось в последующих трёх матчах?
— Мы были пришельцами из АБА и отличались повышенной результативностью. Запросто переигрывали их, давая залп из всех орудий. Это один из наиболее печальных периодов в моей карьере. Ведь именно тогда мы как никогда были близки к победе в чемпионате НБА. Увы, поверили в победу слишком рано. Должны были дожимать соперника, а они ведь были грозной силой: Уэс Анселд, Элвин Хэйес, Бобби Дэндридж… Но мы так и не вышли в финал.

— В седьмом поединке той серии вы набрали более 40 очков. Были довольны собственным перформансом? Помните какие-то отдельные эпизоды решающего матча?
— Невозможно быть довольным, если не побеждаешь. И я, разумеется, не был. Я мог набрать 30, хоть 40. Но, оказалось, для победы нужно было 50, если не больше. Я не сделал этого — значит позор… Быть чемпионом, стать лучшим — это здорово. Но я ощущаю себя так, будто я и есть чемпион. Ведь у меня была великолепная карьера, а единственное разочарование — отсутствие перстня. Хотя, сожаление — это позабытая эмоция. У меня была возможность, и я не сумел ей воспользоваться.

— Не слишком ли общественность зациклена на перстнях? То есть тяжело выиграть даже один: сам Джерри Уэст из "Лейкерс" чуть не остался без единого титула. А многим великим ведь так и не покорилось это достижение. Возможно ли вообще оценивать атлетов через призму выигранных турниров?
— Это весьма спорный вопрос. Как известно, каждый год чемпионом становится только один. В сезоне-1978/79 мы противостояли "Вашингтон Буллетс", а за год до этого они уже выигрывали титул. Потом мы переехали на Запад, и уже там бились с Мэджиком Джонсоном и Каримом Абдул-Джабаром. И, знаете, они не казались непобедимыми. Нужно было качественно играть и делать это стабильно. К сожалению для нашего клуба, мы так и не сумели это сделать.

— Многие и не помнят, что целый год в "Вирджинии" вы провели с Джулиусом Ирвингом...
— Ха-ха, да, помню такого (смеётся).

— Как у вас получалось делить мяч?
— Было здорово. То был мой дебютный год, а Доктор уже был в команде. Многие не в курсе, но когда после тренировки я собирался уйти в раздевалку, он звал меня: "Эй, молодёжь! Ты куда? Тренировка ещё не окончена". И мы оставались в зале, играли один на один.

— Вот это да!
— Так происходило на большинстве занятий. Так что я многим обязан ему. Благодаря Доку я стал уверенней в себе, моя самооценка повысилась. Я понял, что могу выступать на высочайшем уровне.

— А кто обычно выигрывал в очных противостояниях?
— Поначалу он неизменно побеждал. Но когда я немного окреп и обрёл уверенность, вынуждал его по-настоящему вкалывать.

— Как вы ему противостояли? Джулиус ведь никогда не славился стабильным броском...
— Ваша правда. Тогда я не до конца осознавал это. Вы себе не представляете, насколько он был быстр на тот момент: он мог буквально взорваться в мгновение ока так, что тяжело было даже успеть подумать о каком-то противодействии. Но я начал свой путь с Джулиуса Ирвинга, а закончил Майклом Джорданом.

— Да, вас ведь обменяли в "Чикаго" на закате карьеры. Но также вы успели поиграть и с Артисом Гилмором ещё в "Сан-Антонио"!
— Так и есть, целых три года. Он был полноправной частью той династии, которую мы пытались выстроить в противовес "Лейкерс" (калифорнийцы дважды обыгрывали "шпор" в финале Запада: 4-0 в 1982 году и 4-2 в 1983-м. — Прим. ред.). Когда Артис присоединился к нам, мы почувствовали, что действительно можем обыграть их. И они действительно начали побаиваться нас.

— Вы правда так считаете?
— Сущая правда, поверьте уж старику. Можете спросить у них и убедиться. Я не готов признать, что они были лучше как команда. Просто в конкретных сериях сумели выступить лучше.

— Вы крайне редко прибегали к трёхочковым броскам. Выполняли бы их чаще, если бы играли в современной НБА?
— Нет. Это худший бросок в игре.

— Как же так? Вы ведь играли в АБА!
— Объясню: слишком мал процент успешных атак. Болельщикам, конечно, нравится. Но даже лучшие из лучших дальнобойщиков не забивают больше половины бросков, а то и вовсе остаются ниже отметки в 40%. Если тебе удалось финишировать с показателем за 40% "трёшек" в сезоне, тогда ты молодец, элитный снайпер. Но я практически всегда атаковал из пределов дуги и делал это весьма недурно: я доволен своим показателем в 51% реализации за карьеру.

— Кто из нынешних звёзд НБА напоминает вам себя молодого?
— Кевин Дюрант. Он прекрасно ведёт мяч, может забивать откуда угодно, замечательно финтит. Это я не себя хвалю, не подумайте. Ему осталось отработать правый крюк, и вовсе получится вылитый я! Если он это сделает, будет поистине неудержим.
Источник: NBA
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник