Красненков не понимает, зачем уходить в отставку
Фото: Александр Романов
Текст: Лев Савари

Красненков: при мне больше никого не натурализуют

Александр Красненков в рамках "Круглого стола" в офисе РФБ ответил на вопросы о причинах провала женской сборной России на Евробаскете.
25 июня 2013, вторник. 20:00. Баскетбол
– Александр, как женская сборная умудрилась не пробиться во второй групповой этап континентального первенства?
– А с такой игрой разве можно было, по-вашему? Хотя даже если и можно, то не нужно. Что касается решающего матча с итальянками, то РФБ проделала необходимый анализ и предоставила информацию как тренерскому штабу, так и баскетболисткам, однако, чтобы отмести все разговоры о подсчётах, скажу как есть: выигрывать необходимо не "+6", а "+26", тогда и вопросов не возникнет. А удивлялись в микст-зоне они, очевидно, так как не поняли, что поедут домой достаточно рано.

– Последуют ли какие-то административные решения? И вообще, что планируете делать дальше?
– А что можно делать в такой ситуации? Только готовиться к отборочному этапу Евробаскета-2015. Я в отставку из-за досрочного вылета уходить не собираюсь, я на паркет не выходил. Вы, кстати говоря, тоже масла в огонь подливаете – все вокруг виноваты, все должны освободить свои посты, а непосредственно о тех, кто играл, – ни слова. Как будто проигрывали не девушки, а кто-то другой. Зачем мы их всё бережём, не совсем понимаю. Считаю, что в первую очередь виноваты они сами. Есть вина и тренерского штаба, и наша – РФБ. Но нужно не забывать, что в последние 15 лет нашими предшественниками было сделано всё, чтобы угробить отечественный баскетбол…

– Во всём виноваты клубы, диктующие свои условия?
– Необходимо помнить, что у клубов свои интересы, и они их отстаивают, а у федерации – свои. Раньше в Советском Союзе всё было государственное, начиная с денег и заканчивая школами, теперь ситуация изменилась: всё, что можно, — я имею в виду систему – разрушили, а государство хоть и выделяет деньги, но делает это очень неохотно. Спросите любого губернатора, он вам ответит, что с удовольствием финансовые потоки направил бы не на профессиональный спорт, а на детско-юношеский, чтобы его развивать. Я уже встречался со многими из них и предлагал не тратить такие сумасшедшие суммы на футбол и хоккей, а уделять внимание баскетболу. Это гораздо выгоднее, да и результат скоро все увидят при правильном отношении. Но они сейчас, наверное, посмотрят на женскую сборную и сделают другие выводы. Вы знаете, что сейчас творится в гандболе?

– Вы серьёзно?
– Абсолютно. Федерация, насколько мне известно, загибается, условия для проведения чемпионата плохие, если не сказать больше. В каком игровом виде сейчас дела обстоят лучше? В футболе? Толстых говорит: "Я не представлял, что у тебя творится в федерации, но когда возглавил РФС — сразу понял". Да ему не на что сборную одеть, вы знаете? И это в футболе, где денег как грязи. Я это к тому, что устоявшуюся ныне систему необходимо менять, и мы это начали делать. Но за два-три года, да даже за пять лет, кардинально ничего не поменяешь. Нужно новое поколение вырастить. А мы до сих пор живём на базисе, заложенном минимум лет 20 назад. Используем тренеров, игроков, но время,
увы, не стоит на месте, их всё меньше и меньше.

– А откуда же новым браться?
– Вот и я не понимаю. Уже недавно рассказывал историю о том, как человек заканчивает РГУФК на кафедре бильярда, а после выпуска преподаёт баскетбол. Вот мы и имеем тех, кого имеем. Два удара в пол, мяч в две руки — и не знаем, что делать дальше. У нас что, кто-нибудь может мяч водить в сборной? Осипова была лучшей выводящей, могла три удара сделать.

– Лично вы ожидали такого провала?
– Нет. Думал, что задохнёмся во втором раунде.

– Поэтому и ставили перед девушками задачу-максимум быть в тройке?
– Да. Если бы они вышли в финал, это было бы нечто сверхъестественное. Однако это не означает, что из-за невыполненной задачи мы должны брать в руки шашки и всем головы отрубать. Просто пришло время менять систему, которая перестала приносить результат. Может, даже хорошо, что проиграли именно так, – теперь девушки взглянут на себя со стороны и задумаются. А то некоторые даже тренироваться не хотят…

– Почему?
– Откуда я могу знать? Наверное, нет стимула.

– А у вас откуда такая информация?
– У меня свои источники, и я склонен им доверять.

– Получается, дело не только в тренере?
– Именно. Выходит, Соколовскому пора орден давать за то, что он четвёртое место на Олимпиаде занял. Я вообще не понимаю высказываний в стиле: "Вайнаускас – плохой!" А кто сейчас был бы хорошим? Исполком принял кандидатуру Альфредаса – восемь членов проголосовали "за", кворум имелся. Противником назначения был только Евгений Гомельский. Не знаю, возможно, он провидец, но лично я не уверен, что у лоббируемого им Мышкина вышло бы значительно лучше. Да о чём говорить, если кандидатуру Анатолия никто всерьёз не обсуждал. Да и последний наверняка сейчас радуется, что не повёз команду во Францию. К слову, Донсков сам отказался возглавить. Сказал, что ему будет тяжело возглавить команду без опыта работы в ней.

– Тем не менее вы не готовы взять ответственность за провал на себя и уйти?
– Это проще всего. Я вообще ответственности не боюсь. Но в данном случае я не понимаю, почему должен это делать.

– За то, что выбранный вами Вайнаускас пригласил в команду Принс.
– А я-то здесь при чём? Это решение тренерского штаба, с него и спрашивайте. Я не вмешиваюсь в рабочий процесс. Не делал этого, когда команда выиграла золото в Польше и не попала в медали на Олимпиаде в Лондоне, не буду и сейчас.

– Однако приглашение Принс резко контрастирует с вашими заявлениями о нежелании привлекать натурализованных игроков в национальные команды.
– Я не вижу препятствий в случае с Эпифани. Мы её не натурализовали, а всего лишь заиграли. Я же заявлял о том, что при мне больше не будет инициирована натурализация. Я категорически против легионеров. Тех же, которые уже имеют российские паспорта, необходимо использовать только в том случае, если они на самом деле нужны. В сборную вообще должны приезжать те, кто этого заслуживает.

– Иными словами, Принс – последний легионер в российских национальных командах?
– При Красненкове – да. А когда меня не будет, наверное, натурализуют ещё с десяток — и будут выходить в старте Принс, Принс, Принс, Принс и Принс.

– Прямо как в мини-футболе с бразильцами…
– К сожалению, не знаком с ситуацией в мини-футболе. Но я за свои слова отвечаю. Сказал, когда возглавил РФБ, "давайте растить своих" — и стараюсь это делать. Но эта политика никому не интересна. Все говорят, что у нас нет разыгрывающих, Корстин заявляет вам, что РФБ в ХХI веке никого не вырастила. Бесспорно, Илона имеет право высказывать свою точку зрения, и она отчасти правильная, но мы занимаемся этим всего три года, дайте нам время.

– Не боитесь, что новый лимит не будет способствовать развитию и прогрессу молодых россиянок?
– Нет, напротив, считаю, что он должен изменить нынешнее положение дел. В чемпионате России в заявку будет разрешено вносить всего пять иностранок. Понятно, что все они могут отыграть одну или две встречи без замен, но на протяжении всего сезона в таком режиме работать невозможно. При этом за пятую и тех, что свыше, мы заставим клубы платить налог в размере трёх миллионов рублей. В еврокубках действуют иные правила, однако согласитесь, рушить командную химию, выступая во внутреннем первенстве одним составом, а вне – другим, вряд ли кто-то решится. Благодаря этому, надеюсь, новое поколение научится брать инициативу в свои руки, а не полагаться на кого-то. Иначе ничего хорошего не выйдет. Вот кто в нашей сборной мог на этом чемпионате обыграть кого-нибудь один в один?

– По большому счёту никто…
– Вот об этом и речь. Вам понравилась игра сборной? Уверен, нет. А потому что не на что и не на кого смотреть. Мы вообще не играли в баскетбол. Боролись, сражались, но не играли. Можно было отказаться от схем и перебегать всех, но мы ведь не способны даже бежать. Раздавать передачи не умеем – если пас не прошёл, получаем контратаку, если прошёл, то тот, кто его должен принять – не успевает оказаться или выловить мяч в нужной точке. Единственный быстрый отрыв, который я запомнил, — это проход Принс. Причём осуществлён он был в буквальном смысле пешком, на одной ноге. Просто соперницы ждали, что она сделает скидку.

– Но ведь девять человек из этого состава играли на Олимпиаде.
– Во-первых, они готовились к Играм в Лондоне намного дольше – почти 2,5 месяца. Во-вторых, штаб у национальной команды был совсем другой – возможно, ему удалось подвести девушек к турниру в идеальном физическом состоянии. Я думаю, разница в подготовке бросалась в глаза всем. Большинство бросков совершалось в безопорном состоянии. Вспомните, как Гришаева пыталась забивать, падая и заваливаясь. Иногда складывалось впечатление, что её ноги не держат.

– То есть всё упиралось в физику?
– Разумеется, нет. И в технику тоже.

– То есть от слов о том, что без базовых навыков игры в баскетбол выиграть что-то сложно, вы не отказываетесь?
– Нет. Выходит, что четвёртое место на Олимпийских играх – это героизм.

– Героизм Соколовского?
– Ну, всё же после того турнира говорили, что Борис Ильич не достоин быть тренером сборной, и так же, как и сейчас, требовали его отставки. При этом вы забываете, что в строю были Данилочкина и
Артешина.

– То есть у вас есть желание оставить Вайнаускаса на вверенном ему посту?
– Это решение будет принимать исполком, а не я.

– А вы сами с Вайнаускасом беседовали после вылета сборной?
– Да. Он подтвердил, что готов подать в отставку. Но я не считаю, что нужно торопиться. Теперь у нас есть аж два года на то, чтобы как следует всё осмыслить.

– И какая проблема вам видится главной?
– Проблемы в головах людей. Некоторым выгодно, чтобы ничего не менялось годами. То есть чем всё хуже, тем лучше.

– Кого вы сейчас имеете в виду, клубных сотрудников?
– Не только. Хотя и их тоже. Мы не можем взрастить ближайший резерв, сколько бы ни пытались. Те барышни, которые не могут пробиться в главные команды, играют годами междусобойчики в резервных, могут не тренироваться, а потом завершают карьеры, вместо того, чтобы расти и развиваться. На что способен ближайший резерв, вы наглядно убедились.

– Много слов говорится об омоложении…
– Не мной точно. Нет никакого омоложения. Большинству из тех, кто выступал во Франции, к следующей Олимпиаде будет за 30. Полагаю, продолжать развивать тему не стоит.

– Вы потенциал у девушек, защищающих честь страны, видите?
– Потенциал-то есть, нужно только изменить отношение. Когда капитан сборной Светлана Абросимова заявляет, что не будет выступать за нынешнюю федерацию, я удивляюсь. Не играй за РФБ, не играй за её президента, играй за свою страну. Я являюсь руководителем административного органа, занимающегося определёнными процессами, не более.

– Неужели вы не понимаете, почему люди так говорят?
– Нет.

– Степанова всегда приезжала в сборную и вдруг отказалась. Данилочкина пошла рожать, хотя в советские годы, как правильно заметила Баранова, играли и на четвёртом месяце беременности…
– Мария про РФБ не говорила ни слова, и обид никаких нет – я общался с ней лично. Она заявила, что завершает карьеру в сборной. Да и мало кто представляет, какие у неё проблемы со здоровьем. Возможно, она даже не доиграет оставшийся год по контракту с УГМК. Да, я достаточно жёстко поговорил с девушками в Польше, но, возможно, тот разговор повлиял на итоговый результат. С Алёной ситуация иная. Она мне лично прислала приглашения на свадьбу. О чём тут говорить? Она с ребёнком поехала бы во Францию? Можно, конечно, ввести санкции и присваивать звание легионеров тем, кто отказывается выступать за сборную, но зачем заставлять играть за свою страну, я не понимаю. Не хочешь, нет желания, не нужно.

– На ваш взгляд, у этой сборной было желание?
– Было. И это бросалось в глаза. Не хватало мастерства, а вот с желанием был полный порядок.

Продолжение следует.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница