Джон Уолл
Фото: Getty Images
Текст: Сергей Курманов

Уолл: я обязан вывести "Уизардс" в плей-офф

О состоянии своего здоровья, о соревновательном духе и роли личности на паркете – в интервью с Джоном Уоллом.
8 июля 2013, понедельник. 00:30. Баскетбол
Есть ли что-то такое, чего мы могли не знать о Джоне Уолле? Ведь всем известно, что это невероятно талантливый баскетболист, обладающий невероятной скоростью, спортсмен, который сумел триумфально вернуться на площадку после тяжелейшей травмы. А ведь Уоллу, новый сезон для которого станет уже четвертым, всего 22 года. И, несмотря на звёздный статус, ему ещё есть куда расти, и потолок его возможностей находится очень высоко.

— Джон, как самочувствие?
— На данный момент я чувствую себя отлично. Сейчас самое главное – не получить травму перед началом сезона. Мне необходимо постараться поберечь себя и залечить все свои старые болячки, чтобы хорошо провести полноценный регулярный чемпионат.

— О каких старых болячках идёт речь?
— В первую очередь это касается коленей. Играть на максимальных нагрузках, перенося тендонит, невероятно сложно, особенно если это происходит в таком раннем возрасте, как у меня. Поэтому я должен как можно лучше укрепить мышцы, находящиеся в районе колена. Не так давно я уже проходил обследование, и его результаты показали, что моя нога в порядке.

— Наверное, не в последнюю очередь вам необходимо быть уверенным в стопроцентной готовности своих ног, потому что только вы обладаете такой невероятной скоростью на паркете. Даже во время локаута вы выкладывались по полной в каждом тренировочном матче.
— Я просто привык играть именно так. Если уж выхожу на площадку, то оставляю себя там без остатка. И не важно, играю ли я против профессионалов или команды детишек. Тут всё дело в моей натуре, которая требует постоянной подпитки соревновательного духа.

— Но это же здорово! Вы же всегда хотели быть лучше всех!
— Именно так. Даже когда я играю со своим племянником, который учится в 11-м классе, я всё равно стараюсь победить. Я не могу воспринимать баскетбол, как какое-то развлечение. Мне жизненно необходимо чувствовать элемент соперничества. Когда мы поехали на тренировочный лагерь в Кентукки и я играл в "козла" с каким-то мальчишкой. И в один момент я начал осознавать, что он сейчас меня сделает. Это настолько задело, что я перестал делать скидку на то, что играю с ребёнком, и представил, что от моего броска зависит судьба чемпионата.

— Насколько сложным для вас получился прошедший сезон, который был омрачён тяжелейшей травмой?
— Это был самый длительный период времени вне баскетбола в моей жизни. И мне кажется, что эта ситуация сделала меня сильнее, воспитала во мне настоящие лидерские качества. И теперь я иначе стал относиться и к своей карьере, и к баскетболу в целом. Тяжело было осознавать, что ты находишься в команде, рядом со своими партнёрами, и понимаешь, что ничем не можешь им помочь. Я мог остаться в Вашингтоне и спокойно восстанавливаться после травмы. Но я понимал, что я лидер команды, что я должен быть с ней и на всех выездных матчах.

— Каково это было — просто сидеть на скамейке и смотреть, как играют твои партнёры?
— Это было очень непросто. Но и тренеры, и одноклубники – все помогали мне. И это сделало меня сильнее. Потому что мне пришлось через многое пройти. Я сильно переживал, когда проходил первое обследование после того, как получил травму. В голове так и крутилось, что сейчас мне скажут, что травма серьёзная и до конца сезона я останусь вне игры. И тем не менее через какое-то время я вышел на паркет, попрыгал, побегал. И ничего страшного не случилось. Возможно, благодаря этому я смог вернуться гораздо раньше.

— Дэмьен Лиллард рассказывал, что после того, как сломал ногу в колледже, он только через четыре месяца после того, как завершился восстановительный период, смог почувствовать себя абсолютно здоровым.
— И у меня то же самое. Свой первый матч после травмы я провёл неплохо, но у меня оставалось ощущение, что я не до конца уверен в своих ногах. Я быстро выдыхался. Мне хватало два раза пробежаться от одного конца площадки до другого, и я чувствовал усталость. Прошло довольно серьёзное количество времени, прежде чем я сумел вернуться в игровой ритм. Ведь я проводил считаные минуты на паркете, а в таких условиях сложно набрать форму. И я пытался быть полезным своей команде даже в те небольшие мгновения, когда тренер выпускал меня со скамейки.

— Как оцените выступление "Вашингтона" во второй части регулярного чемпионата?
— Парни здорово играли и до того момента, когда я восстановился после травмы. Да, мы несколько раз обидно уступали в концовках матчей, но, по крайней мере, мы бились до конца. Если бы у нас не было проблем с травмами, то мы бы смогли выйти в плей-офф.

— Как считаете, будет ли это по силам "Уизардс" в новом сезоне?
— Уверен, что мы сумеем это сделать. Признаюсь, что попадание в плей-офф – моя личная цель. Не люблю заниматься предсказаниями, но могу лишь сказать, что я должен это сделать. Это мой четвёртый сезон в лиге. За всё то время, что я играю в НБА, я стал лидером своей команды, человеком, который должен вести за собой партнёров вперёд. И я очень хочу вывести "Вашингтон" в плей-офф.

— Вы очень много говорите о лидерстве. Ведь это качество, которое невозможно развить в себе во время тренировок и официальных матчей.
— Я рос с пониманием того, что должен быть для кого-то примером. И такой человек обязан найти правильные слова для своих партнеров по команде. Мне удавалось это делать ещё в NCAA, когда я играл за команду университета Кентукки, и сейчас это происходит в "Вашингтоне". Я до сих пор учусь правильно говорить со своими одноклубниками, и спокойно выслушиваю их критику в свой адрес. Строить внутрикомандную химию очень непросто. Разговаривая с одним человеком, понимаешь, что лучше промолчать в той или иной ситуации. А на кого-то нужно накричать. И быть до конца уверенным в том, что тебя правильно поймут, практически невозможно. Особенно во время игры.

— И вам приходится всё это делать во время матчей, когда атмосфера накалена и лишнее слово может окончательно вывести ситуацию из-под контроля.
— Вот почему разыгрывающий защитник – самая сложная по объёму выполняемых функций позиция в баскетболе. Ведь, по сути, первый номер – это проводник идей тренера на площадке. В какой-то степени даже второй, играющий главный тренер. Твой наставник должен всецело тебе доверять, равно как и твои партнёры по команде, чтобы план на игру был полностью реализован.

— В чём, по-вашему, может прибавить "Вашингтон" в новом сезоне?
— Если мы сумеем сохранить костяк той команды, которая была в прошлом году, если мы сможем укрепиться за счёт опытных ветеранов НБА или талантливых новичков, то мы станем настоящей силой, с которой считаться будут все. Мы неплохо действовали в обороне, и сейчас нам нужно научиться надежно играть в защите на протяжении всех 48 минут, а не какого-то конкретного отрезка времени. Мы здорово играем дома, и нам необходимо поработать над выступлением в гостевых матчах.

— Такие вещи обычно приходят с опытом.
— Именно так. И нам необходимо постараться основным составом провести полноценный сезон. Мы должны привыкнуть к тому, что не на всех матчах нас поддерживают наши фанаты.

— А если брать именно вашу игру, в чём вы хотели бы стать сильнее?
— Я работаю над бросками со средней, тренирую трёхочковые, а также броски после дриблинга. Вообще я стараюсь прогрессировать во всех аспектах.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота