Морис Харклесс
Фото: Getty Images
Текст: Лев Савари

Харклесс: в детстве болел за "Никс" и Брайанта

Морис Харклесс – о своём детстве в Квинсе, влиянии мамы и двоюродного брата, странном выборе колледжа и ощущениях от дебюта в НБА.
18 июля 2013, четверг. 13:30. Баскетбол
Морис Харклесс появился на этот свет 20 лет назад в Нью-Йорке, аккурат поблизости от того места, где летом 1993-го было основано одно их культовых баскетбольных изданий современности. Так стоит ли удивляться тому, что именно форвард "Орландо", дебютировавший в прошедшем сезоне в самой престижной лиге планеты стал одним из героев юбилейного выпуска журнала SLAM?

– Морис, расскажите немного о том, где вы начинали свой путь…
– Я вырос в Ямайке, в одном из районов Квинса. Это было то место, где всегда происходили какие-нибудь неприятности – большинство ребят были вовлечены в банды, носили оружие и взрослели гораздо раньше, чем должны были. У меня они вызывали отторжение, потому что я всегда оставался домашним ребёнком – тихим и правильным, игнорировал влияние улицы. О баскетболе поначалу не помышлял вообще, до 13 лет играл только в футбол, как традиционный, так и американский.

– Кто уберёг вас от неприятностей?
– Моя мама. Она понимала, что меня нужно оградить от происходящего вокруг. Дом был своеобразной крепостью, куда не могла проникнуть вся эта грязь. Когда мне исполнилось 14 лет, я познакомился с парнем по имени Нэйт Блю. Своими ценными советами он помог мне не свернуть с правильного пути. Хотя к тому времени я уже и сам понимал, что к чему, его влияние было полезным.

– Благодаря кому вы начали заниматься баскетболом?
– Мой двоюродный брат постарался. Он постоянно ходил в парк играть вместе со своими друзьями и в один прекрасный день позвал меня за компанию. С тех пор, с мячом я не расстаюсь.

– То есть это была любовь с первого взгляда?
– Похоже, на то (смеётся).

– У вас неплохо получалось с самого начала?
– Нет, что вы. До 10-го класса я был обычным парнем, которому нравится играть в баскетбол, никаких особенных талантов замечено не было. Я был середнячком, но и ниже определённого уровня никогда не опускался.

– Стоит полагать, вы были фанатом "Никс"?
– Да, безусловно. Но моим любимым игроком при этом оставался Коби Брайант. Особенно когда он играл под № 8 и носил африканскую причёску.

– Вы коллекционировали кроссовки в детстве?
– Нет. Я никогда не был одним из тех парней, у которых в гардеробе отделение для обуви было бы забито до отказа модными моделями ведущих производителей.
Морис Харклесс

Морис Харклесс

Я любил "Аптауны" и оставался верен им долгое время. У меня была возможность разживаться парой-другой раз в две недели, поэтому со временем появились и фиолетовые, и зелёные, но больше других мне всегда нравились белые. Хотя бы одна пара последних у меня про запас была всегда.

– Где вы любили бывать больше всего в детстве? Есть ли какое-то определённое место в Нью-Йорке, которое вам дорого?
– Наверное, это Либерти парк, расположенный в квартале от нашего старого дома. Это в Квинсе, на пересечении 172-й улицы и Либерти авеню. Собственно, именно там я по-настоящему впервые взял баскетбольный мяч в руки, а затем обучался всем премудростям игры. Я привыкал играть против взрослых ребят – спасибо двоюродному брату, который был старше меня на три года. Именно благодаря ему и его друзьям я прошёл хорошую школу. По воскресеньям они устраивали серьёзные зарубы, но я никогда не был лишним в них.

– Почему, когда пришло время поступать в колледж, вы остановили свой выбор на близлежащей школе Сент-Джонс?
– Для меня семья всегда стояла на первом месте. В тот момент, я хотел быть рядом со своим младшим братом и видеть, как он подрастает. К тому же заведение в Сент-Джонс было далеко не самым плохим местом.

– Сколько вашему брату сейчас?
– Ему всего восемь лет.

– Чувствуете ответственность, что должны помочь ему сделать правильный выбор?
– Да, разумеется. Кто если не старший брат должен служить примером и помогать в этом? Буду приглядывать за ним до тех пор, пока не пойму, что он вырос достойным человеком.

– У вас есть любимое воспоминание из детства, связанное с баскетболом?
– Пожалуй, это первый данк. Я учился в 9-м классе и иногда поигрывал в JV. Тогда в одной из встреч я попытался воткнуть сверху. И у меня это удалось. Интересно, что я дважды за короткий промежуток времени убегал в быстрые отрывы, но в первом случае испугался, что промахнусь, и просто забил из-под кольца, хотя все кричали мне: "Колоти! Колоти!", а вот во втором пришлось сдержать обещание данное партнёрам забить "с мясом", даже если на моём пути кто-то вырастет.

– И в итоге ваш первый удачный данк вышел с сопротивлением?
– Да, засадил с треском (улыбается).

– Когда вы сейчас возвращаетесь в Квинс и бродите по Ямайке, где выросли, люди узнают того скромного парня, который благодаря своему старанию заиграл в НБА?
– Конечно. Пару недель тому назад я побывал у себя в районе и пообщался с ребятами. Сложилось впечатление, что никто обо мне и не забывал. Вообще, такие встречи заряжают положительной энергией, ведь для моего окружения важно, что я не зазнался и помню, откуда вышел, а оно в свою очередь выражает мне своё уважение.

– Что вам дал первый год в НБА?
– Я осознал, насколько тяжело быть профессиональным баскетболистом. Многие молодые таланты стремятся завоевать лигу, не прикладывая усилий. Но это большая ошибка, путь к славе лежит через тернии. Это только кажется, что сезон короток и ты способен на многое, на самом же деле за полгода "наедаешься" прилично, вот почему важно следить за своим распорядком дня, нагрузками и питанием. Поддерживать себя в тонусе – самое сложное.

– Когда поняли, что лига распростёрла вам свои объятия?
– Полагаю, когда набрал свои первые очки. Из-за небольшого повреждения я пропустил несколько игр в начале сезона, поэтому ощутил прилив сил, когда тренер отправил меня на площадку. Это были прекрасные ощущения, хотелось летать по паркету.

– И как вы справлялись с эмоциями?
– Я пытался скрывать их, сохранять спокойствие. Позволил себе проявить их только после финальной сирены – принялся звонить друзьям и рассказывать, как было здорово.
Источник: SLAM Online
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда