Кевин Гарнетт
Фото: Getty Images
Текст: Иван Воронцов

Кей Джи. Тот, кого знают все, но не знает никто

Попытки понять, какова жизнь Кевина Гарнетта вне баскетбола, всегда заходили в тупик. Возможно, потому что её у форварда никогда не было…
18 июля 2013, четверг. 22:30. Баскетбол

В лихорадочной панике, возникшей во время противостояния в первом раунде минувшего плей-офф между «Нью-Йорком» и «Бостоном», Кевин Гарнетт проявил свои истинные качества. Когда толпа корреспондентов после утренней тренировки кучковалась вокруг кого-то из спортсменов, задавая вопросы о состоянии того или иного атлета, подготовке и настрое, Кевин тихонечко проскользнул к чёрному выходу.

Одетый в простые чёрные джинсы и серую худи, воротник которой натянут на лицо, в тёмных очках и кепке один из наиболее известных и узнаваемых людей в лиге умудряется избежать контакта с дюжиной журналистов. Операторы также упускают Гарнетта из вида, который, словно ниндзя, в присутствии множества людей умудряется остаться незамеченным. Но один человек всё-таки его вылавливает взглядом, однако, зная Кевина, не привлекает всеобщее внимание к форварду. Легендарного «большого» понимают без слов.

Гарнетт много говорил на паркете: выслушивали его пассажи противники как «Миннесоты», так и «Бостона», куда он перешел шесть лет назад. Но за пределами площадки он немногословен: он редко давал развёрнутые интервью, его основным средством коммуникации были исключительно откровенные, диковатые и редкие для афроамериканца метафоры, которые имели мало общего с тем, что происходило в течение последней пары часов.

Он приехал в Массачусетс, чтобы вернуть былое величие не только «Селтикс», но и себе – «Тимбервулвз» последние годы падали всё глубже и глубже. Этот союз был одобрен на небесах: 66 побед при 16 поражениях в «регулярке», чемпионский перстень, звание лучшего игрока оборонительного плана и третье место в гонке за звание MVP.

Гарнетт стал для «Бостона» Биллом Расселом в прямом смысле этого слова. Он не обращал внимания на собственную статистику и лестные отзывы в свой адрес, единственное, что имело значение, – победы и поражения. И «Селтикс», как никто, подходили для того, чтобы играть в такой баскетбол.

Лишившись необходимости быть ответственным за результат на обеих сторонах площадки, перестав быть единственным оплотом в защите и нападении, Кевин показал, кто он есть на самом деле. Когда бок о бок с форвардом играли Пол Пирс и Рэй Аллен, софиты устремлялись именно на них. Они были главными действующими лицами на паркете, в то время как Гарнетт стал безоговорочным лидером в раздевалке. Наконец-то он мог насладиться игрой, заслонами на грани фола, бросками с пяти метров, жёсткой борьбой под кольцом, пока его партнёры устраивали шоу и отдувались перед журналистами.

«Каждому должен выпасть шанс поработать с Кевином Гарнеттом», – заявил Док Риверс, прекрасно понимая, что он составил с форвардом практически совершенный тандем, который мог по праву равняться с дуэтом Грегг ПоповичТим Данкан. «Док никогда не лгал мне», – отмечает Кей Джи: это был ответ на вопрос, что отличительного было в уже бывшем тренере «Селтикс». В подобном стиле Гарнетт ответил на 20 вопросов, и это было одно из самых насыщенных его интервью за время игры в «Бостоне».

Кевин Гарнетт

Кевин Гарнетт

Он мог быть безжалостен по отношению к тем, кто не разделял его взглядов, оттуда и пошли все эти истории про давление на партнёров. Одна из них гласит, что еще в бытность игроком «Миннесоты» большую часть тренировки он выкладывался на 200% против первогодки, который отказался принять участие в дополнительном занятии. Гарнетт жёстко опекал оппонента, а после данка через юнца кричал на весь зал: «Ты понял, кто я такой?».

Его репутация ни разу не подвергалась сомнению, а в резюме нет ни единого чёрного пятна: все, начиная с Брайана Скалабрини и заканчивая Рэджоном Рондо, изливали душу Кевину. И нет ничего необычного в историях о том, как Кендрик Перкинс и Тони Аллен звонили Гарнетту и задавали вопросы, как разрешить сложные ситуации в новых коллективах.

Вплоть до своего пятого сезона в «Бостоне» он не демонстрировал никаких сокровенных желаний или мыслей. Возможно, на него повлиял локаут или осознание того, что его дни в «ТД Гарден» постепенно подходят к концу, как и эпоха бостонского трио. Лишь в 2012 году Гарнетт начал рассказывать прессе то, что творится у него на душе.

«У меня в жизни нет ничего, кроме баскетбола», – заявил он после очередной блестящей игры. В серии плей-офф против «Атланты» он впервые заговорил о своих врагах, в число которых входит и владелец «Хоукс» Майкл Гиран, и анонимные представители СМИ. «Я знаю, что вы все называете меня старым, – заявил форвард, – всю свою жизнь я посвятил игре, лиге, я отношусь к этому со всей серьёзностью. Всегда, начиная с 1995 года, с того дня, когда я впервые вышел на паркет, начал шокировать своими выступлениями парней вроде вас. Но то, что происходит сейчас, уже никого не впечатляет. Я делаю не то, ради чего создан и когда-то пришёл в НБА».

Можно не соглашаться, но именно благодаря его невероятной игре «Селтикс» пробились в финал Восточной конференции, где после семиматчевого триллера демоны в голове форварда окончательно взяли верх. Он перестал верить в себя, хотя статистика об этом скромно умалчивала. Хотя зачем опираться на цифры, если вы смотрели ту серию, то знаете: «Бостон» играл ужасно, стоило Кевину сесть на «скамейку», и великолепно, стоило «большому» вернуться на площадку.

В этом и заключалась суть пребывания Гарнетта в составе «Селтикс» – пока он появлялся на паркете, у его партнеров был шанс. Он был тем, кто изменил культуру баскетбола, и раз Кевин покинул стан команды из Массачусетса, то и клуб должен войти в принципиально новую фазу своего существования: борьбы за выживание в условиях отсутствия лидера.

Для «Бостона» конец уже наступил, для Кевина – близится. Это его последний шанс побороться за ещё один перстень, а «Бруклин» может стать кандидатом, если всё сложится хорошо. Соберись Дерон Уильямс, Джо Джонсон, Брук Лопес, Кевин Гарнетт, Пол Пирс, Андрей Кириленко и Джейсон Терри года эдак 3-4 назад, можно было бы ставить единственную квартиру на их триумф в чемпионате. Сейчас же приходится надеяться на благоприятный расклад.

Но уходит Кевин в своём стиле – тихо, без принятия «решений» и громких интервью, оставаясь одним из самых продуктивных больших, несмотря на возраст. В то же время его наследие в ближайший год-два практически полностью исчезнет из «Бостона», останутся только две вещи: 17-й чемпионский баннер, а через пару лет и майка с №5 под сводами арены. Дэнни Эйндж уже заявил о готовности увековечить джерси Гарнетта: пять раз, будучи игроком «Селтикс», он избирался на «Матч всех звёзд» и однажды сделал коллектив чемпионом.

Но из-за скрытности мы вряд ли когда-нибудь узнаем истинную историю Кевина. Тренировки на площадке, откуда Риверс с трудом мог прогнать своего подопечного, работа до седьмого пота в тренажёрном зале, матчи и перелёты – его личная жизнь оставалась под замком.

В студенческие годы в ходе одной из тренировок я с товарищем отрабатывал дальние броски, когда задался риторическим вопросом: почему в матче опекаемые лучшими баскетболистами в мире игроки реализуют больше 40% трёхочковых. Мой друг на это ответил: «Если в одной команде со мной будет Кевин Гарнетт, и он подойдёт ко мне и скажет, что в следующей атаке отдаст мне мяч в угол, а я должен буду реализовать этот бросок, то я попаду».

Для журналистов навсегда останется нерешённой задача: а что у Кевина вне баскетбола? Нигде и никогда не удавалось найти хоть какую-то зацепку, ни разу не удавалось получить развёрнутый ответ. Возможно, и вправду, у него кроме баскетбола ничего и нет. Но ясно одно: лучше оставить Гарнетта в покое и не мучить его расспросами. Можно быть уверенным, он найдёт более изощрённый способ доказать неправоту, а не просто плотно опекать на тренировке и воткнуть сверху с сопротивлением.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 16
25 июня 2017, воскресенье
24 июня 2017, суббота
23 июня 2017, пятница
Партнерский контент
Загрузка...
Что ждёт Тимофея Мозгова после обмена в «Бруклин»?
Архив →