Андрей Кириленко
Фото: Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

Хорнасек: начал тренировать с подачи Кириленко

Джефф Хорнасек – о будущем "Финикса", закрытости Стоктона, пристрастии к охоте Мэлоуна, школе Слоуна и начале тренерского пути с Кириленко.
20 июля 2013, суббота. 16:00. Баскетбол
Если не придавать значения чемпионским титулам, "Финикс" является одной из самых успешных команд в истории НБА. Дружина из Аризоны лишь 7 раз за последние 35 лет не попадала в плей-офф. На том же отрезке клуб имеет на счету 19 регулярных сезонов, в которых удавалось побеждать минимум 50 раз. Вот только беда в том, что три сезона кряду "Санс" не могут пробиться в нокаут-раунд: прошлый год (первый после ухода Стива Нэша) и вовсе стал сущим кошмаром. В летнее трансферное окно коллектив уже успел поживиться: в результате трёхсторонней сделки с "Милуоки" и "Клипперс" заполучил Эрика Блэдсо и Кэрона Батлера. Но даже такие приобретения едва ли помогут существенно улучшить результаты в ближайшем будущем. В конце концов, дружина всё ещё находится в режиме перестройки.

Столь ответственное дело нынче вверено новому главному тренеру. Вообще наставников этим летом сменили уже многие. Аризонцы, например, избрали в качестве рулевого тренера-дебютанта (не считаем годы, проведённые в качестве ассистента) Джеффа Хорнасека. Невозможно не знать этого замечательного защитника, если вы хоть краем глаза просматривали матчи 80-х и 90-х годов прошлого века. Этот малыш-универсал был одним из ключевых игроков "Финикса", а затем и очень симпатичной "Юты", ведомой Карлом Мэлоуном и Джоном Стоктоном. Забавно, но после окончания карьеры игрока (травма колена вынудила Джеффа уйти на покой 13 лет назад) первым подопечным Хорнасека стал… Андрей Кириленко! Верно, именно с работы над броском россиянина начал тренерскую деятельность тот, чей №14 выведен из обращения благодарными "Джаз".

О грядущих переменах и новом вызове в жизни мистер Хорнасек поведал заокеанским коллегам.

– Джефф, новый генменеджер "Финикса" признался, что в ходе переговоров вы поразили его своим знанием структуры и состава команды. Кроме того, вы сходу крайне чётко обрисовали своё видение будущего этой дружины, в особенности касаемо атаки. Итак, каким будет нападение "Санс" спустя сезон после ухода Капитана Канады?
– Знаете, я часто сравниваю нынешние события с теми, что происходили раньше в "Финиксе", когда там играли мы с Кевином Джонсоном (Ныне мэром Сакраменто, кстати. – Прим. "Чемпионат.com"). Мы переходили в нападение по-настоящему быстро. И если у нас будет получаться проникнуть в "краску", а затем атаковать или сбрасывать на дугу за первые семь, может быть, восемь секунд владения…

– Погодите. "Семь секунд" – это знаковое словосочетания для клуба…
– Вы правы, давайте возьмём восемь. По статистике, атака в первой трети отведённого на владение времени чаще достигает цели, чем более поздние попытки. Конечно, очень многое зависит от комплектации состава. Я знал, что здесь есть Горан Драгич, который может буквально летать из одного конца площадки в другой. А теперь ещё и Эрик Блэдсо приехал: и это не может не радовать.

– Кстати, "Санз" были среди лидеров по броскам со средней дистанции в прошлом сезоне. Вместе с тем команда чуть ли ни реже всех атакует из-за дуги. Хотите изменить ситуацию?
– Разумеется. Необходимо свести к минимуму дальние попытки из пределов трёхочковой дуги. Со средней – ради бога, я не против. Взгляните на участников плей-офф, и вы поймёте, что многие демонстрировали замечательный процент попаданий с игры благодаря попыткам со средней дистанции. Так что не стоит преуменьшать значение этого аспекта.

– Так и есть, ведь защитные механизмы становятся всё совершенней. А "джампер", порой, единственная возможность атаковать. Например, в противостоянии с "Индианой" редко удаётся улучить момент для "бомбы" из угла или броска сверху, не так ли?
– Ваша правда. Не сомневайтесь, мы хорошенько подготовимся ко всему. Тем не менее стоит свести к минимуму броски, совершаемые с расстояния метр-полтора от дуги в сторону кольца. Ведь процент их реализации крайне невысок, а в случае попадания получаешь всего два балла.

– Какого рода систему вы собираетесь выстроить? Любая команда в той или иной степени зависит от пик-н-ролов. Но каким "соусом" будет приправлено это основополагающее "блюдо"?
– Здесь действительно важно не ошибиться с выбором. Ведь если схемы не подходят под игроков, которыми ты располагаешь, – пиши пропало. Правила лиги существенно изменились за эти годы, именно поэтому практически все зависимы от "двоечки". Теперь нельзя делать кое-какие вещи, которые считались нормой в былые времена. Например, так называемый "хэнд-чекинг" (Это нарушение, связанное с контактом руки (или рук) обороняющегося с телом атакующего, который может помешать продвижению или манёвру последнего. – Прим. "Чемпионат.com"): теперь он фактически вне закона, за этим следят очень строго.

– Кстати, вы ведь играли с несколькими мастерами этого приёма.
– Так и есть. Правильное использование этого приёма даёт огромное преимущество разыгрывающим, если он кое-что смыслит, конечно. А у нас аж два толковых парня на данной позиции. Так что если всё будем делать правильно – хорошие варианты для атаки будут появляться с завидным постоянством.

– Как собираетесь делить между ними обязанности плеймейкера? Будет ли кто-то из них находиться с мячом существенно больше другого? Или это вовсе не имеет значения?
– Без разницы. Каждый день мы можем наблюдать разную картину при розыгрыше мяча. Но необходимо усвоить, что ребята обязаны подбирать мяч, биться за отскоки. Этот аспект – чуть ли не ключевой, особенно в атаке. А насчёт роли первого номера – Эрик и Горан, они оба способны действовать и без мяча. Думаю, мы будем видеть в качестве плеймейкера обоих.

– Собираетесь ли часто задействовать Марчина Гортата в позиции "лоу-пост"? Будет ли эта комбинация разыгрываться постоянно?
– Конечно, я собираюсь частенько применять этот приём. Причём, не столь важно, кто будет находиться в краске. Идея-то от этого нисколько не изменится: нужно добыть численное преимущество вне трёхсекундной зоны с помощью сдваивания соперника на атакующем из "краски". А так – пусть "центрит" хоть плеймейкер! Впрочем, мы ещё подумаем, как нам выгоднее добывать численный перевес на определённых участках площадки: посредством пик-н-рола или же благодаря работе в трёхсекундной зоне.

Джефф Хорнасек

Джефф Хорнасек


– Да, нынче клубы всё чаще используют "пост-ап" как инструмент создания численного большинства, а не как возможность для атаки…
– А вот тут уже важно, кто исполняет приём. Можно, конечно, и забивать, никто не запрещает. Не спорю, "Майами" повезло, что Леброн Джеймс может диктовать свои условия, находясь даже спиной к кольцу. Но каждый тренер мечтает, чтобы игроки, толкающиеся в "краске", обладали отличным чувством паса. "Большие" с таким умением ценятся очень высоко неспроста: именно благодаря им вы можете существенно разнообразить нападение.

– Вы ведь ещё наняли Майка Лонгабарди из "Бостона". Получается, в защите вы будете стараться подражать жёстким схемам Тома Тибодо, стараясь сместить пик-н-ролы соперника в одну сторону? А "большие" будут пытаться страховать, не прессингуя при этом соперника поближе к дуге, так?
– Мне определённо импонирует, когда команда вынуждает соперника держать мяч на фланге. Когда я выступал в роли разыгрывающего и застревал на краю площадки, помню, было куда тяжелее, чем действовать в середине площадки, прикидывая варианты развития атаки. Вы правы, мы взяли Майка, потому что последние три года он принимал самое прямое участие в создании обороны бостонского образца. Мне нравятся многие элементы из их системы. Если что-то не будет получаться, мы обязательно найдём способ приспособить, "подшить" этот костюм под себя.

– Что нужно сделать Майклу Бизли, чтобы не загубить свою карьеру окончательно?
– Он настолько талантливый игрок, что порой создаётся ощущение, что он не выкладывается на паркете. Вот где лежит ключ к успеху – он обязан действовать в каждом эпизоде так, как будто от его действий зависит исход противостояния. Судя по записям, он работает ровно столько, сколько необходимо. Мы же постараемся мотивировать его, чтобы парень вкладывал в работу все силы. Если он справится – всё обязательно получится.

– Вам нравятся "лёгкие" пятёрки? Заметьте, "большие" команды были крайне успешны в минувшем розыгрыше плей-офф.
– Вся соль в том, что при игре облегченным составом нередко приходится туго в обороне. По сути, некому блокировать броски соперника, да и подбирать становится сложнее. Тем не менее в определённых ситуациях такой стратегический ход способен принести немало пользы.

– Вы когда-нибудь ходили на охоту вместе с Карлом Мэлоуном?
– Нет, ни разу. Не люблю охоту.

– Я тоже. Просто подумал, может, он вас пару раз приглашал вместе пострелять по зверушкам…
– Нет, но мы всегда подшучиваем над ним. Если он приходит с дичью, мы обычно говорим: "Ты что, стоял с ружьём и ждал, пока бедных животных выпустят, а потом пристрелил их?!"

– Общаетесь с Джоном Стоктоном?
– Конечно, мы с ребятами всегда на связи. Он сейчас занят тем же, чем занимался и я на протяжении нескольких лет после окончания карьеры: проводит время с детьми и наблюдает, как они растут.

– У вас есть любимая история о нём? То есть, вне всяких сомнений, он потрясающий парень. Но ведь Джон никогда по-настоящему не открывался прессе. Вы видели эпизоды с ним, когда, будучи членом "Дрим Тим" он играл с болельщиками, которые и не подозревали, кто этот белый парень?
– Да, видел (смеётся).

– Было здорово, не так ли?
– Конечно. Но он действительно старался держаться подальше от прессы и телевидения. Помню 1992 год, тогда мы вместе выступали на Матче звёзд, и в тот же год состоялось возвращение Мэджика. Когда мы уходили с площадки в конце этого незабываемого матча, Джон толкнул меня и сказал: "Быстрее, нужно успеть забрать вещи и слинять, пока репортёры не прорвались в раздевалку. Там ведь будет настоящий зоопарк!"

– Серьёзно? Даже после Матча звёзд?
– Поверьте, так и было. Даже после того самого матча. Мы быстро забрали вещи, и он буквально выпихнул меня в дверь, чтобы избежать нападения пишущей братии. В этом весь Джон Стоктон!

– Ладно. А как изменилась ваша роль в "Юте" с уходом неподражаемого Джерри Слоуна?
– Вообще, я закончил карьеру, чтобы быть с детьми. Какое-то время я ничем не занимался. А потом меня позвали, и в 2007 году я пришёл на помощь Андрею Кириленко. Ему недоставало уверенности в себе, и он попросил руководство нанять меня, чтобы я с ним позанимался. Что ж, я взялся за работу, и уже на следующий год мне сказали, что будут рады, если я соглашусь приезжать каждую неделю. Так, я прилетал на один день, занимался с ребятами до и после тренировки, садился в самолёт и улетал домой. Там я регулярно посещал матчи с участием моих детей. Так что мой график был выстроен идеально. Я занимался этим несколько лет, помогал таким ребятам, как Кайл Корвер и Уэсли Мэттьюз.

– Неужели Корвер нуждался в вашей помощи по части броска?
– Да, он сам просил. А я ему сказал, что едва ли смогу ему сильно помочь. Вспомните, раньше его бросок был довольно плоским. Но со временем его дуга стала куда более ярко выраженной. Пожалуй, это единственное, над чем мы всерьёз работали сообща. Так всё и было, но потом Джерри Слоун ушёл, и произошли всякие вещи…

– Всякие вещи?..
– Да, когда всё это произошло – мне позвонили и сказали, что я могу остаться с командой, ведь я знаю многие комбинации, хорошо знаком с игроками. Моя дочь как раз заканчивала старшие классы, так что это было не лучшее время для столь серьёзного шага. Но я убедил себя, что это прекрасная возможность и что упускать её нельзя.

– Вы когда-нибудь думали, что станете главным тренером в клубе НБА?
– Признаться, я больше воображал себя тренером студенческой команды. Я думал, что сумею научить детишек, благодаря накопленному опыту, подготовить их к выступлениям в НБА. В общем, едва ли я мог даже помыслить о том, что в один прекрасный день стану наставником дружины в сильнейшей лиге планеты.
Источник: Grantland.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота