Юлия Аникеева
Фото: "Чемпионат.com"
Текст: Лев Савари

Аникеева: шансы на выборах? 80 на 20 в мою пользу!

Юлия Аникеева – об отставке Кацикариса, увольнении Ушакова, проблемах со страховками, задаче-минимум для сборной и встрече с Колобковым.
30 июля 2013, вторник. 17:31. Баскетбол
Продолжение. Начало: "Аникеева: не жалею, что решила баллотироваться"

– Для всех осталось загадкой, почему именно вы вызывали Фотиса Кацикариса в Москву 9 июля.
– Я его не приглашала, это по просьбе генерального менеджера сборной России Олега Ушакова сделал Леонид Европейцев, временно исполнявший обязанности президента РФБ на тот момент.

– Вы участвовали во встрече, которая состоялась на следующий день?
– Да.

– Но ведь официально вы вступили в должность лишь 12 июля.
– Я просто входила в состав рабочей группы РФБ. У нас был ряд моментов, который необходимо было обсудить с Фотисом в том числе.

– Но встреча явно не носила формальный характер, учитывая присутствие на ней трёх членов исполкома РФБ?
– Естественно. Нам требовалось решить финансовые вопросы. К 15 июля РФБ должна была произвести первые выплаты по контракту главному тренеру сборной России Фотису Кацикарису. Именно по этой причине Олег Ушаков и обратился к Леониду Европейцеву. Последний понимал, что распоряжаться средствами федерации в переходный период следует осторожно.

– Насколько вас удивило всё то, что происходило после той встречи?
– Если вы про самоотвод Кацикариса, то не удивил. Потому что первое впечатление от встречи с ним осталось грустное. Чувствовалось, что Фотис не горит желанием возглавлять национальную команду и продолжать работу.

– Почему?
– Я связывала это с тем, что его испугали изменения, произошедшие в федерации, ведь человек который приглашал его и поддерживал, сложил с себя полномочия президента. Он полагал, что в нынешней ситуации ему не смогут создать комфортные условия. Мы попытались его переубедить, объяснили, почему возникли сложности с переводом денежных средств… В то же время поинтересовались его мнением о тренерском штабе сборной, утверждённом РФБ плане подготовки сборной и других процедурных вопросах, которые Красненков не обсуждал с исполкомом.

– И что он ответил?
– По помощникам Фотис дал ответ, но признался, что не знает, где находятся документы. План подготовки, как оказалось, никто не видел и никто не утверждал, хотя в его контракте имеется соответствующий пункт о том, что это должно быть сделано за полгода до начала чемпионата Европы в Словении. Словом, складывалось впечатление, что никто и не готовился.

Юлия Аникеева

Юлия Аникеева

– Лично вы, как кандидат в президенты РФБ, с лёгким сердцем расстались с главным тренером?
– Я это волевое решение не принимала. Что касается поступка Кацикариса, то он меня не удивил абсолютно, внутренне была к нему готова. Потому что все его поступки и наши разговоры сводились к его страхам, в том числе и имиджевым.

– Раз вы этого чувствовали, почему уволили Олега Ушакова, человека, фактически ставшего правой рукой греческого специалиста?
– Я не рассматривала увольнение генерального менеджера через призму главного тренера. Не думала, что у них такая сильная связь. Выходит, дружба с Ушаковым – единственная заслуга Кацикариса на вверенном ему посту. Что касается Олега, то у меня сразу возникли вопросы к нему. Потому что ряд задач по подготовке сборной России к Евробаскету решён не был. Я ему об этом сказала.

– Правильно ли я понимаю, что вам хватило трёх рабочих дней, чтобы разобраться в том, что Олег Ушаков плохо справляется со своими обязанностями и отправить его в отставку?
– Да.

– На данный момент вслух вы озвучили лишь один недостаток, в то время как Ушаков в своём открытом письме и интервью дал развёрнутый ответ по этому поводу. Имеются ли какие-то другие причины?
– Повторюсь, я не занимаюсь чёрным пиаром. А вот Олег меня предупреждал, что мне его обеспечит, если уйдёт.

– Правильно ли я понимаю, что он вам угрожал перед своим увольнением?
– Да. Я ему ответила, что это не может являться основанием для продолжения нашего сотрудничества, и мне очень трудно принимать всерьёз подобные угрозы, тем более с его стороны. Я вообще не знала этого человека раньше, нигде с ним не сталкивалась. Теперь же стало понятно, что лагерь, в который он перешёл, активно это использует. Для меня не стали откровением ни его интервью, ни письма, написанные за Кацикариса, – всем уже известно, что их авторство принадлежит не Фотису, а Олегу.

– То есть, по-вашему, Олег Ушаков переметнулся в лагерь вашей оппонентки по выборам Светланы Абросимовой?
– Да. Более того, я это знаю. Это абсолютно достоверная информация.

– Тем не менее назовите хотя бы несколько проколов генерального менеджера, которые вынудили вас с ним расстаться.
– Их было много, можно бесконечно перечислять. Лично меня удивила настойчивость Олега в вопросе о сотрудничества с греческой лабораторией, для выявления состояния баскетболистов по пробам, взятым в Москве. К тому же заключить договор с ними не представлялось возможным, требовались исключительно наличные деньги. Да и вообще, мне было непонятно, почему наша национальная команда должна сотрудничать с каким-то греческим исследовательским центром. У нас достаточно лабораторий в России. В период подготовки к Олимпийским играм в Сочи государство сделало всё, чтобы все передовые технологии служили на благо нашим спортсменам.

– Иными словами, вы обвиняете Ушакова в полном содействии Кацикарису?
– Я понимаю, что греческий специалист работал только с этим учреждением. Но для меня осталось загадкой, чем отличается конкретная лаборатория от других, какие секретные данные она готова была предоставить Фотису на основе произведённых анализов. Вообще это какой-то странный посыл – проводить исследования в другой стране.

– Какие ещё были претензии к Ушакову?
– Лично меня смутил тот факт, что генеральный менеджер под предлогом начала сборов национальной команды выписал со склада всю экипировку. Возможно, это было сделано для того, чтобы её реализовать. Я не знаю, может ли быть иная цель? Во всяком случае, 500 пар носков сборной России не нужно.

– Поясните, пожалуйста…
– У нас так заведено. Для того чтобы получить экипировку, необходимо пройти некую процедуру, подав соответственный запрос. Так вот Ушаков по ней выписал всё под ноль, хотя такой необходимости не было. Зачем сборной 40 сумок, например?

– То есть экипировка исчезла бесследно?
– Нет. Процесс удалось вовремя остановить.

– Как расцениваете заявление нового генерального менеджера о том, что пресловутые страховки были слишком дорогими? Оно было сделано с вашей санкции?
– Безусловно. Та ситуация, с которой столкнулся Фёдор Воропаев, погрузившись в работу со сборной, его удивила. Если говорить кратко, то со стороны это выглядело за гранью добра и зла. Никто не может дать ответ на вопрос, почему мы должны работать с иностранным брокером, когда в России есть свои сильные страховые компании. Они предлагают покрыть те же риски на значительно более привлекательных условиях.

Лев Савари

Лев Савари

– Речь идёт исключительно о дополнительных страховках?
– Да, разумеется. Но при этом не стоит забывать, что данная инициатива — добрая воля федерации. Мы помогаем игрокам избежать тяжёлых последствий, несём ответственность за риски, непредусмотренные клубными контрактами. Так вот суммы за эти дополнительные страховки были поистине безумными, особенно в свете временных трудностей РФБ с финансированием.

– Но ведь этот пресловутый иностранный брокер – компания с мировым именем. Иными словами, Воропаев намекнул на то, что Ушаков пользовался своим служебным положением ради наживы?
– Фёдор не произносил вслух названий компаний, он просто высказал своё мнение. Честно признаюсь, мысли, озвученные вами в вопросе, в голове возникают. Почему? Логику я уже объяснила.

– Ходят слухи, что Быков не поехал на первый сбор с национальной командой из-за того, что не была оформлена дополнительная "страховка", а не из-за травмы. Это домыслы?
– Я не знаю, об этом лучше спросить самого Сергея. Я разговаривала с Пашутиным, Карасёвым и Ведищевым – все подтвердили, что у Быкова болит ахилл. Доктор национальной команды подтвердил эту информацию, так что подозревать опытного защитника в нежелании у меня нет оснований.

– С учётом отказа Мозгова опасений за сборную на Евробаскете не испытываете?
– Это Кацикарис, похоже, испытывал (смеётся). Он предполагал, что именно так всё и будет. В последнем телефонном разговоре выразил сомнения относительно приезда в сборную Фридзона. Словом, Фотис пребывал в некоем унынии. А вот Василий Карасёв настроен оптимистично и реалистично. Я разделяю его позицию, у других игроков достаточно сил, умений и опыта для того, чтобы продемонстрировать максимальный результат.

– Но понять оптимизм Карасёва можно, ведь он российский тренер и вряд ли в случае неудачи в сложившейся ситуации его будут критиковать. Кацикарис терял гораздо больше, предварительно отказываясь перед этим от продления контракта с "Бильбао".
– Ситуация, в которой оказался Фотис не совсем верно трактуется. У "Бильбао" на данный момент не самое завидное финансовое положение, и когда он принимал предложение возглавить сборную, прежде всего опирался на стабильность в РФБ. Кацикарис, как и все остальные, не мог предположить, что в федерации произойдут изменения и всё в итоге обернётся таким образом.

– Если конкретизировать, то какая задача-минимум будет поставлена перед национальной командой на континентальном первенстве?
– Отобраться на чемпионат мира.

– По предварительным прогнозам вы являетесь фаворитом предвыборной гонки. Ощущаете это?
– Да, безусловно.

– Каковы ваши шансы в соперничестве с Абросимовой в процентном соотношении?
– 80 на 20 в мою пользу!

– То есть должно произойти что-то экстраординарное, чтобы Светлана выиграла выборы?
– На мой взгляд, да. Такое может случиться. Государство не вправе влиять, однако мы видим, что оно пытается это делать в лице некоторых государственных деятелей.

– Вы сейчас на Виталия Мутко намекаете?
– Мне так показалось.

– А вы с ним встречались?
– К сожалению, нет. Только с Павлом Колобковым. Он обещал мне организовать аудиенцию, но пока не срослось. Возможно, ещё удастся. Министр же со мной не встречается.

– Как думаете, почему?
– У меня нет ответа на этот вопрос. Сначала он был занят на Универсиаде, потом появились какие-то более срочные дела.

– Но если станете президентом РФБ, ему придётся…
– Будем надеяться.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг