Айзейя Томас и Ларри Берд
Фото: Getty Images
Текст: Филипп Уфлянд

Самый плохой парень Билл Лэймбир

Экскурс в историю, определяющий главного злодея НБА: псевдовикторина с участием Бёрда и Томаса — в новой рубрике "Записки старьёвщика".
22 августа 2013, четверг. 22:00. Баскетбол
I’d tried so not to give in

I said to myself: this affair never will go so well

I’ve got you under my skin


Здравствуйте, уважаемые дамы, их домовые и прочие господа, звучит бессмертный хит неподражаемого Фрэнка Синатры, а значит, мы начинаем наше интеллектуальное шоу "Занятная WIN — кторина". Напоминаем — это лучшее из несуществующих шоу, где реально снискать уважение почтенной публики, а может даже и заработать деньжат своей логикой и красноречием. С последнего раза ничего не изменилось, условия остались прежними, участникам задаётся один вопрос, на который они могут ответить, как им вздумается — главное, чтобы затем они смогли наиболее полно обосновать свою точку зрения. Итак, меня зовут Василиск Африканович Тигров, и мы начинаем. Сегодняшний вопрос звучит следующим образом: самый презираемый игрок в истории НБА — кто он? Поприветствуем первого участника нашей программы, трёхкратного чемпиона НБА, дважды самого ценного игрока финальной серии, баскетболиста, 12 раз принимавшего участие в "Матчах всех звёзд" и трижды становившегося самым ценным по итогам сезона — Ларри "Легенду" Бёрд. Ларри, вам слово, кто же этот негодяй, которого ненавидят все и вся?

— Двух мнений быть не может, это Билл Лэймбир. Начиная с момента его появления в лиге в 1980-м и до окончания карьеры в 1993-м Лэймбир жил под кожей у каждого игрока в НБА. Билл не был физически сильным игроком, но его гримасы, постоянные апелляции к судьям, симуляции, удары исподтишка — всё это могло вывести из себя даже святого. Я персонально и "Селтикс" в целом ненавидели его, и не потому что Билл был грязным игроком, а потому что он гордился этим званием. Роберт Пэриш всё время травмировал лодыжки, когда играл против Лэймбира…

— Да, но Лэймбир всегда говорил, что лишь делает свою работу.
— В том "Детройте", оригинальных "Плохих парнях", было много жёстких игроков. Например, Рик Махорн: он мог тебя ударить, но не хотел нанести вред, Лэймбир же каждым своим движением пытался нанести травму. Он был не слишком избирателен в методах — локти в лицо, специально подставленная нога, чтобы противник, приземлившись на неё, вывихнул себе голеностоп, симуляции фолов в нападении, когда поднятые вверх руки при столкновении били прямо в горло. Его не выносили даже бывшие и будущие партнёры по команде. Знаете, что сказал Махорн? "Я ненавидел его до того, как перешёл в "Детройт". Да что там, я ненавидел его, когда играл с ним первый сезон в команде!". Легендарный Боб Лэйнир, перейдя из "Пистонс" в "Бакс", дважды ломал Биллу нос. О чём-то это говорит, правда? Я понимаю, слава "самого плохого парня" делает его в каком-то смысле особенным, но в целом многое из того, что он умел, мог повторить любой игрок и сделать это менее подлыми способами. Достижения Лэймбира часто переоценивают…

— Ларри, вы были хороши и убедительны до определённого момента, но слишком увлеклись в концовке. Мы понимаем, личная неприязнь и всё такое, но последнее заявление было фатальным, так что мы переходим ко второму участнику нашей "WIN — кторины". Прямиком из бедняцких дебрей Чикаго — двукратный чемпион НБА, MVP финала-1990, 12 раз игравший в "Матчах всех звёзд" Айзейя Томас по прозвищу "Зик". Что скажете?
— По большому счёту Ларри был прав только назвав фамилию. Игра Билла не была воплощением грации и изящества, всё упиралось в простейший постулат: "Я не дам тебе делать то, что ты хочешь", и он чётко следовал этой установке. Билл не боялся ввязываться в драки и подставляться под соперников, превосходящих его в росте и массе. Согласитесь, при таком стиле легко отправиться на больничную койку. Переоценивают? Наверное, можно переоценить то, что Лэймбир провёл 685 матчей подряд, и это лучший результат в истории "Пистонс". Что бы ни произошло, он всегда выходил на площадку. Действительно, можно переоценить то, что Билл занимает первую строчку по количеству подборов за всю историю существования "Пистонс" (9430 отскоков). Кстати, пользуясь случаем, хочу передать привет Деннису Родману и Бену Уоллесу: ребята, я люблю вас. Знаете, есть такой замороченный рейтинг Win Shares, по которому рассчитывается степень влияния одного игрока на общекомандный результат. Так вот, там тоже первенствует "заурядный парень" по имени Билл. И он же не попадает даже в двадцатку игроков с наибольшим количеством фолов в истории НБА. Вне площадки Лэймбир постоянно принимал участие в благотворительных гольф-турнирах и был одним из первых, когда речь заходила о помощи неимущим. В конце концов, именно Билл помог перевести мою мать из трущоб в Кларендон Хиллс. Это считался престижный район для белых, и тогда состоятельные люди очень настороженно относились к подобным вещам. Билл наплевал на это и на консерватизм своей семьи, после чего поселил её прямо напротив своего дома. Он был милым и очень отзывчивым человеком…

— Зик, случай с Ларри вас ничему не научил. Это уже подробности, причём из личной жизни, более того, они касаются вас напрямую. Поэтому уж извините, но вы выбываете из нашего шоу. Теперь право озвучить своё мнение предоставляется… Биллу Лэймбиру! Как вы сюда попали?
— Здесь столько говорилось о том, что я нарушаю правила, так что я решил сделать это ещё раз.

— Что ж, посмотрим, насколько вы сможете быть объективным, когда дело касается вашей персоны. Но учтите, мы будем спрашивать вас чаще и жёстче, чем остальных участников шоу. Раз уж мы остановились на Айзейе Томасе, то как быстро вы осознали, что играть с ним в одной команде — это нечто особенное?
— Сразу же, как попал в "Детройт". Для этого мне понадобилась всего пара игр. Играть бок о бок с Зиком — это весёлый и неоценимый опыт, к тому же он самый неэгоистичный из игроков, которых я когда-либо видел.

— Сегодня объявили о том, что Аллен Айверсон заканчивает свою карьеру. Он был одним из самых остроатакующих защитников своего времени, но не умел контролировать ход игры без мяча, как это делал Томас. Многие считают, что напор и страсть Айверсона компенсировали этот недостаток. Как думаете вы?
— Наверное да, но однозначно трудно сказать. Айзейя не был тем, кто хочет набирать по 30 очков в каждом матче. Мог ли он это делать? Наверное. Желал ли этого? Совершенно точно нет. Всё, чего он хотел, — это выигрывать матчи.

— Именно Томас стал тем, кто популяризировал образ "Плохих парней", делал из этого торговую марку, а уже после вы подхватили эту идею.
— Так точно. Некоторые вроде Джо Думарса старались оставаться в стороне, но большинству парней нравился наш стиль игры. Мы самоидентифицировали себя и получали от этого удовольствие.

— Расскажите о ваших отношениях с Риком Махорном.
— Это не был идеальный союз, но мы понимали друг друга. Позже, когда он приспособился к интенсивной манере "Пистонс", мы стали лучше относиться друг к другу как на площадке, так и за её пределами.

— В 91-м вы всухую проиграли "Буллз" и демонстративно отказались от рукопожатий. Не жалеете о том моменте?
— Нисколько, тогда они очень много и часто говорили о нас, мягко говоря, не в лучших тонах. Не напрямую, посредством едких замечаний в интервью. Причём говорили о персоналиях, а не как об игроках, и мы никак не могли проигнорировать это.

— В 86-м вы стали лучшим по подборам в НБА. Как вам удалось опередить Мозеса Мэлоуна и прочих серьёзных соперников?
— Я всегда много работал над моментом подбора. У меня не было выдающихся физических данных, многие справедливо замечали, что я прыгаю будто у меня
Билл Лэймбир

Билл Лэймбир

кроссовки из цемента. Поэтому я прежде всего старался занять позицию. Траектория броска, момент отскока и борьба за позицию — вот были мои козыри. Конечно для того, чтобы применить их единовременно, мне требовалось бороться с теми, кто под щитами. И для этого я использовал все средства.

— При этом вы были великолепным игроком периметра.
— Это правда, даже игра передней линии "Пистонс" во многом была сформирована под влиянием наших форвардов и защитников, это касалось и центровых. Я неплохо играл "пик-н-поп", "пик-н -ролл" — и учитывая мои данные, средние и дальние броски были для меня наиболее приемлемой стратегией.

— Болельщики часто носят майки любимых игроков, но я ни разу не видел чтобы кто-нибудь носил вашу майку.
— Я тоже не припоминаю, хотя был один случай во время матча плей-офф против "Атланты". В большом перерыве на площадку вышел болельщик "Хокс" в футболке с надписью "Я ненавижу "Детройт", достал огромный картонный муляж майки с моей фамилией и искромсал его бензопилой. Тоже своего рода популярность и признание.

— Теперь вам предстоит небольшой блиц. Говорите первое, что придёт в голову. Ларри Берд.
— Психологически трудный соперник.

— Айзейя Томас.
— Победитель. Прирождённый лидер.

— Роберт Пэриш.
— Солидный ролевой игрок.

— Джо Думарс.
— Тихий лидер. Профессионал во всех смыслах.

— Билл Лэймбир.
— Приветливый игрок, который выиграл два чемпионских титула. Это единственное, чем я хочу запомниться. Это то, ради чего мы играли и получали удовольствие.

Мистер Лэймбир, совершенно очевидно, что вы становитесь победителем в нашем шоу. Всеобщее признание вы уже имеете, а мы, к сожалению, не имеем деньжат. Так что в качестве приза вручаем вам почётную грамоту фрезеровщика на автомобильном заводе "Форд". А с вами, уважаемая публика, мы прощаемся, ждём новых встреч, испепеляющей критики и… И тухлых помидоров.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 8
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница