Леброн Джеймс
Фото: Getty Images
Текст: Ильгам Мирзин

Джеймс: Айверсон – мой второй кумир после Джордана

Леброн Джеймс – о собственных страхах, трансформации самосознания, сравнениях с предшественниками, отношениях с Джорданом и многом другом.
18 октября 2013, пятница. 22:35. Баскетбол
Леброн был окружён кольцом хауса, которое сосредоточилось в 100 метрах от него. В "Нижнем Парке" Майами происходила настоящая бойня между фотографами и детьми, которые хотели оказаться в числе счастливчиках и сыграть с Его Величеством на площадке. Король, казалось, не обращал никакого внимания на происходящее вокруг. Он просто растянулся в своем трейлере, раскинув ноги, и расписывался на футболках и кепках в футболке с принтом "No Heart, No Chance" ("Нет сердца, нет шансов". – Прим. "Чемпионат.com"). Он только что вернулся из морского круиза по южному побережью Франции со своей семьёй и друзьями. Минула всего лишь неделя со дня свадьбы Джеймса и Саванны Бринсон. Закончился заслуженный отпуск Короля, и теперь пора возвращаться к выполнению своих обязанностей лучшего игрока на планете.

– Как провели это лето? Смогли восстановиться?
– Отдыхал целый месяц — никогда не думал, что бездельничать так тяжело. Сезон закончился 20 июня, а к тренировкам приступил лишь 20 июля. Ежедневно рвался в спортзал, но понимал, что должен предоставить своему организму заслуженный отдых, всё же за два с половиной года накопилась усталость и появилось много болячек. Приятно было просто лежать и наслаждаться жизнью, хотя и понимал, что мог стать лучше за этот месяц, если бы поработал над своими навыками, или посещал оздоровительный центр в Акроне по пути домой, или хотя бы занимался пилатес-йогой. Я всегда стараюсь поддерживать форму.

Леброн Джеймс

Леброн Джеймс

– Ваш агент Рич Пол признался, что Леброн демонстрирует лишь 85% своего истинного потенциала. Неужели вы способны прибавить?
– Не знаю, сколько будет в процентах, но я могу стать сильнее. Чувствую, что мне по силам улучшить бросок, контроль мяча и игру в позиции "лоу-пост". С момента, когда я начал играть в баскетбол, лишь последние два года использую игру спиной к кольцу. Так что мне по-прежнему нужно много тренироваться, чтобы стать профи в этом деле. Если понимаю, что нужно доработать элемент, в котором я себя чувствую не так уверенно, как хотелось бы, я возвращаюсь на паркет и продолжаю заниматься.

– В предстоящем сезоне больше будете играть ближе к кольцу?
– Абсолютно! Нашей команде такие действия принесут дополнительные дивиденды. Мы не располагаем достаточным количеством мастеров игры в "лоу-пост", за исключением Криса Боша и Дуэйна Уэйда, тем не менее они игроки другого склада и предпочитают действовать в ином стиле. Когда я начну действовать в новом для себя ключе, то это должно будет привнести разнообразие и динамику в схемы "Майами". Настало время поменьше уделять внимания действиям на периметре.

– Но раньше всё было с точностью до наоборот…
– Не то что бы мне не нравилось, просто я чувствовал себя некомфортно. Сейчас же всё наоборот. Поймите, если это сделает нас сильнее, то, безусловно, буду играть так, как будет лучше для команды. Неважно, сократится ли моё владение мячом или я стану играть совсем без него, придётся ли мне стать разыгрывающим или действовать на позиции центрового, главное — чтобы были победы. Нашим соперникам придётся крайне тяжело, ни одна команда не будет играть против меня один в один, когда опека на мне будет сдваиваться, смогу находить свободных партнёров, благо рост и мой баскетбольный интеллект позволяют делать это. Таким преимуществом обладают не все команды лиги.

– Добавили этим летом в свой арсенал новые "фишки"?
– Много работал над игрой без дриблинга, учился создавать себе место и освобождаться от защитника одним обманным движением. Если ты обучился какому-нибудь элементу, то будь добр, играй и в защите. Теперь у меня есть свои хитрости при игре в обороне. Чувствую, этот сезон для меня сложится весело.

– Ранее вы признавались, что если что-то у вас не будет получаться, вы будете усердно работать над этим. В каких аспектах вы чувствуете неуверенность?
– Главное — не опускать руки (смеётся). Даже не знаю. А вы что знаете о моих недостатках? Скорее всего, если начну играть левой рукой или бросать издалека.

– "Сан-Антонио" как раз заставил вас играть на "периметре"…
– И это приносило свои плоды в первых матчах. Это стало психологическим испытанием для меня. Я зациклился и стал думать, как я могу изменить свою игру. Главное, что я смог пройти через это. Я просто осознал: "Мужик, какого чёрта? Я же постоянно работаю над своим броском. Я так много тренируюсь, чтобы достичь успеха. Нельзя просто так сдаваться!" Кроме тренировок и таланта необходимо верить в себя!

– Значит, вы сомневались в собственных силах?
– Это была психология в чистом виде. Первая игра вышла хорошей, во второй я старался изо всех сил, как и в третьей, где я больше бросал с "периметра". "Спёрс" загнали меня в угол, они так вцепились в меня, что я не мог свободно проходить к кольцу и бросать в прыжке, приходилось делать это издали. Я прилагал все свои усилия к тому, чтобы прорваться через их оборонительные редуты и играть так, как мне удобнее. После третьей игры я ушёл в видеокомнату. Мне нужно было перевести дух, осознать происходящее и найти выход из сложившейся ситуации — что мне в итоге и удалось.

– Как лучший игрок планеты можете сомневаться в себе?
– Когда ты на протяжении долгого периода времени делаешь всё для того, чтобы достичь результата, но он не приходит, то начинаешь грызть себя изнутри, задавать лишние вопросы. Например, а правильно ли я действую на площадке, не лучше ли было идти в проход, а не бросать? Думаю, что у каждого из нас наступает такой период в жизни.

– Ваш первый тренер в школе Кит Дэмброт сообщил всем, что вы являетесь гением на паркете.
– Хорошо, что он не говорил ничего плохого обо мне. Это первый человек, сказавший мне, что я могу стать сильнейшим игроком НБА, если только сам этого захочу. Произошло это ещё во время второго года обучения. Знаете, тогда я думал, что он сумасшедший. Затем начались постоянные тренировки, и как-то он подошёл ко мне со словами: "Если ты всем своим разумом отдашься игре, всегда будешь сфокусирован на ней – ты станешь великим баскетболистом". Правда, я не верил ему.

– А сейчас верите?
– Теперь это моя цель. Единственное, что мотивирует меня, — выиграть ещё один чемпионат и снова стать лучшим. К этому я стремлюсь.

– Что вам нужно делать, чтобы стать лучшим из лучших?
– Не знаю. Моя цель – быть лучшим везде и всегда! Это означает, что я должен играть на пределе своих возможностей. Если я максимизирую свои старания, то со временем меня признают если не лучшим, то уж точно одним из них. Конечно, всем понятно, что мне нужно продолжать выигрывать, но я победитель, такова моя суть. Заметьте, вопрос отпал сам собой. Я чувствую, что смогу становиться чемпионом так долго, как позволит моё здоровье, и если я буду частью сильного коллектива.

– Многие поклонники баскетбола считают, что вы должны сравняться по чемпионским перстням либо с Коби Брайантом, либо с Майклом Джорданом.
– Я об этом не думаю. Для меня соперничество с ними не имеет никакого значения. Я играю ради себя, а не для того, чтобы догнать кого-нибудь. Я не думаю о том, чтобы встать в один ряд с Мэджиком Джонсом, Ларри Бёрдом или с Коби. Я должен играть в свой баскетбол на своём уровне. Я делал это на протяжении предыдущих 10 лет и буду продолжать делать это в будущем, главное – чтобы здоровье позволяло.

– Все замечают, что вы не соревнуетесь с Кевином Дюрантом или Кармело Энтони, вы ориентируетесь на Майкла и в меньшей степени на Брайанта.
– Всё верно…

Леброн Джеймс

Леброн Джеймс

– Другими словами, вы всегда повторяете, что хотите стать величайшим, а на данный момент этим человеком является Его Воздушество.
– Да, каждый ставит его на верхнюю строчку, у каждого свои аргументы на этот счёт, и неважно, какие они. Кто-то любит Джордана, кто-то любит Леброна, Брайанта и так далее. Мэджик, Бёрд… Честно, я не думаю об этом и не рассуждаю. Так уж и быть, скажу: я хочу достигнуть высот Майкла. Другими словами, я хочу быть великим. Мне кажется, у меня есть возможность стать таким игроком, потому что я обладаю огромным игровым мастерством и мне есть куда расти. Я ещё не достиг своего профессионального предела. Несомненно, я считаю Эм Джея лучшим. Без него не было бы и меня. Он давал мне надежду, он вдохновлял меня, когда я был ребёнком. До сих пор смотрю игры с его участием. Во время своего отпуска я просмотрел много документальных фильмов про него: "Come Fly With Me", "Jordan’s Playground" и "His Airness". Я постоянно учусь у него, просматриваю записи его игр. Недавно я поставил запись с матчем, в котором он набрал 51 очко, играя за "Вашингтон" против "Хорнетс".

– Как часто смотрите игры великих?
– Постоянно. Конечно с Джорданом больше, чем с другими. В ближайшее время хочу уделить внимание записям с участием Аллена Айверсона. Я не использую "фишки" из его арсенала, но буду. Это его желание. Люди постоянно говорили, что в нём 183 см роста, но на самом деле меньше. Мы никогда не думали о его росте, мы никогда не советовали ему набрать массу. Он просто играл в баскетбол, наравне с двухметровыми атакующими защитниками. А как Айверсон завершал атаки?! Он был одним из лучших в этом аспекте игры. Даже не сомневайтесь, что он отдавался игре всем сердцем, он делал это искренне и всегда! Знайте, что Аллен был вторым моим кумиром после Его Воздушества.

– То есть вы хотите сблизиться с Джорданом?
– Я даже не знаю, как и ответить. Это вопрос с подвохом. Все уже поняли, что я стремлюсь к уровню его игры, но я никогда не говорил с ним об этом. Мне бы хотелось, просто присесть с ним за один стол и поговорить искренне о его прошлом, как он играл, через что ему пришлось пройти, как изменилось его сознание со временем. Ощутить его боль и неудачи, когда "Чикаго" несколько сезонов подряд постоянно проигрывал в финале конференции, и за счёт чего ему удалось в итоге одолеть "Пистонс". В голове много вопросов, например, "Почему ты решил закончить карьеру?", "Что тебя заставило вернуться?", "Из-за чего ты начал играть в баскетбол вновь?". Я лишь хочу поговорить с ним по душам (Леброн как будто представил эту беседу, стал громче говорить и ярко жестикулировать руками.). Я хочу спросить его о себе, что он думает о моей игре, и как я могу её улучшить. Поверьте, я считаю, что он всё ещё может обыграть меня один в один, прямо в этот момент (Смеётся). Я точно в этом уверен.

– Так почему же вы не дружите?
– Всё из-за работы. Несомненно, у каждого из нас есть дела, и у нас мало свободного времени. Не знаю других причин, хотя это не так уж и важно. Конечно, мы встречались несколько раз. Я был на вечеринке по поводу его 50-летия на Матче звёзд. Я приехал, чтобы отдать дань уважения Его Воздушеству. У нас состоялся непродолжительный диалог с ним, но было многовато людей, невозможно было сфокусировать его внимание на своей персоне. В конечном счёте, я не знаю, почему мы не общаемся ближе.

– Когда речь идёт об инстинкте убийцы, то все ставят вам в пример Эм Джея и Коби. Думаете, люди вас недооценивают?
– У меня всего лишь свой стиль игры. Есть много разных способов "охоты". Я смотрю канал "Дискавери", и там показывают представителей дикой фауны. У каждого хищника свой способ охоты. Львы отличаются от гиен. Одни делают это стаей, другие используют обдуманную стратегию. Я думаю, что люди не понимают этого. Они хотят, чтобы ты ничем не отличался от Чёрной Мамбы или от Майкла. Мэджик, Абдул-Джаабар, Бёрд каждый из них был уникален в своём деле. Это же не означает, что у них не было инстинкта убийцы! Тим Данкан абсолютно не похож ни на Джордана, ни на Брайанта, но я играл против последнего в двух финалах НБА. Поверьте мне, он настоящий хищник-убийца. Безусловно, Майкл обладал этим инстинктом. Но почему-то люди думают, что Эм Джэй из-за этого ни с кем не говорил и не улыбался на паркете, да они просто сумасшедшие. Как-то смотрел клип, где он отвесил "горшок" Чарльзу Баркли, так после этого момента они просто стояли и смеялись по этому поводу, прямо на паркете. Неужели вы думаете, что если я заблокирую Кевина или Кармело, а затем мы посмеёмся над этим, то это я жертва? Послушайте меня ещё раз, у каждого из нас свой способ "охоты".

– Думаете, вы сможете изменить мнение людей?
– Надежда есть всегда. Со временем все осознают, что я добиваюсь успеха своим путём. И я побеждаю при помощи… Я бы не сказал, что это мой личный выбор, так играют многие. Я хочу, чтобы моя дорога к успеху была полна веселья и чувства сплочённости, когда мы всей командой ставим перед собой одни и те же цели. Мы просто выходим на площадку и побеждаем. Когда я получаю удовольствие от своей игры, лишь тогда истинно радуюсь успеху. Например, как в шестой игре против "Селтикс" в 2012 году. Люди спрашивают: "Почему он не всегда такой счастливый?". Да я понятия не имею, почему. Просто кому-то повезло сделать замечательный снимок. Человек находился в нужное время в нужном месте, чтобы сфотографировать меня уставшим, но со сногсшибательной улыбкой. Это просто смех, но на лице Короля (смеётся). Это классно, перестаёшь думать на мгновение, поддаёшься своим эмоциям и получаешь то, что хочешь.

– Со стороны кажется, что у вас в команде почти семейные отношения со всеми партнёрами. Это связано с тем, что вы единственный ребёнок у своих родителей?
– Абсолютно верно. Я всегда хотел иметь братьев и сестёр. И когда у меня появились Сьён, Дрю, Уилли и Роум (Партнёры по команде в старшей школе Сент-Винсента – Сэнт-Мэри. – Прим. ред.), я был счастлив. Важным моментом является то, что когда у тебя с партнёрами по команде есть общие интересы помимо баскетбольной площадки, когда вы друзья, то на паркете у всех взаимопонимание на космическом уровне. Думаете, эту систему используют все коллективы? К сожалению, нет. Каждый вправе выбрать свой путь развития. Я хочу быть частью той команды, где кроме побед и общей идеи успеха ценится и дружба за пределами арены. Когда мы верим друг в друга и ставим одну общую цель. Так было в "Кливленде", так есть и сейчас. Когда контракт Майка Миллера был амнистирован, я переживал по этому поводу. Он наш друг. Мы все пришли в этот клуб вместе, он был с нами с самого начала. Я переживаю за каждого члена нашей команды.

Леброн Джеймс

Леброн Джеймс

– Как образом Леброн Джеймс создаёт атмосферу в команде?
– Не то чтобы перед началом сезона я составлял план или распечатывал памятки: "Как правильно создать дружеские отношения внутри команды?" "Что необходимо, чтобы всех связывали товарищеские узы?" Да, я звезда НБА, но я не эгоист. Отношение к делу и к окружающим является залогом успеха. Нет такого, чтобы я говорил партнёрам: "Давайте тренироваться, нам следует пожертвовать чем-нибудь ради победы", а сам бы валял дурака. Если я что-то требую или говорю, то это одинаково для всех. Ответственность перед партнёрами крайне важна для создания тёплых отношений. Я радуюсь успехам одноклубников как никто другой. Уэйд в четвёртой игре против "Спёрс" показал, что он не просто так получил прозвище Вспышка, хотя все выказывали недовольство его действиями на площадке. Крис Бош в шестом матче серии феерил: два блок-шота Дэнни Грину и Тони Паркеру, а затем подбор в нападении и перевод мяча на Рэя Аллена. А когда все газеты и журналисты говорили, что Шэйн Баттье не способен бросать по кольцу, — все помнят, что произошло потом: полдюжины дальних бросков в одной игре! Я ценю эти моменты больше, чем кто-либо другой.

– Вас часто критиковали за такое отношение к партнёрам?
– До сих пор делают это.

– Так почему бы вам не начать больше брать игру на себя вполне вероятно, увеличится результативность.
– Не думаю, что если я бы прислушивался ко всем этим советам со стороны, то мы бы смогли достичь наших высот. Смогли бы мы занять первое место на Востоке, смогли бы выйти финал? Думаю, что нет. Такая игра не является отображением моей сущности. Многие так называемые гуру баскетбола хотят, чтобы Леброн Джеймс стал Бернардом Кингом. Но я не он, я не хочу быть типичным "бомбардиром". Забивать — не единственная моя задача на площадке. Я набирал в среднем 31 очко за игру в "Кливленде" на третьем или четвёртом году своей карьеры, и к чему это привело?! Почему-то люди забывают об этом. В один год я был лучшим, в нескольких других заканчивал сезон вторым или третьим вслед за Коби или Айверсоном. Я не хочу, чтобы моя слава была связана лишь с результативностью. Меня не обрадует, если люди при упоминании моего имени будут говорить: "Это же тот парень, который только и бросал по кольцу, не замечая партнёров". Конечно, я могу много забивать, но предпочитаю быть разносторонним игроком.

– Сколько бы вы могли набирать в среднем за игру?
– 35 очков.

– А могли бы больше?
– Вероятно, я бы мог набирать от 35 до 40 очков. Но мне бы пришлось насиловать свой организм, я бы мог стараться набирать по 40 баллов за вечер, но, скорее всего, остановился бы на отметке 35. Сейчас я в среднем раздаю 8 передач за матч, а так бы отдавал как минимум в два раза меньше. Так что надо подумать, что лучше: 28 очков и 8 "ассистов" за игру или вышеупомянутое.

– Два года назад вы начали отключать свой телефон и гаджеты на время плей-офф. Наблюдаете ли вы за играми каким-либо способом?
– Абсолютно нет. Да, это началось два года назад. Радио, НБА ТВ, программы по телевизору втягивают тебя и постоянно отвлекают от дела. Я хочу быть сфокусированным лишь на своей игре. Я предпочитаю просто смотреть фильмы, какие-нибудь шоу или читать книги.

– Как вы пришли к чтению?
– Не помню, просто хотел быть сосредоточенным. Я решил попробовать что-то нестандартное, что-то новое. Я сказал себе: "Знаешь что? Плей-офф начинается в субботу, так что мне следует выключить свой телефон в пятницу". Хотел посмотреть, что может выйти из этого. Позже я начал читать. Попросил своего бизнес-менеджера (Маверик Картер. – Прим. ред.) составить для меня список литературы, который был бы мне интересен. Я прочёл всё, и мне понравилось. У каждого свои интересы, и чтение стало моим.

– В 2011 году во время серии против "Далласа" везде только и говорили о том, что вы напоминали тень самого себя. Вы как-то реагировали на эти слова?
– На самом деле я сыграл не в свою силу. Так что вы имели полное право осуждать меня, могли сказать всё, что вам вздумается. Я бы не смог ничего вам ответить.

– То фиаско был переломным в вашей жизни?
– Сколько у меня было этих моментов. Поражение в седьмом матче второго раунда плей-офф от "Бостона" в 2007-м, поражение от "Орландо" в 2009-м, опять же "Селтикс" в 2010-м. Каждый проигрыш меняет тебя. До 2011 года у меня уже имелся опыт неудач в финальных сериях. После игр с "Маверикс" настал период, когда я сказал себе: "Всё, хватит, это произошло в последний раз!"

– Давайте представим на мгновение, что вы можете вернуться в 2010 год или раньше. Могли бы вы изменить отношение к себе людей, живущих не только в Огайо, но и по всей стране?
– Хочу заметить, что оно поменялось за прошедшие три года. Кроме меня изменилось ещё и моё окружение. Я верю, что с возрастом человек становится другим, и я не исключение. Моя нынешняя жизнь и моя игра формируют отношение ко мне со стороны болельщиков и простых обывателей. Я хочу, чтобы люди оценивали мои поступки, моё понимание баскетбола.

– Все говорят о том, что вы изменились в лучшую сторону как отец, человек и одноклубник. Конечно, это не означает, что до этого вы были плохим.
Леброн Джеймс

Леброн Джеймс

– Я никогда не был непоседой. Считаю, каждому человеку свойственны ошибки, главное — как он справляется с ними. После победы "Далласа" я как-то сказал, что ничего страшного не произошло и люди просто вернутся к своей обыденной жизни. Так они ещё долго меня критиковали, тем более что это продолжается до сих пор. Пройдя через это, я многому научился и впредь не буду совершать таких упущений. Я повзрослел психологически и физически, стал опытнее, то поражение закалило меня. И все наши победы пришли во многом благодаря предыдущим неудачам.

– Обсуждали ли вы свои жизненные перипетии с человеком, который добился большого успеха?
– Ни с кем не говорил о своих проблемах или о своём жизненном пути. Конечно, я могу обсудить это с Джей Зи. Он так же, как и я, выбился в люди сам, он вырос в неблагоприятном районе, пройдя тернистый путь. Я не скажу, что сам вышел из такого состояния. Мне помогла моя семья и мои близкие друзья.

– Со времён великих "Буллз" прошло много лет, и сейчас наступила эра СМИ. Каждая игра, четверть, каждое ваше действие анализируется и критикуется.
– Сам Джордан не был идеальным: он иногда проигрывал, терял мяч, не забивал. Самое главное — что он никогда не переживал по этому поводу. Это и было залогом его успеха, он никогда не боялся ошибаться и не слушал, что о нём говорят другие. Отсутствие страха сделало из Майкла Его Воздушество.

– Как вы смогли преодолеть это чувство?
– Это главное препятствие на моём пути, которое не оставляет меня и поныне. Я настолько сильно хочу побеждать, что боюсь проиграть.

– Как справляетесь с этим?
– Победа и есть моё лекарство.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница