Коби Брайант
Фото: Getty Images
Текст: Вера Иванова

Брайант: я никогда не буду играть в Китае

Суперзвезда "Лейкерс" рассказал китайскому телевидению о жизни после травмы, воспитании дочерей, Джордане и конце профессиональной карьеры.
20 октября 2013, воскресенье. 14:30. Баскетбол
Во время турне по Поднебесной продолжающий восстанавливаться после травмы ахилла Брайант хоть и не мог выйти на площадку, но всё же был самым востребованным у китайских журналистов персонажем. О болельщиках и говорить нечего — они устроили защитнику "Лейкерс" "режим непрерывной овации". Придя на интервью в студию телеканала CCTV, Брайант сначала услышал восторженное и долгое скандирование "M-V-P!", а затем приступил к беседе. Кстати, задавали ему вопросы во время интервью именно болельщики из зала.

— Как вы чувствуете себя сейчас?
— Определённо лучше, хотя шрам на лодыжке ещё заметен. Сейчас я уже могу подняться на носочки — это хороший знак, значит, я стопроцентно восстановлю форму.

— Сколько ещё чемпионатов вы планируете выиграть?
— Вообще я всегда думал, что хочу выиграть семь титулов Это была и есть моя цель, к которой я продолжаю двигаться.

— Чёрная мамба способна убивать разных животных. А вот её саму по-настоящему уязвить может только птица-секретарь. Встречали ли вы свою "птицу-секретаря" — настоящего врага, которого вы боитесь?
— Я никого и ничего не боюсь.

— Неужели совсем никого и ничего?
— Не нужно ничего бояться, ведь игра на площадке и жизнь – это всегда испытание. Чтобы быть конкурентоспособным, чтобы видеть, что ты можешь сделать по-настоящему, не надо бояться. Даже если ты не выигрываешь, ничего страшного, ты можешь вернуться и попробовать снова. Поэтому я не боюсь соревноваться и не боюсь никого.

— Можно выделить три важных момента в вашей карьере: в 17 лет вы пришли в лигу, в 25 выиграли третий титул, в 35 получили тяжёлую травму. Каким стал мир для вас сейчас и как каждое из событий изменило вас?
— С профессиональной точки зрения сейчас мне больше приходится думать о том, чего я уже достиг. Конечно, когда думаешь: "Я выиграл то, я выиграл это" — такой образ мыслей давит. Не думаешь о том, что будет впереди. Поэтому я пытаюсь правильно себя настраивать, чтобы не стать заложником подобных рассуждений. Просто потому, что для них ещё не пришло время. Когда оно придёт, я буду предаваться воспоминаниям, но не сейчас. Во-вторых, мне очень повезло с семьёй: я женился на женщине, которая любит соперничество так же, как и я. И во всём, за что Ванесса берётся, она стремится достичь максимального успеха. Этому же мы пытаемся учить наших дочерей — иметь такое же отношение к жизни и такой же драйв. Очень важно, чтобы они видели, как много и упорно я работаю, особенно сейчас, когда я получил эту травму. Ведь если бы я завершил карьеру, то чему бы я их научил — что можно всё бросить и опустить руки?

Поэтому сейчас, в свои 35, я думаю больше о том, какой я муж и отец. Мы недавно вернулись из отпуска в Италии, я говорил по-итальянски, а дети нет. Я сказал им – попробуйте говорить. Они отказывались говорить, я спрашиваю – почему? Ну, потому что это будет ужасно звучать. Но я продолжал настаивать, чтобы они говорили, несмотря на акцент, потому что нельзя ничему научиться, если не пробовать. Когда ты только начинаешь играть, только начинаешь учиться, ты должен постоянно расти, это обязательное условие. Обычно я называю это "ваша чашка постоянно пуста". Я всегда говорил, что родился для того, чтобы быть бомбардиром, а потом я научился и тому, как стать победителем. И всё потому, что никогда не считал, что уже достиг предела. Моя чашка всё ещё пуста.

— Травмы – это часть жизни игроков в любом виде спорта. Какие травмы были у вас и как они могут отразиться на вашей жизни после баскетбола?
— Травмы – это всегда тяжело, и надо постоянно тренироваться, чтобы снизить риск повреждений. Я ем только здоровую пищу, поддерживаю форму, растягиваюсь, и видите, я всё равно порвал ахилл. Но это часть игры, это то, что ты должен принимать. Ты не можешь контролировать в жизни абсолютно всё, с чем-то приходится просто мириться. И когда травма всё же случается, ты должен настраиваться на то, чтобы восстановиться после неё в любом случае.

— Чей авторитет из звёзд прошлого или настоящего давит на вас больше всего?
— Майкла Джордана и Мэджика Джонсона. Когда я был ребёнком, они меня вдохновляли, оба этих игрока. И я научился у них многому. Хотел бы иметь возможность поиграть с обоими.

— Это многое говорит о вас. Я спрашивал, чей авторитет на вас давит, а вы отвечаете, что хотели бы сыграть с ними. Если вы решите закончить карьеру, что именно заставит принять такое решение. Как вы поймёте, что настало время уйти?
— Когда я пойму, что не хочу просыпаться в 4-5 утра. Когда пойму, что это уже не важно для меня – побеждать и быть лучшим. Когда такое чувство появится, тогда и настанет время уходить. Когда я смотрю в зеркало, я вижу того, кем я являюсь, а не того, кем я был или буду. Это я со всеми моими сильными и слабыми сторонами. Например, я уже не могу отрастить свою афропричёску! Важно знать то, кем ты являешь сейчас, на что ты способен. Не нужно бояться встречи с самим собой. Пока ты понимаешь, кто ты есть, только небо — предел для тебя.

— Весь Китай ждёт, когда вы приедете сюда играть...
— Я думаю, что обязательно приеду, сыграю здесь ради удовольствия. Не думаю, что приеду играть сюда как профессионал. Я буду в "Лейкерс", а когда уйду из этого клуба, то обязательно приеду сюда, поиграю с детьми, может быть, с парнями из национальной сборной. Просто ради удовольствия.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница