Фёдор Воропаев
Фото: "Чемпионат.com"
Текст: Лев Савари

Воропаев: в суд на Широкова подам обязательно

Фёдор Воропаев – о работе в сборной и РФБ, мотивах своего увольнения, диалогах с Аникеевой, оскорблении Широкова и многом другом.
21 октября 2013, понедельник. 12:30. Баскетбол
– Фёдор, за три прошедших месяца сложилось впечатление, что вы вполне уравновешенный человек. Почему решили уйти из РФБ, хлопнув дверью?
– Я просто не мог молчать. Поймите, я очень люблю баскетбол, занимался им с самого детства, много играл за студенческие команды, не пропускал ни одного матча сборной начиная с Олимпиады-1988. И когда в 2010 году заварилась каша с "делом Чёрного", стал осознавать, что баскетбол в России катится в пропасть. А затем искренне поверил, что Юлия Аникеева может всё изменить, поэтому и дал согласие стать генеральным менеджером национальной команды. Но после того как я понял, что РФБ с его нынешнем руководством это болото, в котором никто не хочет шевелиться и ничего менять, решил – молчать не буду.

– Как бы вы оценили свою работу за эти три месяца?
– Не считаю правильным ставить себе оценки. Пусть скажут ребята из сборной, с некоторыми из них мне удалось по-настоящему подружиться. До сих пор приходят сообщения со словами поддержки. Можно, кстати, спросить обо мне также тренерский штаб, и докторов, и массажистов. В своём первом интервью я ведь фактически озвучил то, о чём все шептались по углам.

– Понимали, что "интервью на выход" в одном из изданий вызовет столь негативную реакцию, причём порой выходящую за рамки этики?
– Я отчётливо осознавал, на что иду. Понимал, что вызову негативные эмоции, что мои откровения придутся не по душе руководству федерации. Хотя, конечно, надеялся, что моим оппонентам удастся соблюсти элементарную вежливость.

– Какие эмоции испытали после комментария Юлии Аникеевой?
– Аникеева поставила себя в очень неудобное положение. Есть несколько интервью, в том числе в "Спорт-экспрессе", а ведь именно в этом издании президент РФБ выступил с заявлением, что Воропаев никогда не был генеральным менеджером, а работал администратором, где она меня лично представляла. На пресс-конференции перед чемпионатом Европы передо мной стояла табличка "Фёдор Воропаев, генеральный менеджер сборной России". На сайте РФБ была такая же запись. После того как журналисты вывесили это в социальных сетях, мою фамилию тут же убрали. Вам не кажется, что это просто цирк? Руководитель одной из крупнейших спортивных федераций утверждает одно, а факты говорят о другом… При этом если говорить по сути, Аникеева ведь не опровергла ни одного высказывания из моего первого интервью.

– Вам не кажется, что президент РФБ явно не посоветовалась со своими помощниками и пиарщиками, прежде чем дать комментарий по поводу вашей роли в РФБ?
– Я уже отказываюсь понимать, что происходит в организации под названием РФБ. Аникеева, наверное, принимала решение сама. И это лишнее подтверждение того, о чём я говорил ранее: профессионализм и адекватность в федерации в остром дефиците.

– Точки над i, очевидно, может расставить только последняя запись в вашей трудовой книжке.
– Моё первое заявление о приёме на работу подписали, но потеряли. Затем я подал ещё одно, после чего мне сделали запись в трудовую книжку. Там чёрным по белому написано, что Фёдор Воропаев принят на должность генерального менеджера мужской сборной России по баскетболу. Эту запись по команде руководства сделал сотрудник юридического отдела – Миша Богатов. Отличный парень, настоящий профессионал. К сожалению, не удивлюсь, если и на него теперь падёт гнев госпожи Аникеевой всего лишь за то, что он честно выполнял свою работу.

– Как вы отреагировали на резкий пассаж Андрея Широкова?
– По-моему, у Андрея Львовича просто сдали нервы. Я вообще не понимаю, какое отношение к сборной имеет один из руководителей Единой лиги ВТБ. Почему его так задели мои высказывания? На будущее я бы пожелал Широкову выдержки и самообладания, а то получается так, что когда человеку нечего сказать, он переходит к оскорблениям.

– Возникает естественный вопрос: собираетесь ли вы подавать в суд?
– Разумеется. Посоветуюсь с юристами и подам иск о защите чести и достоинства в ближайшее время. Такие слова не могут оставаться безнаказанными. Всё-таки Широков оскорбил меня и мою семью. Когда человек, занимающий высокий пост, позволяет себе подобное, его необходимо призвать к ответу публично.

– Если отбросить эмоции, что конкретно вас разочаровало в работе федерации?
– Как таковой работы в принципе не было. Я поставил себе задачу работать над сборной каждый день, независимо, проходит какой-нибудь турнир или нет. Но мои инициативы, как показалось, только мешали. Показательный пример, что Аникеева лично заявила мне, что после чемпионата Европы ничего делать и не надо, ребята в клубах играют, так что ты можешь прохлаждаться. С намёком, что я могу быть доволен, что получаю зарплату просто так. У меня возникло ощущение, что руководству вообще не до баскетбола, их волнуют только какие-то личные дела.

– Чему удивились больше всего за время работы?
– Звонкам в раздевалку во время матчей чемпионата Европы. Считаю, что это просто за гранью добра и зла. Обстановка и так была накалена до предела, а тут президент просит позвать к мобильному телефону главного тренера прямо в перерыве важной игры. Ну и отношение к людям… Им не нужны профессионалы, а нужны покорные исполнители, которые безропотно будут следовать их командам.

– Что стало последней каплей, переполнившей чашу вашего терпения?
– А её и не было. Я решил, если пойму, что в этой структуре ничего нельзя изменить, выступлю публично.

– Вы общались лично с предыдущим генеральным менеджером сборной Олегом Ушаковым после катавасии с его увольнением, пытались найти общий язык, советовались по каким-то вопросам?
– Олег с самого начала передал мне все дела. Никаких претензий у меня к нему не было, скорее наоборот, хочу сказать ему спасибо за помощь. Личных бесед мы не вели. Сейчас я чётко понимаю, что его уволили несправедливо.

– Если бы вам доверили выбор главного тренера, кто повёз бы сборную на Евробаскет?
– Много лет тому назад на одной из пресс-конференций по причине болезни штатного переводчика не нашлось человека, который бы озвучил мысли Дэвида Блатта. Блатт тогда приезжал с "Маккаби" на встречу с ЦСКА. Я вызвался помочь. После мероприятия мы очень хорошо поболтали с Дэвидом, и я проникся к нему симпатией. Очень обрадовался, когда он возглавил национальную команду России, а в 2007-м убедился, что Дэвид не просто отличный специалист, он настоящий волшебник. Жалел, что он ушёл из сборной. Для меня Дэвид остаётся лучшим тренером Европы…

Если выбирать из российских специалистов, однозначно это Василий Карасёв. Он прекрасный тренер, хороший психолог, обладает отличными человеческими качествами. Просто случилось так, что его бросили в самое пекло. Отсутствие шести ключевых игроков, давление федерации, ответственность за результат… Надеюсь, что Карасёв останется в национальной команде надолго.

– Насколько доверительные отношения у вас были с игроками?
– У нас было не так много времени, но мне удалось найти общий язык со всеми. С кем-то общался больше, с кем-то меньше. Как я уже сказал выше, многие очень тепло поддержали меня. Думаю, они могут подтвердить, что я добросовестно делал свою работу.

– Часто ли обсуждали с ними состояние дел в РФБ и вокруг национальной команды?
– Это было бы некорректно. Их дело играть, а не выступать с громкими заявлениями.

– Все наслышаны о том, что в Словении национальная команда была разделена на несколько лагерей. Как-то пытались помочь наставнику собрать ребят, объединить?
– При всём уважении, то, что было на Евробаскете, останется внутри команды.

– Вы говорили, что Аникеева звонила в раздевалку и просила передать трубку главному тренеру для того, чтобы рассказать ему, как следует играть?
– Да, это правда. Сейчас она спрашивает у меня, что я делал в этот момент в раздевалке. Отвечу – работал! У меня были определённые обязанности, и кто-то из менеджмента всегда находится в раздевалке в большом перерыве. Должен же кто-то следить, вдруг тренеру или игрокам что-то понадобится из экипировки, или нужно заказать дополнительную партию питьевой воды, и тому подобное.

– Какие ещё поступки президента РФБ непосредственно на Евробаскете вас удивляли?
– Во время Евробаскета приняла решение уйти из РФБ пресс-атташе Елена Кулагина. Она произвела на меня впечатление ответственного и профессионального человека. Если в организации всё хорошо, разве из неё увольняются сотрудники во время самого важного турнира года?

– Сейчас кулуарно Фёдора Воропаева обвиняют в том, что его якобы перекупил штаб Абросимовой и он был изначально ангажирован. Есть что ответить этим людям?
– Это естественная реакция людей, которым не нравится правда. Мне нечего скрывать. Я никогда не встречался с Абросимовой и с представителями её штаба. И тем более не знаю, что Светлана за человек и какой она управленец. Всё, что я делаю, это высказываю своё профессиональное мнение общественности. Считаю это своим долгом, так как РФБ это не частный бизнес, а крупнейшая российская общественная организация.

– Кто оказывает наибольшее влияние на президента РФБ и направляет его, на ваш взгляд, как человека, видевшего ситуацию изнутри?
– Таких людей много. Аникеева не только ничего не понимает в баскетболе, но к тому же не умеет эффективно руководить. А высказывания вроде "Воропаев работал администратором" выдают с головой, что помощники у неё тоже далеко не самые креативные.

– После всего произошедшего чем планируете заняться? Останетесь в баскетболе или сбежите от него как можно дальше?
– Вот за это совсем не переживаю. Себе я применение найду. Благо, что человек разносторонний и не боюсь трудностей. Баскетбол как любил, так и буду любить, но пока у власти в РФБ останется нынешнее руководство, ничего хорошего наш любимый вид спорта не ждёт.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг