Картер-Уильямс
Фото: Getty Images
Текст: Филипп Уфлянд

"Филадельфия": по-братски

В рубрике "Записки старьевщика" "Чемпионат.com” вспоминает исторические параллели, связывающие филадельфийских баскетболистов разных эпох.
12 ноября 2013, вторник. 22:00. Баскетбол
Philly’s Most Wanted…Do you feeling Phila…

В одном царстве Пенсильвания, в государстве Филадельфия жили-были три брата: один легендарный, второй выдающийся, а третий непонятно какой, только лишь сейчас за славу, да награды бьющийся. Были эти трое братьями не кровными, но сводными, и таковыми их сделала "Филадельфия-76" — дружина, которая до последнего времени находилась вне сферы народного внимания. И вот за денёчки, недавно минувшие игровые, "76-е" напомнили, какие они непростые. И чтобы зря не судачить, память свою освежить, да потешить, да показать, что они не брешут, подивимся на картинку-лубок да распутаем презанятный клубок…

Старший брат, которого в общем-то можно назвать побратимом всему баскетболу, — это, конечно же, Уилт Чемберлен, если не самый великий и легендарный игрок, то уж как минимум наиболее влиятельный баскетболист, окутанный мириадами всевозможных мифов и легенд. Может и нескладно — зато правда. До сегодняшнего дня одним из самых известных правил, изменённых под влиянием "школьника из Филадельфии", является пробитие штрафных. Еще учась в младших классах, акселерат выходил на линию, бросал мяч в щит и сделав два шага, ловил его в воздухе и вколачивал аккурат в корзину. Сейчас этот прием числится в арсенале у каждого участника слэм-данк-шоу, и можно сказать, что если бы всё осталось на своих местах, то процент попадания штрафных у Шона Кемпа или Амаре Стаудмайра был бы гораздо выше, чем у Марка Прайса или Стива Нэша. Ещё одним фундаментальным изменением стало введение правила наивысшей точки, после которой нельзя блокировать мяч, — "goaltending", как его называют в США. Наиболее известные из достижений "большого ныряльщика" навсегда останутся непобиты: большинству из них и так известно, чтобы лишний раз напоминать. Основные рекорды Уилт установил в майке "Филадельфии" — сперва это были "Филадельфия Уорриорз", затем "Сан-Франциско Уорриорз" и наконец более привычные нам "Сиксерс".

Несмотря на короткое пребывание в "городе-бухте" и чемпионский титул, завоеванный с "Лейкерс", домом Уилта во всех отношениях всегда была Филадельфия, жители которой должны быть благодарны земным, неземным и всем другим силам, что Чемберлен появился на свет именно в "городе братской любви". Во времена, когда выбирали Уилта, драфт НБА проходил по территориальному признаку, и поэтому Чемберлену не пришлось никуда переезжать. Резкий старт Уилта многие связывают именно с психологическим фактором: 24-летнему парню не нужно было привыкать к новой обстановке, решать неотъемлемые проблемы, связанные с обустройством жилья в новом городе. Возможно, всё это чушь, конечно. Уилт родился в семье, где помимо него было ещё восемь детей, за каждым из которых его родители попросту не успевали присматривать, большинство времени отец с матерью проводили на работе, и детям самим приходилось заботиться о себе. К тому же не стоит забывать, что до НБА Чемберлен поколесил по США и Европе в составе "Гарлем Глоубтроттерс", и вряд ли для него стало бы проблемой осесть где-нибудь помимо Филадельфии, да и 24 года — это возраст, который уже сложно назвать нежным. В первый же год "ныряльщик" освоил такие глубины, о которых другие даже не могли мечтать. В составе "воинов" он дважды набирал по 58 очков и превратился в главный аттракцион лиги. Так что нет ничего удивительного, что в конце дебютного сезона он стал первым игроком, получившим звания лучшего новичка и лучшего игрока сезона, а также установил рекорд для дебютантов, набирал 40 и более очков в трёх играх подряд… Ну и так далее.

Теперь о среднем брате. В промежутке между Чемберленом и первым номером драфта-96 за "Фили" играло множество великих игроков: Джулиус Ирвинг, Мозес Мэлоун, Чарльз Баркли. И тем не менее именно Аллена Айверсона с Уилтом связывает тоненькая ниточка. Низкорослому, надменному и дерзкому разыгрывающему удалось то, чем не могли похвастать не только предшественники из "Филадельфии", но и все звёзды НБА. Аллену удалось побить один из так называемых "вечных" рекордов Чемберлена, который в дебютном сезоне на протяжении трех матчей подряд набирал 40 и более очков. В промежутке с 7 по 14 апреля 1997 года результативность Айверсона не опускалась ниже 40 очков: "Чикаго", "Атланта", "Милуоки", "Кливленд", "Вашингтон" — все они методично… обыграли "Сиксерс" во имя рекорда новичка филадельфийцев. Самым знаковым оказался четвёртый поединок против "Кавальерс", в котором и пал рекорд Чемберлена. Третий номер "Сиксерс" (который в ближайшем будущем будет увековечен под сводами домашней арены) лез из кожи вон, совершал потери, вредничал и передерживал мяч, но в итоге набрал ровно 50 очков. Как и в случае с Чемберленом, в первый же год стало понятно, что в лигу пришла неординарная личность: Айверсон также стал лучшим новичком года. Но понятно стало не только это. "Сиксерс" закончили сезон с соотношением побед и поражений 22-60 — и это был четвёртый худший результат в истории команды.

Младший брат — как некоторые, возможно, догадались, — Майкл Картер-Уильямс, разыгрывающий, за первые две недели посрамивший всех прогнозистов, которые зачисляли в лучшие новички то Отто Портера, то Трэя Бёрка, а то и Келли Олиника. Ведущий за собой "Сиксерс" Картер-Уильямс помимо принадлежности к команде не имеет ничего общего с Айверсоном и Чемберленом. Зсато ему уже удалось встать вровень с Шакилом О’Нилом, который некогда тоже в дебютный сезон в первую же неделю стал лучшим игроком Восточной конференции. К слову, Шак всю жизнь вёл с филадельфийцем Чемберленом борьбу за звание "самого доминирующего центрового в истории". Чемберлен, пусть и с многочисленными оговорками насчет изменения правил, повышением уровня жёсткости и скорости игры, всё же лидирует за явным преимуществом. Но Шаку удалось послать своё маленькое "идите в закрома уборной": он превзошел Чемберлена в любимом для обоих компоненте: проценте точности штрафных. Пусть и ненамного — 53 процента против 51, но О’Нил одолел одного из величайших центровых в истории. Правда, по количеству попыток за карьеру Филадельфийский Голиаф отбросил Шакила аж на третье место. Чаще всех на линию вставал Карл Мэлоун — 13 188 раз. Затем идёт Уилт и его 11 862 броска. Оборотов "Дизеля" хватило лишь до отметки 11 252, а четвёртую строчку занял еще один идол "Сиксерс" Мозес Мэлоун с 11 090 штрафных. Закрывает пятёрку единственный действующий баскетболист из всех названных, которого, представьте, тоже можно причислить к "филадельфийской компании". Ведь 23 августа 1978 года в одну из многочисленных закусочных Филадельфии зашел высокорослый темнокожий мужчина, который изучал меню настолько же долго, насколько быстро затем съел заказанный стейк. Блюдо было названо в честь японского города Кобе, а мужчина носил звучную фамилию Брайант. Расплатившись, он поспешил в роддом, где у него только что родился мальчик. Вот такой он, "Город братской любви". Единственный в своем роде? Вряд ли. Но то, насколько причудливо стягиваются здесь все эти исторические параллели, фамилии игроков и события, заставляет лишний раз взглянуть на НБА не только как на простое спортивное соревнование. И насколько этот взгляд интересен, каждый решает для себя, ведь как бы там ни было, все это представление — для нас с вами.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг