Кайл Хайнс
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Герчиков

Системный Кайл

В пятом туре Евролиги московский ЦСКА уверенно расправился с мюнхенской "Баварией" — и с победы начал писать историю взаимоотношений дружин.
31 января 2014, пятница. 01:15. Баскетбол
Клубное телевидение баскетбольной "Баварии" с начала сезона запустило в эфир любопытный проект под названием "Один на один". В его рамках игроки Мюнхена то и дело соревнуются друг с другом в совершенно небанальных конкурсах: кто удачнее нарисует портрет партнера по команде или приготовит популярное обеденное блюдо. Оценивать участников призваны их же партнеры по команде, которые с шутками да прибаутками определяют самого сильного, смелого, ловкого и умелого. Задания всякий раз даются столь небанальные, что тяп-ляп (без юмора и творческого подхода) их выполнить просто невозможно. А потому выигрывает всегда исключительно тот баскетболист, что подходит к делу с душой.

Поединок четверга вполне можно было принять за отдельную серию баварского проекта. Правда, пилотную. С одной стороны, потому что в ней участвовали целые команды, а не отдельно взятые исполнители. С другой — аналогов у дуэли не имелось. При всем обилии страниц в летописях обоих коллективов, лицом к лицу на баррикадах Евролиги они прежде не встречались. Соответственно, не существовало и шаблона для действий в той или иной чрезвычайной ситуации. Хочешь — экспериментируй и изобретай для получения победных баллов. Считаешь, что мастерства хватит и так, — оставайся верным тому
Евролига. Топ-16. Группа F. Пятый тур

"Бавария" — ЦСКА — 61:86 (14:23, 9:18, 20:22, 18:24)

"Бавария": Дилэйни (16 очков)
ЦСКА: Теодосич (24 очка), Хряпа (16 очков), Крстич (14 очков)
стилю, что привычен в жизни. Риск в обоих случаях равновелик.

Баварцы избрали консервативный путь. Лучший коллектив турнира по игре на щитах (в среднем немцы собирают по 40 отскоков за вечер) из атаки в атаку проводил в жизнь темповое нападение. В нем делалась ставка на быстрый переход из обороны в атаку, широкую геометрию движения мяча и броски при возникновении хотя бы номинального неравноценного размена. Система Светислава Пешича, ставившая во главу угла физические данные и дисциплинированность исполнителей, предполагала ухайдокать соперника интенсивным напором. Особенно с учетом того, что в Мюнхен "армейцы" приехали без Сонни Уимса и только-только восстановившегося после травмы Хайнса — до матча Кайл провел всего две тренировки с партнерами.

Однако уже на стартовом отрезке, проигранном хозяевами 2:10, стало понятно: приверженность канону заведет немцев в тупик. Москвичи без особого труда пресекали всяческие попытки соперника сыграть высокий "пик-н-ролл", а затем профессионально следили за тем, чтобы между линиями обороны не возникало свободного пространства. Тем самым побивался альтернативный тактический козырь Мюнхена — ставка на "изоляции". Ведь даже реактивный Дилейни забеганиями через заслон в трехсекундную зону если что и выгадывал, то только лишнее попадание в кадр. Правда, гордиться оным вряд ли было возможно: на наглеце великолепная оборонительная связка "больших" Хряпа — Хайнс отрабатывала постановку блок-шотов… От безысходности "Бавария" сбивалась на мелкий перепас вдоль дуги и шальные дальние броски. Но с прицелом у парней Пешича дела обстояли еще хуже, чем с креативом в позиционном наступлении. Всего 23 очка, набранные за половину, — это не только повод для гордости разрушителей из Москвы, но и клок седых волос в шевелюру балканского наставника хозяев.

На фоне немецкой заурядности московское выступление выглядело эдаким конкурсом рациональных предложений. Пусть идеи в его ходе отнюдь не всегда блистали практичностью (скажем, решения Мицова и Парго общую скорость комбинаций преступно тормозили), зато те, что удавались, тянули на наивысшие награды. Героем труда признаем Теодосича, кормившего своевременными передачами как великанов под корзиной, так и коллег по амплуа. Ну а когда сербу становилось скучно переводить мяч на слабую сторону или возвращать его снайперам на периметр после стяжек, Милош развлекался сам. Четыре из шести попаданий с дуги еще до перерыва позволили "армейской" звезде перешагнуть рубеж в 1400 набранных баллов за международную клубную карьеру. В дальнейшем же "малыш" каждым точным выстрелом словно передавал привет немецким журналистам, которые оценивали гения ЦСКА лишь по внешнему виду. А потому наблюдали в нем лишь (цитата) "паренька, который, такое ощущение, предыдущую ночь провел в спальном мешке возле арены".

Не отставали от задних игроков и "большие", среди которых, несмотря на скромные 198 см роста, выделялся Кайл Хайнс. Причем это был тот редкий случай, когда действия в защите (их болельщики обычно игнорируют) бросались в глаза столь же выразительно, как и атакующие порывы. Американец смело вытягивался за "подопечными" в поле, где толком не давал тем даже шагу без сопротивления ступить — "Бавария" большую часть матча жила без вменяемых заслонов. Непосредственно же под корзиной за Кайлом осталась вся позиционная борьба за получение. Что Томпсон, что Траутман, а порой и Брайант просто превращались в статистов, когда Кайл "включал" ноги и принимался работать в полный контакт. Со временем мюнхенцы принялись стороной обходить те зоны, где орудовал центровой. Однако от роковых встреч с Хайнсом их это не избавляло. Американец, осознавая изменение конъюнктуры, переключался на помощь Хряпе или Крстичу — и вновь оказывался в центре внимания. Когда такое происходило, баварцам приходилось плохо. Получивший самого жестокого "горшка" вечера Бензинг не даст соврать.

О вкладе Хряпы, Кауна и Крстича поговорим в контексте нападения, поскольку их нестандартные ходы при освобождении от опеки и получении мяча то и дело приводили к фолам немцев. У того же Брайанта, навскидку, еще за четверть часа до сирены в пассиве висели уже три нарушения. Как при "персоналке" в исполнении баварцев, так и при "зоне" передняя линия ЦСКА находилась в непрестанном движении. Когда пятый номер поднимался для заслона на периметр, неподалеку вырастал бросающий четвертый, что вынуждало хозяев полностью оголять "краску" и делало их уязвимым против "пик-н-роллов". Когда же верить в бросковые способности "больших" "Бавария" отказывалась, "армейские" ветераны взводили курки и изрешечивали соперника в дуршлаг. К Саше Кауну, возможно, последний аспект относился в меньшей степени. Однако россиянин компенсировал это черновой работой, которую невозможно было переоценить. Ведь его "бокс-ауты" оставляли за "армейцами" подбор, не просто предоставляя атакующим шанс еще раз прокрутить комбинацию, но и убивали в зародыше всякие надежды немцев на "оборотки".

Думается, пожелай москвичи отыграть отдельно взятую четверть на ноль, и эта задача им покорилась бы — столь легко и непринужденно сочинялись подопечными Этторе Мессины комбинации, столь идеально "прокручивались" взаимодействия. Но после того как разница в счете перевалила за "двадцатник", рулевой взялся за эксперименты. В их ходе искалась наиболее комфортная ниша для Джереми Парго при игре в три "маленьких", вводом Аарона Джексона и игрой в два плеймейкера взвинчивался темп, а с формированием передней линии из связки Воронцевич — Крстич вся пятерка превращалась в бросковую. Разумеется, с надлежащей отдачей срабатывали отнюдь не все элементы. Однако это Мессиной принималось по умолчанию: в данном случае суть идеи являлась более ценной, чем ее воплощение на паркете. Посему теми легкими очками, что в концовке перепали "Баварии", алленаторе пренебрег. Пешичу же они пришлись более чем кстати, поскольку помогли сохранить лицо. Ведь если автоматизмом, в который не вносятся правки, тяготятся не только игроки с журналистами, но даже сидящие на трибунах клубный маскот и лидер футбольной дружины Бастьян Швайнштайгер, жди шквальной критики. Итоговая же разница — куда более скромная, чем намечалась по сценарию игры — балканца выручила. Впрочем, надолго ли? На повестке грядущих дней у немцев значатся "Маккаби" и "Локомотив-Кубань"…
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница