Милош Теодосич
Фото: Getty Images
Текст: Вера Иванова

Теодосич: только не про любовь!

Сербский защитник "армейцев" рассказал о роли капитана команды, собственной молодости, чрезмерной эмоциональности, отношениях с журналистами.
3 марта 2014, понедельник. 23:30. Баскетбол
Скажу сразу, что Милош Теодосич крайне редко даёт обстоятельные интервью. Не то чтобы отказывает абсолютно всем, всё же делает исключения, но чаще оперирует обывательским тезисом "всё о себе я рассказываю на площадке". С другой стороны, плох тут журналист, который не дождётся своего часа, чтобы поймать серба в хорошем настроении и готовым общаться на все темы сразу. Матч ЦСКА с "Красными Крыльями" в воскресенье был для "армейского" разыгрывающего целой шкатулкой поводов для интервью, и одним из самых весомых стало "капитанство" Теодосича в отсутствие травмированных Хряпы и Кауна.

— Милош, вы сегодня были капитаном ЦСКА. Это нечто особенное для вас?
— Вообще впервые во взрослой спортивной жизни был капитаном команды. А в общем, даже когда только начинал играть, меня никогда не выбирали и не назначали капитаном. Так что это мой первый опыт.

— Понравилось?
— Не знаю. Честно говоря, для меня во время игры ничего не изменилось. Не могу сказать, что чувствовал какую-то особенную ответственность или ещё что-то подобное. Более того, не ощущал себя вправе кому-то что-то подсказывать больше, чем обычно. Думаю, статус капитана команды – такая скорее почётная должность, чем действительно имеющая вес позиция. Но я благодарен тренерам за определённое отношение ко мне. Надеюсь, никого не подвёл. В пятницу во время игры с "Локомотивом" у меня было небольшое повреждение мизинца правой руки, но к воскресенью всё пришло в норму, и моим действиям на площадке травма никак не помешала.

— Если бы завтра вас решили представить какому-нибудь очень известному тренеру, допустим, Филу Джексону, как думаете, что бы сказали?
— Никогда не представлял сам себя кому-либо, обо мне лучше всего говорит моя игра, а я всегда стараюсь действовать настолько хорошо, насколько могу в тот момент. В общем, лучше спросить у тех, кто будет меня ему представлять.

— Конечно, спрошу! И всё же какие сейчас ваши главные характеристики как игрока?
— Вот вы заставляете меня говорить о себе, а я правда не очень люблю это делать. То есть представить, что я как бы собственный агент? Ну тогда сказал бы, что Теодосич – хороший пасующий, может бросать, но вы должны постоянно заставлять его работать в защите, потому что он не так хорош в этом компоненте игры, как мог бы.

— В чём разница между Теодосичем — MVP Евролиги в сезоне-2009/10 – и современным?
— Понятно, я был моложе. Наверное, не обращал слишком много внимания на то, что и как делаю. У меня, честно говоря, несколько лет тому назад не было так много свободы в действиях, как сейчас. Но не было и такой ответственности, которую свобода в действиях всегда влечёт. Играть в жёстких тактических схемах было гораздо проще: меньше думаешь – больше действуешь. Сейчас я старше и, надеюсь, играю лучше, чем тогда. Думаю, мои главные достижения ещё впереди.

— Что вас мотивирует в жизни кроме желания побеждать в каждом матче и в конце концов выиграть Евролигу?
— Ничего необычного: для меня главное – это семья. Хочу, чтобы у меня была большая и здоровая семья. Я много об этом думаю и больше всего этого хочу. Но пока самая важная часть моей жизни – баскетбол. И поэтому главная мысль в моей голове – выиграть Евролигу.

— Как думаете, почему сейчас на баскетбольном небосклоне всё реже появляются новые сербские звёзды? Кто придёт в сборную после вас?
— В Сербии меньше стали работать с молодёжью и детьми, если сравнить с прошлыми десятилетиями. Раньше в каждом поколении было 5-10 ярких имён, сейчас же можно назвать [Богдана] Богдановича (защитника "Партизана". – Прим. "Чемпионат.com"), [Василье] Мицича (плеймейкера "Мега Визуры"), может быть, ещё пару-тройку ребят — и всё. Меня это пугает, потому что Сербия всегда была баскетбольной страной, а теперь мы утрачиваем позиции, и это серьёзная потеря для нашего спорта. Считаю, мы должны что-то менять в баскетболе. Правда, сначала неплохо было бы, чтобы стабилизировалась экономическая ситуация в стране. Потому что из-за её нестабильности нельзя серьёзно рассуждать о спорте. Множество баскетбольных клубов, которые раньше готовили хороших игроков, закрылись из-за экономических сложностей. В целом молодёжь не видит для себя каких-то социальных преимуществ в профессиональных занятиях спортом. Подростки больше хотят поступить в университет и найти потом хорошую работу со стабильной зарплатой, а спорт в Сербии – не та область, где ты можешь что-то заработать. Так что если ты думаешь о семье и о своём будущем у меня на родине, то профессиональный спорт вряд ли хорошее средство для достижения этих целей. Но если вы хотите слышать какой-то толковый и подробный ответ на этот вопрос, спросите кого-нибудь умнее, чем я.

— Просто когда вы начали заниматься баскетболом, экономическая и политическая ситуация в Сербии была ещё сложнее, чем сейчас. И всё же вы не ушли из спорта.
— Это просто потому, что я обожаю баскетбол. Начал заниматься им в восемь лет, то есть большую часть жизни посвятил баскетболу. И у меня никогда не было даже мысли о том, чтобы бросить и попробовать заняться чем-то другим. Нет, ну может быть, когда был подростком, такие странные мысли и приходили в голову, но, к счастью, они не взяли верх надо мной в тот момент.

— Нам всем повезло! А вы думали о том, чтобы открыть свою школу баскетбола? Или хотя бы летний лагерь, как это делает большинство игроков?
— Конечно, думал! Более того, даже немного работаю в этом направлении. Но я пока считаю себя молодым, и мне рано ещё думать о том, чем буду заниматься, когда закончу карьеру. Все мои мысли сейчас на площадке. Иногда говорят, что мне не хватает психологической стабильности или ещё каких-то качеств, которыми должен обладать взрослый игрок. Но я считаю, что обращать внимание на чьи-то замечания, кроме замечаний тренера, не должен. Да, бывает, что эмоции берут надо мной верх. Но я в принципе очень эмоциональный человек. В каждой игре стараюсь сделать всё, что могу в настоящий момент. Вы можете сказать, что это глупо или по-детски, но я всегда остро реагирую на происходящее и всё принимаю близко к сердцу. Особенно когда остаётся 10 секунд, а команда проигрывает. Конечно, в такой момент, когда нахожусь под воздействием эмоций, могу ошибиться. Или могу, например, сказать что-то резкое или невежливое, но, если я был неправ, всегда извиняюсь. Всегда.

— Хорошо, последний вопрос.
— Задавайте. Только не про любовь!

— Вообще про любовь, но к журналистам. Говорят, что вы их недолюбливаете. За что? Кто-то серьёзно обидел?
— Конечно, нет. Просто когда я играл в Греции, мне постоянно задавали какие-то вопросы, я старался всем отвечать, но тогда плохо говорил по-английски, очень этого стеснялся, боялся сказать что-то не то, а меня время от времени подставляли моими же ответами. Вообще иногда не имел в виду того, что потом печатали в газетах. Так что однажды просто сказал – с меня хватит. Правда, я уже третий год живу в Москве, и тут всё хорошо в общении с журналистами. Мне вообще здесь очень хорошо, это правда.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота