Айзейя Томас
Фото: Getty Images
Текст: Георгий Гигинеишвили

Томас: пример – Крис Пол, кумир – Аллен Айверсон

О способностях Казинса в собственных приёмах, Уэстбруке и Карри, Паркере и Драгиче – в интервью защитника «Сакраменто» Айзейи Томаса.
19 марта 2014, среда. 21:30. Баскетбол
Он был выбран «Сакраменто» под последним, 60-м номером на драфте-2011. Его рост – 178 см, но у этого парня истинное сердце воина. Именно он стал причиной тому, что тренер когда-то передвинул Тайрика Эванса на позицию лёгкого форварда. Наконец благодаря упорному труду 25-летний полный тёзка двукратного чемпиона НБА в составе «Детройта» завоевал место основного разыгрывающего. И вот в победной схватке против «Вашингтона» минувшим вечером «малыш» оформил первый в карьере трипл-дабл.

«Никогда бы не подумал, что способен на это. Я просто очень старался, ввязался в бой, был в пылу борьбы, старался создавать моменты партнёрам и защищаться как положено. И вот оказалось, что я добрался до этого невероятного достижения», – так прокомментировал достижение сам Айзейя Томас. Вот только грядущим летом защитник станет ограниченно свободным агентом: истекает его контракт новичка, рассчитанный на три года. О планах на будущее, Демаркусе Казинсе и других интересных вещах игрок рассказал заокеанским коллегам несколько дней назад.

– Вы упоминали в социальных сетях, что скучаете по сыновьям. Сколько им лет? Насколько тяжело вам даётся разлука?
– Одному три года, другому – без малого два. Это невероятно тяжело: ребята понимают, что папа играет в баскетбол. Но каждый раз расстраиваются, когда я собираюсь уходить на работу, начинают плакать. Я всегда стараюсь быть рядом, провожу всё свободное время с ними. А когда команда на выезде, пытаюсь звонить и часто общаюсь с ними с помощью видеочата.

– Сейчас у «Сакраменто» всё новое: владельцы, генменеджер, тренер. Тяжело проводить очередной неудачный год? Что поддерживает в вас бодрость духа? Вы часто приводите цитаты из библии в социальных сетях…
– Да, просто я так устроен. Нужно беспокоиться только о тех вещах, которые можешь сам же и изменить. Об остальном переживать смысла нет. Так что, как бы банально это ни звучало, каждый новый день – это действительно возможность стать ещё лучше, ещё сильнее.
Айзейя Томас

Айзейя Томас

– Летом вы говорили, что много работаете над проходами вправо. Но защитники и теперь часто вынуждают вас идти влево, несмотря на то что знают, что вы левша…
– Это действительно заметно на видеоматериалах. Вообще им, наверное, непросто защищаться против левшей. Это же непривычно – «леворуких» баскетболистов вообще-то не так уж и много. Так что они ненароком пускают тебя в ту сторону, куда тебе удобнее.

– А лично вам тяжело приходится против левшей? С кем сложнее всего?
– Да, мне тоже непривычно защищаться против них. В такой ситуации очень немало зависит от инстинктов. Тяжелее всего? Пожалуй, против Брэндона Дженнингса. Ещё очень неудобно действовать против Горана Драгича из «Финикса». Да, спросите у кого угодно, если не верите: играть против левшей очень непривычно.

– При игре один в один крупные защитники часто пытаются использовать преимущество в росте. Например, так делали Кайл Лоури и Дерон Уильямс. Каково противостоять таким ребятам?
– Вы правы, они часто делают упор на преимущество в росте надо мной. Но я сразу же даю понять любому сопернику, что против меня это не пройдёт. Да, я низкорослый. Но при этом достаточно силён и атлетичен, чтобы меня не выталкивали беспардонно, не прилагая особых усилий. Я всегда сражаюсь и оказываю давление на соперников, будь то в «краске» или вне её. Они могут забить, могут промахнуться. Но я всегда буду максимально активно мешать им забить через себя.

– Вы практически всегда при пик-н-ролле соперника пытаетесь преодолевать заслон, находясь ближе к защитнику соперника, а не обходя «большого» по внутренней траектории. Это особенности тактики при новом тренере или вам проще продираться через заслон, стараясь не отпустить защитника далеко?
– По большей части это зависит от того, против кого я играю. Сами понимаете, если это Стеф Карри, вы не можете себе позволить оставить его одного ни на миг. Иначе он воспользуется заслоном и тут же бросит. Но некоторые ребята со средней и дальней дистанций бросают не столь хорошо. И тогда можно выбирать, как именно преодолевать чужой заслон. В случае со мной я практически всегда пытаюсь следовать за визави, продираясь через туловища «больших» соперника. Всё из-за роста: понимаете, если дать оппоненту хоть немного пространства, потом очень тяжело затруднить ему бросок. Так что я обычно следую за защитниками и надеюсь, что мой «большой» партнёр чётко сработает на подстраховке.

– В вашем «твиттере» не раз упоминалось, что вы любите наблюдать за развитием других игроков, а потом брать на вооружение их приёмы. Назовёте несколько примеров?
– Конечно. Я слежу за Дэймоном Стаудмайром. Также просматриваю видео с ребятами, против которых играю в НБА: это Крис Пол, Стеф Карри – особенно как он выполняет бросок. Меня интересуют многие, их приёмы, ухищрения, финты. Здесь же и Тони Паркер. У этих парней можно учиться сколько угодно. Можно брать эти приёмы и встраивать в собственную модель поведения.
Айзейя Томас

Айзейя Томас

– Можете привести пример из того, что удалось успешно применить на деле?
– Да, например, Крис Пол всегда, перед любым броском старается отделаться от защитника, добыть максимум пространства. Я смотрел целые фильмы о том, как он пользуется заслоном при пик-н-ролле и практически всегда добывает именно такую возможность для атаки, какую хочет. Весь секрет – в терпении, смене скоростей и элементе непредсказуемости. То же самое и в случае с Кайри Ирвингом. Такие ребята всегда готовы выкинуть пару фокусов, поразить вас, а потом без помех забить.

– А в детстве у вас были кумиры? Вы ведь наверняка мечтали сыграть с кем-нибудь бок о бок, ну или хотя бы против…
– Конечно же, это Аллен Айверсон: жаль, что не довелось сыграть хотя бы против него. Он был моим любимцем в детстве, ведь это один из сильнейших «малышей» в истории. Но я так и не увидел его в деле живьём. Пожалуй, именно с ним бы хотелось сыграть больше всего.

– Вы видели церемонию с выводом из обращения его игрового номера?
– Конечно, смотрел её целиком. Все эти ребята из Филадельфии здорово постарались, чтобы показать ему свою любовь. И он этого определённо заслуживает.

– Как думаете, возможно ли такое, что однажды «Сакраменто» поступит так же с вашим номером?
– Что ж, когда-нибудь. То есть это и есть цель. Я хочу быть одним из сильнейших низкорослых ребят в истории, я буду трудиться и посвящу этому всю жизнь. Надеюсь, сумею воспользоваться каждой возможностью в карьере.

– Как-то раз вы упоминали, что наслаждаетесь просмотром моментов с участием Блэйка Гриффина. Чья ещё игра радует глаз?
– Это определённо Джамал Кроуфорд, тоже из «Клипперс», Крис Пол – оттуда же. Ещё мне нравятся Дэмиен Лиллард, Стеф Карри, Деррик Роуз и Рассел Уэстбрук – все они очень талантливые ребята. Пожалуй, сюда же можно отнести и Кайри Ирвинга. Получается, в основном мне нравится смотреть эпизоды с участием разыгрывающих.

– Изменилось ли что-то после того, как прошла угроза переноса клуба в другой город? Ощущаете ли перемены, связанные с приходом нового генменеджера и главного тренера?
– Перемены действительно масштабные. Владельцы и тренерский штаб проделывают огромную работу, пытаются изменить наше самосознание. Боссы постоянно держат руку на пульсе событий, каждый старается выжать из себя максимум. Они всегда спрашивают, могут ли чем-то помочь, приходят на тренировки. Пока, конечно, нам не удаётся радовать их результатом. Но с таким отношением к делу – поверьте, это лишь вопрос времени.
– Как вам работается в одной команде с Бугимэном? Расскажите немного о Демаркусе Казинсе. Кажется, после увесистого нового контракта он пытается стать лидером…
– Он очень старается, это правда. Благодаря упорному труду он проводит лучший сезон в карьере. Но в то же время и тренерский штаб старается выводить его на такие места на площадке, где он чувствует себя комфортнее всего. Где он может принести максимум пользы. Это человек хочет побеждать, хочет быть одним из лучших. Он очень одарённый игрок, один из самых талантливых, с кем мне когда-либо доводилось работать.

– Возможно, говорить об этом несколько рано. Однако совсем скоро вам предстоит стать свободным агентом. Какие мысли посещают в связи с этим?
– Пытаюсь не думать об этом, но знаю, что событие уже не за горами. Пожалуй, пусть всё будет так, как решит господь – это лучший способ. У меня ещё есть полтора десятка игр, чтобы доказать свою дееспособность. Посмотрим, кто заинтересуется мной, захотят ли «Кингз» предложить мне продлить отношения. Я не могу этого знать, а значит, буду делать то, что могу, умею и люблю: играть в баскетбол.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота